Маша  Дрокова, ведущая  Russia.ru:

Здравствуйте, дорогие зрители Russia.ru!

Илья Переседов, ведущий  Russia.ru:

Это ток-шоу «Живая среда»!

Маша  Дрокова:

Это передача о том, что делает Интернет живым.

Илья  Переседов:

С вами ее ведущая Мария Дрокова.

Маша Дрокова:

И Илья Переседов.

Илья  Переседов: 

Опять временно замещающий постоянного ведущего этой программы. Насколько я понимаю, тема нашей сегодняшней встречи принципиально важна, интересна, но никому до конца не понятна. Не так давно в публичное пространство пришла весть, что в России будет некий город будущего. Кто-то его называет городом Солнца, кто-то новой Кремниевой долиной и т.д. и т.п. Что нам ждать от этого проекта, насколько он важен и серьезен, мы сегодня будем говорить.

Маша  Дрокова:

Я хотела бы добавить. У многих постоянных зрителей «Живой среды» наверняка возникнет вопрос: какое отношение это имеет к Интернету? Я думаю, что Интернет – это сообщество как раз тех людей, которые потенциально являются будущими жителями города будущего, как раз тем креативным классом, который будет его создавать.

Илья  Переседов: 

Интересная  версия, в ней можно было бы усомниться, если бы не тот факт, что Сергей Пименов, известный и любимый всеми  нами интернетчик, напрямую вроде бы как причастен к созданию одной из версий этого проекта. Так ли это, Сергей?

Сергей  Пименов:

Да, это так.

Илья  Переседов: 

Большое спасибо за емкий ответ, но все  же, нельзя ли несколько подробнее?

Сергей  Пименов:

Дело  в том, что ситуация на самом деле очень простая. Владислав сурков опубликовал статью в газете «Ведомости», мы ее прочитали. Это статья, интервью, я ее  воспринимаю как статью, в которой он рассказал, что есть такой проект по созданию города будущего. Мы с Константином Рыковым сразу эту идею поддержали, идею города будущего мы лично обсуждаем года три. Нам эта идея сразу попала в правильное место, в душу.

Маша Дрокова:

Не оставила равнодушными.

Сергей  Пименов:

Не оставила равнодушными.

Илья Переседов: 

Какие места-то бывают еще для города Солнца?

Сергей  Пименов:

Мы, соответственно, узнали, что нужно  подавать какие-то проекты, любые проекты до 1 апреля. Естественно, воспользовались этой возможностью. На данный момент мы сделали сайт «Gorod.Russia.ru», очень простой сайт, поднятый на Воркпрессе, который являет собой сообщество людей, которые могут зарегистрироваться на этом сайте и внести любое предложение – как бы он видел город будущего. Этот тот самый крайаутсорсинг, когда мы хотим использовать всех людей, заинтересованных в проекте.

Маша Дрокова:

В чем твой интерес? Почему тебе этот проект близок? Почему ты решил уделить этому свое личное время?

Сергей Пименов:

По-моему, это совершенно очевидно, Маша. Я  хочу жить в городе будущего, а так  как я связан с научными инновациями  всю жизнь, естественно, это легло на такую почву, что я действительно хотел бы построить горд будущего, чтобы там были научные инновации. Я на этом пути как раз и нахожусь.

Маша  Дрокова:

Чтобы ты себя там чувствовал комфортно, правильно?

Сергей  Пименов:

Да.

Илья  Переседов: 

Мы  все рады за Сергея, но может быть, мы все услышим об инновациях конкретных от тех людей, которые ими занимаются помимо Пименова. Скажите, пожалуйста, что нас ждет  в научном поле в ближайшее время, особенно в контексте этого года?

Денис Гусев, представитель  Зворыкинского проекта:

Представлюсь, меня зовут Денис Гусев, я представляю  Зворыкинский проект – одно из направлений, которое развивалось в рамках Года молодежи, теперь самостоятельно продолжает свое движение.

Маша  Дрокова:

Просто  чтобы пояснить, Зворыкинский проект – это 15 000 молодых ученых, которые готовы производить инновации сегодня.

Денис Гусев:

Пока  еще 13 000.

Маша  Дрокова:

Я думаю, что после передачи их станет 15 000. Представляешь?

Сергей  Пименов:

Я не представляю. Разве 13 000 ученых существует в мире?

Денис Гусев:

Идея  города будущего, собственно, на чем  строится? Ведь эти 13 000 разбросаны по всей России, очень много молодых, талантливых ребят находятся в маленьких городках, где нет никаких инструментов, чтобы развивать свои идеи. Если удастся с помощью города будущего достичь такого синергетического эффекта, когда, собравшись вместе, не только инноваторы (на самом деле это такая экосистема, где очень много разных специалистов требуется), поэтому эта среда, этот город должен собрать всех этих специалистов, где им будет удобно формировать команду и дальше выводить продукты, которые они придумывают, на рынок.

Сергей  Пименов:

У вас есть уже конкретные предложения, что вы хотите дать городу Солнца, что  город Солнца или город будущего благодаря вам начнет производить?

Денис Гусев:

В каком контексте предложения? Есть, например, очень интересное обсуждение места, где он будет для начала. А за ним последует предложение, исходя из того – где, что, как и  для чего?

Илья Переседов: 

Т.е. на Ваш взгляд, от того, где будет находиться этот город, станет ли он производить микросхемы или что-то еще?

Сергей  Пименов:

Если  на Рублевке?

Маша  Дрокова:

Или в Ростове?

Илья  Переседов: 

Сергей, у тебя есть конкретные предложения  по поводу города Солнца? Дай нам увидеть.

Сергей  Пименов:

У риэлторов, занимающихся недвижимостью, есть правило трех «Л», которое гласит, что недвижимость – это location, location and location. Т.е. место расположения прежде всего, три раза location. Соответственно, нужен самый лучший location, в котором все 13 000 ученых пресловутых приехать.

Маша  Дрокова:

Что это может быть?

Сергей  Пименов:

И главы других государств, и Переседов  должен быть там очень быстро. Соответственно, это Подмосковье. Давайте быть реалистами. Очень важно быть реалистами в этом проекте. Конечно, можно сказать, что давайте мы сейчас зафигачим город в полюс холода. Там прикольные испытания можно проводить при температуре -80, нигде же не бывает -80. Давайте переселим туда самых талантливых, пусть они там замерзают, а заодно изучают полюс холода. Нет, так не будет. Город будущего необходимо строить в Подмосковье, это должен быть подмосковный город типа Химки. Дело в том, что в Подмосковье уже есть город программистов – Дубна, на сайте города Дубна совершенно официально написано, что это город программистов на 35 000 программистов.

Маша  Дрокова:

Т.е. по сути он уже есть? А что там  должно появиться?

Илья Переседов: 

Но  в Дубне нет производства, там  сидят вроде бы как талантливые  люди и печатают, создают информацию.

Сергей Пименов:

У них есть право до 2012 года, что там будут жить 35 000 программистов. У нас тут сидит один программист Толя Ширефуллин, я вам скажу так: я хорошо знаю Толю и его способности. Если бы у нас в стране было 35 000 Толь, мы бы давно летали на Луну, захватывали Америку.

Илья Переседов: 

Толя, скажи, почему ты до сих пор не в  Дубне?

Сергей Пименов:

Пусть лучше расскажет, почему не может  быть 35 000 суперталантливых программистов?

Маша Дрокова:

Нет, это не к нему. Скажи, насколько тебе важно иметь какую-то Дубну, где ты сидишь, или тебе все равно, откуда работать, откуда программировать?

Сергей  Пименов:

Надо понимать, что это абсолютный прожэкт, абсолютно нереально создать  город на 35 000 программистов, это бред. Да и на 13 000 ученых тоже нельзя создать город. Можно создать среду, в которой и ученые талантивые, и программисты, и старт-апы, и философы, и дизайнеры смогут создавать какой-то инновационный продукт.

Илья  Переседов: 

Какой это продукт? Можно услышать?

Сергей  Пименов:

Мое мнение, что это несомненно Интернет. Я так говорю, потому что я в  этом понимаю. Возможно, что другие направления не менее важны, но я  в этом понимаю. Я считаю, что город, в котором будут создавать  Интернет-продукт, мы можем создать. 35 000 программистов у нас нет, у нас есть Толя Ширефуллин и еще десятка-двадцатка таких программистов. Мы можем начать, соответственно, там нужны и физики,  и химики, и биохимики.

Маша  Дрокова:

Толя, насколько тебе важно жить в каком-то городе для того, чтобы работать? Не все ли равно, откуда ты программируешь?

Анатолий  Ширефуллин:

Мне не все равно, мне Сергей пообещал, что у меня будет личный кабинет, в котором я буду программировать. Это будет зеленый город, как  было анонсировано раньше, некоторые  называют его городом Солнца. Я надеюсь, что через полгода он поменяет название, станет еще лучше. На самом деле, нет приоритетов, где я буду сидеть, главное – чтобы атмосфера того, где все это будет происходить, позволяла креатив и позволяла разрабатывать тот продукт, который хотят получить все, будь то дизайнер, будь то философ, будь то программист. Мне кажется, что эти деления пойдут уже на второй план.

Денис Гусев:

На  мой взгляд, вопрос, от которого отмахнулись  в самом начале – где будет  находиться этот эпицентр молодых ученых, он как раз один не самых важных, но один из крайне важных. Инфраструктура России – это не инфраструктура какой-то маленькой, компактной, локальной страны, где можно всех собрать в одном месте. Молодому ученому и в Москве не плохо, зачем ему ехать в какое-то другое место?

Маша  Дрокова:

А если он не в Москве? А если он в  Тамбове?

Денис Гусев:

А из Тамбова они все в Москву едут.

Маша  Дрокова:

Вот и я о том же.

Я согласна с предыдущим оратором, потому что успех Кремниевой долины в  том, что очень удобная транспортная доступность близлежащих населенных пунктов. Все наше инновационное производство непродуктивно, потому что оно не коммерциализируется. В этом проблема, должна быть нормальная система. Проблема не в том, что мы сейчас обсуждаем город будущего, мы должны обсуждать правильные цели для города будущего. Я не знаю, какой он будет, может, это будет просто Москва, а в Москве будет огромный центр, как Даниловская мануфактура, куда все будут съезжаться что-то делать.

Илья  Переседов: 

В чем политическая важность этого  проекта именно сегодня? Только правду!

Понятно, что журнал «Профиль» вчера опубликовал  комплекс материалов с провокационным названием «Экватор Медведева».

Маша  Дрокова:

Какое отношение это имеет к городу будущего?

Извините, если  у нас действительно сегодня  экватор Медведева, если мы готовы описывать  политику в терминах студента третьего курса, то для нас цифра 2012 оказывается  очень проблемной. Это значит, что  мы не готовы относиться к лейблу «модернизация», не готовы всерьез говорить о той же кремниевой долине.

Маша  Дрокова:

Т.е. как ты это представляешь? Это  как потенциальный предвыборный проект Медведева?

Да, почему нет?

Только не так! У нас же  исторический процесс, мы вышли  из безумных 90-х годов, мы наконец-то начинаем строить город. Ну, Дмитрию Анатольевичу повезло, что он тот президент, при котором начинается строительство такого города.

Например, мы в проекте «Дом 2.0» мы устроили конкурс – что такое модернизация? Получили на него явный ответ, что модернизация – это процесс, при котором наши мозги остаются в стране.

Упаси господи! Модернизация –  это как раз, когда мозги могут утекать и привлекаться, в этом-то и фишка. Это не глас народа, это идиотизм!

Сергей  Пименов:

Вячеслав, не так нервничайте! Вас надо электротоком по утрам бить по 10 минут.

Какого  х*** вы здесь собрались?

Вы не нервничайте, мы вас побить можем.

Маша  Дрокова:

Друзья, мы не только политическое измерение  этой проблемы обсуждаем, мы тут мирные люди.

Основной  вопрос, который поставлен и в  статье, и вообще в современном  обсуждении – да как создать условия, при котором люди, самостоятельно принимая решения, будут выбирать не уезжать за границу и работать там, оставаться и работать здесь, получая  гораздо более выгодные в материальном смысле условия для работы. И вот единственная возможность, которую сейчас видит государство, надеюсь, это будет поддержано интеллектуальной частью общества, — это аккумулировать очень скромные финансовые ресурсы в одном месте, чтобы именно там появились условия, в которых уже научно-технический потенциал будет чувствовать себя комфортно. Разработали… это нельзя назвать конвейером, мы это назвали дорожной картой инноватора, как он должен пройти через все этапы от уровня идеи до уровня успешного бизнеса. И у нас, вот вы постоянно говорите о 13 000 ученых, на самом деле, правильно их называть учеными, потому что это не инноваторы и не предприниматели, они действительно ученые, они у нас остановились на первой и частично на второй стадии, потому что есть идея. Что с этой идеей делать, как выводить на рынок, они не понимают. Там будут люди, которые умеют или учатся в наших вузах коммерциализировать эти продукты. Сейчас они встретиться не могут, мы проводим в год 15 встреч разного формата, встреч молодых ученых с успешными предпринимателями, с теми, кто только выпускается по специальности менеджмент. Пока они даже не нашли путей, как  договариваться, чтобы сформировать команду.

Можно действительно сделать он-лайн, так  будет гораздо проще. Можно посадить этих консультантов и пусть они консультируют кого-то  с дальнего Востока.

Хочу  ответить Алене, почему именно нужен  город будущего. Во-первых, я исхожу из того принципа, что инновация  – не в технологиях, она в мозгах. Почему нельзя он-лайн переформатировать мозг у 13 000 молодых людей по всей России? потому что это реально невозможно. Человек может выключить в любой момент, назвать это спамом и все. на открытой площадке, на острове он погружается в некую атмосферу – лагерь, костер.

Маша  Дрокова:

Ты  был на Селигере?

Я был в куче других лагерей.

Илья  Переседов:

Давайте мы вернемся к нашей первой теме. Вот Сергей Пименов, который, как  мне кажется, не был на Селигере…

Сергей  Пименов:

Мы сейчас говорим о чистой  футурологии, незамутненной. Каждый видит по-своему, у Вас 13 000 ученых, у программиста хоть один кабинет – и хоть трава не расти, т.е. у каждого город будущего по-своему. Просто нужно, чтобы у всех в городе будущего, кто там сможет работать в любой сфере, будь то биофизика или построение лагерей, государство там в хорошем виде.

Илья  Переседов:

Есть  люди, которые дают деньги, это венчурные  капиталисты, они сидят и ждут каких-то предложений. Приезжают туда, заселяются, им все предоставляют  для семьи, если  у него есть семья. И через полгода либо результат, вы зарабатываете и дальше уже держитесь на плаву, вас задержат, если надо. А если сделали, и как бы уже ничего не надо. Должна быть конкуренция, когда всех выгоняют, такой «Дом 2»…

Знаете, я эту шнягу про венчурные фонды по Интернету читаю 10 лет, все одно и то же. Нет ни одного продукта, во всяком случае в Интернете, который бы создавался венчурными фондами, просто нет.

Смотри, могу привести пример немножко из другой области: завод, у него там раз  в полгода идет набор (я утрирую) сумасшедших. Они сидят там, кормятся, гуляют, бухают. Например, за полгода они должны дать некий арт-результат, который был бы конвертируем на рынке арт-продукции.

Илья  Переседов:

Если  город будущего вдруг не будет  построен, что мы потеряем?

Это абсурдный вопрос, потому что уже  известно, что Дмитрий Анатольевич  высказал идею, что город будет, председатель правительства поддержал, а сурков сказал, что мы это делаем. Сергей Пименов уже начал.

Сергей  Пименов:

И уже у нас сайт есть.

Не факт, что он будет первый, потому что государство начинает  строить.

Ритм  ожидания светлого будущего – это  идеальный ритм для русского человека. И для политической системы, и  т.д. Но здесь очень важно, что  первостепенно в экономических  и инфраструктурных моментах учитывать психологический момент, потому что люди приедут, они не будут брать взятки, они будут хорошо относиться ко всем людям, которые будут там жить, они должны быть определенным образом подготовлены.

Я выскажу крамольную мысль, я считаю, что большая проблема России – это пассив, мы сидим и ничего не делаем, ждем, что придет какой-то дядя и все сделает. Я считаю, что этот пассив должен быть ликвидирован, а город будущего – это не конкретный location, а это именно идеология. Действительно, мы должны образовывать людей, мы должны им как-то помогать, находить этих людей – это совершенно не сложно! А какой это будет location, мне кажется, что это будет мегаполис, и будет внутри.

Маша  Дрокова:

Толя, как ты себе видишь, и не передумал ли ты переезжать в какой-то город будущего?

Анатолий  Ширефуллин:

Город будущего будет. Для многих это будет  инициатива попытаться вложить свой капитал, венчурным капиталистам, первой струей – так первой струей. Сослали  декабристов, так и я буду первым в партии, чтобы меня сослали.

Согласен. Мне кажется, что эта  идея города будущего появилась  так: Дмитрий Анатольевич посмотрел  «9 район». Помните, там инопланетян  выселили куда-то, а у фильма  бешеная энергетика. И он подумал:  «А давайте тоже что-нибудь такое учудим, давайте ученых, давайте им денег дадим».

Сергей  Пименов:

Я не хотел это говорить, но придется. Я по первому высшему незаконченному образованию строитель. Если есть такая  возможность, то лучше строить город  будущего, чем какой-то коттеджный поселок. Я знаю, как построить город будущего, я  много изучал, я готов строить.

Маша  Дрокова:

У нас еще не конец, Денис!

Денис Гусев:

С моей точки зрения, город будущего – это, прежде всего, не стены, водопровод и электрификация, это в головах  людей, которые готовы создавать что-то новое, это надежда, что в этом месте будет среда.

Маша  Дрокова:

Хорошо, Артур!

Артур:

Для меня главное в городе будущего –  это люди, потому что без людей  города в принципе быть не может  любого. Так просто построить пустые дома и запустить 13 000 ученых – это не будет городом, так никто жить не сможет.

Если мы не будем строить  город будущего, то у нас не  будет будущего. Ведь совершенно  понятно, что вся конкурентоспособность  нашей страны через 30-40 будет  только в инновационной сфере. Это зависит от того, готовы ли мы создавать общемировые тренды. Если мы не способны, значит, мы проиграли, мы лузеры, мы аутсайдеры и нас не будет в принципе. Потому что конкурировать углеводородами через 30-40 лет, к сожалению или к счастью, мы уже не сможем.

Маша  Дрокова:

Слава!

Слава:

Совершенно  не согласен с тем, кто говорит, что  у нас еще шанс будет, у нас  нет права облажаться. Если мы будем  позволять себе так относиться к  этому городу так, как мы относились во время этой передачи, очень не уверен, что что-то будет.

Маша  Дрокова:

А как мы должны относиться?

Слава:

Я бы, например, построил город будущего по модели Теккера, где чем больше взаимодействий, тем лучше для  этого города.

Илья  Переседов:

Существует  точка зрения о том, что главная особенность человека – это удивляться и удивлять себе подобных. Будем надеяться, что мы сохраним в себе способность удивляться, что наша страна удивит нас городом будущего, и мы удивим себя.

Маша  Дрокова:

Я думаю, что будет какой-то результат. Мне хочется перейти из роли ведущей на сторону тех, кто это обсуждал. Город будущего лично для меня имеет очень большое значение, потому что мое поколение еще ничего не сделало. Что такое поколение нулевых, никто не знает. Я вижу в создании города будущего такую миссию своего поколения, как бы пафосно это не звучало, это действительно так. Я знаю, что я не одна.