П

Путин на «Валдае». Внуковская катастрофа. Возвращение к зимнему времени

Добрый вечер! Сегодня пятница, 24 октября, вы слушаете радиостанцию «Столица FM», у микрофона Илья Переседов. Вот, не удастся нам, подводя итоги недели, обойтись без политики. В первую очередь потому, что богата была прошлая неделя на яркие события. Вообще, на самом деле, наверно это тот уникальный случай, когда программу можно было бы назвать «Новости вторника», потому что наиболее яркие события случились у нас во вторник на этой неделе и в первую очередь, конечно же это крушение самолета в аэропорту «Внуково» и гибель президента французского нефтегазового концерна Total Кристофа де Маржери.

Если говорить кратко, то в ночь на вторник, 21 октября частный самолет столкнулся со снегоуборочной машиной, водитель которой вроде бы как был пьян. Причем, в данном случае для нас вдвойне неприятна эта ситуация, если здесь можно вообще какие-то градации выставлять, тем, что Маржери был одним из немногих очень крупных мировых бизнесменов, который открыто высказывался против введения западных санкций в отношении России. В общем-то, и был то он здесь неслучайно, дело в том, что де Маржери прилетал в Москву, чтобы участвовать в заседании консультативного совета по иностранным инвестициям с участием премьер-министра Дмитрия Медведева. В общем-то, де Маржери собственно обсуждал, какие инвестиции и какие сырьевые проекты можно разрабатывать сегодня в условиях введенных против России санкций. И с нами на связи сейчас Виктор Горбачев, это генеральный директор Ассоциации аэропортов гражданской авиации России и стран СНГ, был только что — перезваниваем мы ему. А я в двух словах расскажу подробности этой истории. Следствие еще пока ведется. Очень много белых пятен в этой истории. Собственно, как говорить представитель Следственного комитета РФ Владимир Маркин, водитель снегоуборочного автомобиля, с которым столкнулся самолет, был пьян. Причем в данном случае это тот уникальный случай, когда столкновение самолета и снегоуборочного аппарата окончилось гибелью для самолета, но практически никаких увечий не нанесло снегоуборочной машине. Все таки с нами на связи Виктор Горбачев. Виктор Иванович, здравствуйте, слышите меня?

ГОРБАЧЕВ: Да, конечно. Здравствуйте.

ПЕРЕСЕДОВ: Скажите, что это такое было? Несчастное стечение обстоятельств, человеческий фактор, провокация? Как вообще можно на это реагировать?

ГОРБАЧЕВ: Во-первых, это можно признать как фатальную какую-то вещь. Потому что это фатальный случай. Подобное случалось где-то около 30 лет тому назад. Но все равно, вины водителя и диспетчера нельзя исключать.

ПЕРЕСЕДОВ: Простите, были проблемы на линии — нельзя исключать, вы считаете, вину водителя.

ГОРБАЧЕВ: Да, да. Я считаю, что нельзя исключать. Потому что диспетчер не имел права давать разрешение КВС на взлет, не убедившись, что ВПП не занята. Машина не ушла с ВПП (неразборчиво) Пока не убедился, что ВПП свободна, он не имел права давать разрешение на взлет.

ПЕРЕСЕДОВ: Виктор Иванович, сейчас стало известно — на сайте Следственного комитета опубликована информация, что четверо сотрудников аэропорта «Внуково» уже задержаны в рамках этого уголовного дела о крушении самолета «Фалькон». Это ведущий инженер аэродромной службы аэропорта Владимир Леденев, руководивший снегоуборочными работами, руководитель полетов Роман Дунаев, диспетчер-стажер Светлана Кривсун, а также диспетчер Александр Круглов. Это за исключением еще водителя данного агрегата. Это действительно необходимые меры?

ГОРБАЧЕВ: Чересчур жесткая мера — задержание. В конце концов, могли бы за подписью о невыезде и тому подобное оставить людей.

ПЕРЕСЕДОВ: И, собственно, ваш прогноз — как это может отразиться в целом на системе обеспечения полетов. Очевидно, что это ведь проблема не только частной авиации. То, что здесь был самолет «Фалькон», а не какой-то «Боинг», это по большому счету чистая случайность.

ГОРБАЧЕВ: Все равно — любая катастрофа — это катастрофа. Пусть будет даже там один человек в воздушном судне. Это все равно катастрофа. Если министерство транспорта или Росавиация не примет соответствующих мер…

ПЕРЕСЕДОВ: А какие меры, что это за меры?

ГОРБАЧЕВ: Это должен быть четкий разбор этого события. Подетально буквально. Водителей всех видов спецтранспорта в аэропорту .. (неразборчиво)… все данные, которыми они должны обмениваться с диспетчером вышки. Еще раз и еще раз. В свое время это было дважды в году. Так сказать при Министерстве гражданской авиации. Сейчас я не знаю, может быть этого и не производится.

ПЕРЕСЕДОВ: Спасибо большое. С нами на связи был Виктор Горбачев, генеральный директор Ассоциации аэропортов гражданской авиации России и стран СНГ.

Ну вот, просто набор фактов, чтобы вы представляли, какого рода проблемы мы сейчас поимели на этой истории. Total — одна из крупнейших в мире нефтегазовых компаний. Ее выручка в 2013 году составила 189,5 млрд евро и чистая прибыль при этом 8,66 млрд евро. Причем основные активы компании в настоящий момент сосредоточены именно в России. Причем вот эта стратегия на сближение с Россией и ставка на развитие бизнеса в сотрудничестве с Россией была сделана как раз непосредственно Кристофом де Маржери, когда он в 2007 году стал президентом этой компании. На сегодняшний день Total владеет 18% акций нашего крупнейшего независимого производителя газа НОВАТЭК, а также 20% в совместном с ним проекте «Ямал-СНГ». Сам, собственно говоря, Кристоф де Маржери… попытаюсь даже полное имя его произнести Кристоф Габриэль Жан Мария Жоакин де Маржери, он являлся наследником известной великой французской буржуазной фамилии. Причем политиков-консерваторов. Его дядя долгое время возглавлял крупнейший дом шампанских вин и вообще, многие говорят, что у Кристофа была возможность унаследовать фамильный бизнес, вместо этого он отправился открывать для себя какие-то новые горизонты и добился выдающихся заслуг на ниве сырьевого бизнеса и вот, с 1999 года Total активно добывает нефть в России. С 2005 года уже были попытки объединиться с НОВАТЭКом. Но только в 2007 году, когда де Маржери стал президентом эти попытки увенчались успехом. Прогнозировать сегодня, как будет дальше строиться судьба этой компании и насколько серьезные потери понесет Россия в европейской бизнес-среде, потеряв такого лоббиста, пока сложно говорить. Но во всяком случае, если отслеживать реакцию европейских СМИ, все таки в основном позиция такая, что это трагическое происшествие от которого никто, к сожалению, не застрахован. Вот здесь действительно можно сделать вывод, что все ходим под Богом и ни один человек, вне зависимости от его достатка и состояния, не защищен от таких трагических и ужасных случайностей.

А теперь к новостям политическим и хорошим. Со вторника опять же, 22 октября в России в Сочи проходит 11 сезон Международного дискуссионного клуба «Валдай». Основные вопросы — это кризис на Ближнем Востоке, сценарии развития для Украины, а также вопросы глобальной конкуренции и правила игры в современном мире. Напоминаю, «Валдай» — это уже на протяжении нескольких лет площадка, на которой представители российской власти в публичном и не только публичном формате встречаются с ведущими российскими и мировыми политологами. И с нами на связи сейчас Владимир Мамонтов, директор радиостанции «Говорит Москва», который присутствует в настоящий момент в Сочи. Владимир Константинович, здравствуйте!

МАМОНТОВ: Здравствуйте, Илья!

ПЕРЕСЕДОВ: Ну, вот что до нас доходит, какая волна доходит на фоне всех этих массовых масштабных встреч. Сегодня, знаю, выступал Президент на форуме и, я надеюсь, что вы в своей привычно искренней манере расскажете нам, что же важного сказал он. А до этого аудиторию, выражаясь рокерским концертным слэнгом, разогревали глава администрации Сергей Иванов, замглавы администрации Вячеслав Володин и министр иностранных дел Сергей Лавров. Причем, как я понимаю, позиция всех троих была в общем то едина — Россия готова выстраивать с Европой нормальное деловое сотрудничество и партнерство, с одной стороны. С другой стороны, не признает никаких претензий в свой адрес, в первую очередь, не собирается ставить никаким боком вопрос о статусе Крыма. Крым — это российская территория и все. Я как бы отчитываюсь вам, а вы сейчас расширите. Ну, и весьма и весьма критикуется не только позиция Запада в плане санкций, сколько и то, что в международном: американском и европейском истеблишменте, в их СМИ прослеживается попытка чуть ли не демонизации образа российского президента. А вот теперь расскажите, что же еще там было важного и как в этих условиях показал себя Путин?

МАМОНТОВ: Вы знаете, действительно, перед участниками Валдайского клуба выступили руководители высокого ранга. Я бы сказал, что еще господин Шувалов Игорь Иванович выступил, которого вы упустили. Это тоже было интересное и очень яркое выступление, которое дополнило картину с экономической стороны. Кстати, именно в этом выступлении был задан очень интересный вопрос — что же будет в России — мобилизация? Конечно же, этот вопрос задал Александр Андреевич Проханов. Он говорит: так что в России будет — мобилизация? На что «нет» сказали, будет либерализация и модернизация. То есть ответом на давление с политической точки зрения ответом на давление будет только большая суверенизация, большая самостоятельность и сегодня Владимир Владимирович говорил в привычной манере. Я не знаю, смотрели вы или нет, было очевидно, поскольку шла трансляция по одному из каналов, и там он сказал следующее — когда он говорил о сравнении Косово и Крыма, он вспомнил римскую пословицу «Что позволено Юпитеру, не позволено быку». Почему так? Почему в Косово можно, почему в Крыму нельзя? Потом подумал и сказал: «Ну, не знаю насчет быка, но медведь точно ни у кого разрешения спрашивать не будет», сказал он. Вот это очень хорошее, на мой взгляд, образное выражение, в его привычной совершенно манере. Я может быть не в той последовательности слова ставлю, но смысл такой. Кроме образности, наш президент продемонстрировал глубочайшие познания в формировании цены на нефть в споре с украинцами и Евросоюзом. Вот по полочкам все разложил, почему мы не можем сейчас на это пойти. Почему мы все таки просим европейцев все-таки взять на себя какую-то ответственность и все-таки дать им блиц-кредит какой-нибудь. Хоть на миллиард. Чего они тоже не хотят. Удивительные на самом деле люди, которые травят нас всякими санкциями, сильно не отравят конечно, но пытаются. Значит и при этом жалкий миллиард кредита не могут выдать Украине, чтобы Украина заплатила нам. Ну конечно, как же, она же нам заплатит. Это же немыслимо, это же издевательство. Так они думают, я имею ввиду.

ПЕРЕСЕДОВ: Вообще, надо сказать, что очень интересно наблюдать за Путиным последние месяцы и у него конечно потрясающий талант есть расширять контекст диалога и совершенно менять его тональность и масштаб. Это было наглядно продемонстрировано на встрече в Милане, когда европейские лидеры стучали кулаком по столу и говорили: «Уже мы ему сейчас зададим, уже мы за него возьмемся». А приезжает Путин и начинает формировать общую повестку. И, насколько я понимаю, то же самое происходило сейчас на Валдае? Ведь Президент не только говорил о Крыме, говорил о санкциях, а он напрямую выступил с претензией в адрес США, в том, что они несут ответственность за ситуацию в Сирии и, в общем, то чуть ли не на их совести Исламское государство.

МАМОНТОВ: Без всяких «чуть ли». Он, собственно говоря, обвинил американцев во лжи и неискренности, если уж быть совсем грубовато уже говорить. И он сделал это абсолютно аргументированно. Но он это сделал в то же самое время корректно. Он это сделал в рамках если не традиционной дипломатической… Он даже прошелся по этому поводу: «Может быть я слишком резко говорю, не очень дипломатично. Но, вы знаете, я всегда хотел говорить побольше правды и вы уж меня извините». Примерно так и все это выложил. Вот ровно то, о чем вы говорите, обвиняя американцев в гегемонии, в том, что они делают то, что им кажется правильным, а потом не могут это исправить, а потом валят это на кого-то еще.

ПЕРЕСЕДОВ: Я сейчас прямо процитирую Президента. Прямая речь: «США и их союзники впрямую снабжали оружием боевиков в Сирии, потворствовали притоку наемников», заявил Путин. И дальше пошло: «Откуда у боевиков деньги, оружие и военные специалисты? Как получилось, что Исламское государство превратилось в мощную фактически армейскую группировку?»

МАМОНТОВ: Вот ровно так он и говорил, как вы его цитируете.

ПЕРЕСЕДОВ: Так что же, мы трясем кулаком, продолжая дело Хрущева с его туфлей или же как?

МАМОНТОВ: Да ничего подобного. Вообще, этот вопрос, который вы сейчас формулируете, весь Валдай, наши руководители и Путин в первую очередь, они говорили ровно другое — «да, у нас есть претензии», «да, вы виноваты», «да, американцы рулят и рулят плохо», » но мы должны вести себя цивилизованно», «мы оставляем двери открытыми», «мы не собираемся с вами ругаться». Вот сегодня был забавный эпизод — один из телеканалов уже на выходе короткое интервью брал у Путина, за пределами уже этого зала, где мы были. Целый стадион, шикарное абсолютно, сочинский биатлонный стадион.

ПЕРЕСЕДОВ: Это к вопросу о том, насколько востребованы будут эти постройки.

МАМОНТОВ: Да, в этих местах и этих отелях должна была проходить «Восьмерка», но нам повезло, Восьмерки не было, зато Валдай случился. Его успела корреспондентка спросить: «Так что, мы будем что-ли делать какие-то резкие движения по поводу Запада и так далее». На что Путин сказал: «Нет. Мы будем поступать конструктивно. Мы будем предлагать решения». И пошел. Потом вернулся и все за ним там толпа, охрана и говорит: «Если они не будут делать резких движений, мы тоже не будем делать резких движений». Он это и в ходе своей встречи на закрытии «Валдая» тоже четко сказал. «Запугать нас не удастся, санкциями задавить не удастся. Диктовать нам волю не удастся, Медведь в тайге хозяин, но при этом мы конструктивны, мы считаем такую политику ошибкой, мы считаем, что есть ресурс и у американцев и у Европы чтобы осознать это и чем скорее, тем лучше, и скорректировать».

ПЕРЕСЕДОВ: Вообще, форум «Валдай» это же не только место, в котором происходят какие-то политические диалоги, но само по себе это действо, оно несет заметное политическое значение, роль, это такой сигнал и спектакль своеобразный для мирового политического сообщества и истеблишмента. Вот мне интересно, по составу этого года, 108 экспертов там сейчас заседают, историки и политологи из 25 стран мира, сообщает мне интернет.

МАМОНТОВ: Ни один из тех, кого пригласили — не отказался. Все прибыли. Что касается, сегодня на панельной дискуссии участвовали политики, как обычно в таких случаях солировал и первую скрипку играл Путин разумеется. Рядом сидел Доминик де Вильпен, тоже не последняя фигура. Пусть даже бывшая. И вообще, много было интересных встреч, интересных бесед. Вот вы говорите некий спектакль, но он такой документальный, потому что большинство людей, которые сюда приезжают, люди состоявшиеся в общем, люди со своим мнением. Со своими какими-то взглядами. Они их абсолютно свободно тут высказывали. Периодически возникали какие-то драчки культурные. Все же культурные люди: политологи, доктора наук, академики и все такое. На некоторые вопросы не хотели отвечать и если они не хотели, то и не отвечали.

ПЕРЕСЕДОВ: Какие-то попытки демарша были, бравады?

МАМОНТОВ: Нет, нет, нет. Это за рамками подобных мероприятий. Оно очень сильно все культурное, положительное такое, академическое отчасти. Но при этом оно и деловое. Нам надо за этими диалогами достаточно аккуратными, надо все таки смотреть до чего люди умудряются договориться. Они делают некоторые открытия, которые оказывают определенное влияние и на политиков и даже многие политики, которые присутствовали, они интересно реагировали. Им некоторые вопросы очень нравились, некоторые не нравились, но все равно они отвечали, а во-вторых было ясно — нравится или не нравится, но это такие вопросы, которые задевают. И там было такое соревнование определенное журналистов и политологов — кто задаст точный вопрос. То есть это спектакль такой, я бы даже сказал, что это спортивное соревнование такое. Политическое спортивное соревнование толковых людей для того, чтобы все таки понять, что в мире происходит, а также собраться с духом и выработать какие-то рекомендации, пусть не для мира, для самих себя. Но вот на один не ответили — это что происходит с ценой на нефть. Ни один эксперт не взял на себя смелость конкретно сказать, что это такое — чья то игра или это игра природных сил или несколько игр, сложившихся на данном этапе. А так, в общем то, в целом, что деваться нам некуда, мы все в одной лодке, давайте искать пути и договариваться. Там еще Украина была отдельно, но это вообще огромная часть.

ПЕРЕСЕДОВ: А вот давайте, два слова все-таки расскажите про Украину. Все-таки какие интонации ведущих лиц российской политики по Украине — будет у нас сближение или нет?

МАМОНТОВ: Вот смотрите, интонацию я бы так примерно охарактеризовал — конечно, кашу вы заварили. Вы, не мы. Зачем вы ее заварили, мы не понимаем. Вот такая была интонация. Запятая, но во-первых, нужно там довести дело до некоторого мира и потихоньку разгребать. Другого выхода нет. Да, обидно, что вы (вы — это Запад), так поступили. Да, мы не понимаем, зачем. Украинцы здесь были, конечно, они внесли очень интересную ноту, потому что в такой академичной, со стороны наблюдают.

ПЕРЕСЕДОВ: Спасибо большое, Владимир Константинович. Владимир Мамонтов был с нами на связи. Журналист-политолог. «Валдайский форум» заканчивает свою работу. Будем надеяться, что те интонации, которые были заявлены российским руководством: открытость к диалогу и готовность каким-то образом решать существующие проблемы, действительно будет реализована.

Вот теперь к хорошим новостям. Сразу две выдающиеся женщины на этой неделе стали героинями очень позитивных новостных сюжетов. В первую очередь, это хорошо знакомая нашим радиослушателям Елена Панфилова, которая была избрана вице-президентом Всемирной организации Transparency International.

Напоминаю, Transparency International — это негосударственная организация, которая занимается противодействием коррупции. Собственно говоря, Елена Анатольевна сейчас с нами на связи и лучше от нее услышать, как она смогла достичь таких блистательных результатов и чем планирует заняться на своем новом поприще. Елена Анатольевна, здравствуйте.

ПАНФИЛОВА: Добрый вечер.

ПЕРЕСЕДОВ: Поздравляю вас!

ПАНФИЛОВА: Спасибо большое!

ПЕРЕСЕДОВ: А правильно я понимаю, что вы вообще первая в истории России гражданка России, которая вот в такой международной организации получила руководящую должность?

ПАНФИЛОВА: Пожалуй, что да. Но сразу хочу сказать, у вас прозвучал вопрос, Илья, как достигла таких высот. Это с вашей помощью все, потому что конечно это не индивидуальная заслуга, это заслуга всех общественных организаций, которые занимаются гражданским контролем, гражданским антикоррупционным контролем. Это заслуга журналистов, которые пишут и говорят. Поскольку сколько бы я одна, сама по себе не билась и не делала, из этого бы ничего не получилось. Будем считать, что результат этого голосования, это вот голосование за всех нас.

ПЕРЕСЕДОВ: Давайте сразу — Transparency International в России и в мире, собственно говоря, чем отличаются задачи. Значит ли, что Transparency International теперь еще больше внимания будет уделять России или же наоборот?

ПАНФИЛОВА: Вы знаете, у нас организация необычная. Мы об этом когда то говорили. Она горизонтальная. То есть, у нас нет центрального руководства. За исключением как раз президента и вице-президента, которые руководят организацией в промежутке между годовыми собраниями. И, соответствено, каждая страна строит свою работу самостоятельно, но в соответствии с общими целями, задачами и уставом. Уделять внимание России меньше не буду, буду удваивать количество часов в сутках, но буду пытаться передавать наш опыт и какие-то вещи, которые удавалось сделать в аналитическом, практическом смысле и другим отделениям, другим странам. Потому что к нам подходили и по моим коллегам, и к генеральному директору Антону Поминову, и к нашему юристу Денису Примакову, к Андрею Жвирблис, который руководит нашими пиар-программами. Походили люди, спрашивали, как можно применить тот опыт, который накоплен в России и других странах и это страны, вы удивитесь, но это страны от Северной Америки до Китая, Папуа-Новая Гвинея, африканские страны, европейские страны очень многие: Австрия, Венгрия. Так что, в общем, будем заниматься и домашними делами. Ни в коем случае их не забросим, а даже будем наращивать усилия. Я даже в последнее время, совсем накануне выборов, мы открыли первую в истории сибирскую приемную в Барнауле. Теперь у нас есть антикоррупционный центр в Барнауле. То есть, мы будем продолжать работать в России очень много, очень старательно, но, при этом, уделяя внимание международным делам.

ПЕРЕСЕДОВ: Простите, я задам вам бестактный вопрос такой. Не секрет, что в России отношение к некоммерческим организациям периодически становится настороженным. И вопрос такой — а зачем вы вообще нужны? Есть у нас, грубо говоря, специальные ведомства и органы, которые призваны бороться с коррупцией и так далее. В каждом из них есть линия горячей связи с населением. И вот тут появляются какие-то общественники, ярлыки развешивают, тень бросают и все такое прочее. Вот как объяснить простому гражданину? Или непростому?

ПАНФИЛОВА: Это очень просто, Илья. Мы появились в России задолго до появления всех этих комиссий, комитетов, специальных органов и горячих линий. Горячие линии придумали мы и только потом они появились у органов. И вообще, все эти комиссии и комитеты и, я считаю, закон о противодействии коррупции, на основании которого они возникли, появились благодаря нашей в том числе работе. Потому что мы работали, государству пришлось подтягиваться вслед. Потому что мы существуем и работаем с 1999-2000 года. А вся эта вот прекрасная картина, которую вы описали, возникла у нас только с 2008. Так что неизвестно, на чьей стороне пальма первенства.

ПЕРЕСЕДОВ: Хорошо. Но теперь, когда это уже среда расстроилась, чем полезны бываете вы?

ПАНФИЛОВА: Есть такое понятие — лоцманский корабль. Мы прокладываем пути, мы делаем то, что считаем нужным. Независимые исследования, приемные. Исследования каких-то случаев незаконного движения активов. Используя новые методики, новые технологии, открытые данные. Госзакупки в это же число входят. Прозрачность государственных и негосударственных частных компаний, то бишь бизнеса. То есть, мы считаем, что мы должны создавать некие инструменты и методики, эталоны в каком-то смысле, а другие организации, в том числе государственные, хотят, могут следовать, могут применять. То есть, в данном случае, мы независим ни от кого. Делаем это, потому что считаем это нужным, важным. Это то, на чем строится, собственно, наша работа. И для России, как мне кажется, это крайне важно, что есть разные точки зрения и если государственным органам подходят какие-то методы, которые мы применяем, они их берут и используют. Это довольно часто происходит.

ПЕРЕСЕДОВ: Елена Анатольевна, но вот если говорить о температуре по больнице, в смысле по планете. Мы, с одной стороны, привыкли слышать, что коррупция чуть ли не одно из главных проклятий российской модернизации. С другой стороны, периодически в разных СМИ появляется информация, что далеко не впереди планеты всей мы по этим бедам. Но вот если дать оценку — коррупция, как явление. Россия в мировом контексте — какое место мы занимаем?

ПАНФИЛОВА: Кстати, мы об этом узнаем буквально в начале декабря. Выйдет очередной индекс восприятия коррупции. Я не думаю, что сильно для России что-то улучшится. Места у нас не самые лучшие и при том, что у нас действительно спорадически бывают где-то улучшения вдруг внезапно в каких-то направлениях. Где-то бывают ухудшения. Но проблема в том, что у нас коррупция системная. И у нас чуть-чуть улучшилась в одном месте, у нас тут же ухудшается в другом месте. Вот буквально сегодня было интервью какой-то из крупных российских газет одного из российских чиновников и вот он тоже об этом говорит — у нас в одном месте улучшилось, в другом ухудшилось и в результате наша кобылка топчется на месте.

ПЕРЕСЕДОВ: Раз уж вы теперь отвечаете за всю планету, не могу не спросить — отслеживая новости с Украины. В общем-то, там постоянно внутри их политического дискурса звучат разговоры, что вот «коррупция, коррупция, главная проблема Украины — коррупция». Революционеры и реформаторы приходят под эгидой борьбы с коррупцией. Действительно ли коррупция сгубила прошлую украинскую власть и меняется ли что-то там за последнее время?

ПАНФИЛОВА: Мое личное мнение — что да. И мое личное мнение, что молодцы наши коллеги — Transparency Украина, которые пробили внесение в пакет реформ 15 антикоррупционных законов. И я очень рекомендую вам, Илья, когда нибудь пригласить их в эфир, поговорить. Они очень открыты к диалогу, они с удовольствием расскажут, что там происходит. Андрей Нарусов, председатель правления Transparency Украина, наверно более квалифицированно вам ответит на эти вопросы.

ПЕРЕСЕДОВ: Спасибо большое. С нами на связи была Елена Панфилова, теперь уже вице-президент всей международной организации Transparency International. Вот в двух словах, до 2012 года Елена Анатольевна входила у нас в состав совета по правам человека и развитию гражданского общества, а так выпускница она исторического факультета МГУ и факультета политологии Дипломатической академии МИДа. Вот, наши поздравления, собственно говоря, Елене Анатольевне.

Вы слушаете «Итоги недели» на «Столице FM». У микрофона Илья Переседов. И вот хорошая новость, но из разряда — хорошо бы, чтобы ее и не было. Вот опять во вторник, 21 октября, районный суд Красноярска оправдал врача Валентину Хориняк, которую обвиняли в том, что она выписала сильнодействующее обезболивающее своему смертельно больному раком знакомому. Вот, казалось бы, причем тут Москва и Красноярск, но мне показалось принципиально важным рассказать вам об этой новости. Дело в том, что в 2009 году Алевтина Хориняк, которой сейчас 73 года, а тогда было, соответственно, 69 лет, она выписала больному Виктору Сечину, которого до этого несколько лет наблюдала, обезболивающее. Потому что лекарство по квоте закончились, а тот врач, который на тот момент этого больного вел, она побоялась это обезболивающее ему выписать. Алевтина Хориняк пошла на должностное преступление, поставила на рецепте свою печать и подпись.

Несчастный лежачий больной получил необходимое лекарство, но в 2011 году, после проверки городских аптек сотрудники Госнаркоконтроля нашли эти рецепты и начали обвинять престарелого и заслуженного врача сразу по 2 статьям Уголовного кодекса: «Подделка документов» и «Незаконный оборот сильнодействующих наркотиков». Соответственно, 7 следователей несколько лет занимались этой историей в надежде посадить врача. Поставили с ног на голову всю ситуацию с местным здравоохранением. По утверждению защиты просто склоняли к фальсификации больничной карты задним числом вот этого пациента лечащего его врача, но в общем даже в какой-то момент врач стала отказываться от показаний, не смогла она взять грех на душу, чтобы посадить своего престарелого и заслуженного коллегу.

И вот, собственно, Валентина Хориняк оказалась оправдана. Но у следствия еще остаются 10 дней на то, чтобы подать апелляцию в вышестоящие инстанции и все мы, люди, которые наблюдали за этим делом, очень боимся, что безумия наших правоохранителей хватит на то, чтобы продолжить тянуть эту историю о рецепте на 286 рублей. Можете представить, 7 следователей по особо важным делам 3 года занимались делом о рецепте на 286 рублей. Именно так у нас Госнаркоконтроль борется с нелегальным оборотом наркотиков.

Напоминаю, что в России очень тяжелая ситуация с получением обезболивающих онкобольными. В одном только 2014 году это из известных резонансных дел, из-за нехватки обезболивающих покончили с собой: вице-адмирал Юрий Устименко, контр-адмирал Вячеслав Апанасенко, генерал-майор ГРУ в отставке Виктор Гудков, генерал-майор Генштаба Борис Саблин. То есть, это все люди, казалось бы, заслуженные. О которых как ни о ком другом вынуждено заботиться государство и даже они не могут в рамках этих деспотических и жестоких законов получить себе обезболивающее и поскольку рядом с ними не оказалось сердобольных врачей, подобных Алевтине Хориняк, все эти люди от нестерпимых болей покончили с собой. 15 марта выбросился из окна 71-летний полковник МВД в Тушино. 15 застрелился из ружья пенсионер в Марьиной Роще. Я специально зачитываю эти страшные сводки, чтобы вы понимали, в какой безумной ситуации мы сейчас находимся. И выхода из нее до сих пор нет. Когда прокатилась эта волна самоубийств, нам обещали, что что-то изменится. Принципиально ничего не изменилось, наоборот, мы вынуждены до сих пор ждать, оправдают эту несчастную 73-летнюю врача из Красноярска или нет.

Отдельно я всем рекомендую, так как нет возможности тратить сейчас эфирное время, но я всем рекомендую найти в интернете монолог Алевтины Хориняк. Это было последнее слово на судебном заседании. Женщина, уверенная в том, что ей нечего терять, не знающая, что с ней будет дальше, а ей прокуратура просила дать 8 лет заключения. 73-летнему врачу. Она описывает очень искренне положение дел в региональном здравоохранении. Но, в общем-то, можно сделать вывод и о том, что творитсяв Москве целиком. Процитирую.

Небольшая цитата: «В Москве сокращают число больниц, врачей. В Красноярске то и сокращать некого. В моем терапевтическом отделении в поликлинике 10 участков. Три из них свободно. В другом отделении вакантны 4 ставки из 10. Из 8 врачей половина примерно моего возраста. Почему, как вы думаете, я работаю в 73 года? Потому что больше некому. Молодежь не идет — трудно и зарплата маленькая. Поэтому администрация терпит все эти судебные процессы. Заведующая мне жалуется — ты как только дашь интервью, нас сразу же Госнаркоконтроль идет проверять. Кошмарили в июне, сентябре и августе».

В общем, монолог Валентины Хориняк — это просто отдельное литературное произведение, которое, на мой взгляд, достойно занять свое место в ряду выразительных текстов уровня Достоевского и Толстого. Но, тем не менее, эта история пока закончилась хорошо. 73-летний врач оправдан и будем надеяться, что так и останется по истечению срока возможного для прокурорской апелляции.

И, собственно, главная новость завтрашнего дня, о котором вам еще раз напоминаю — в ночь с субботы на воскресенье, 26 октября в силу вступает новый закон об исчислении времени. Россия переходит с постоянного летнего на постоянное зимнее время. Для тех, кто не в курсе, у нас время отсчитывается в стране в Москве. На 4 обгоняет всемирное координационное время и у нас 9 часовых зон. Вот теперь, собственно говоря, мы…. Кстати, почему я сказал завтра? 26 октября мы переводим в 2 часа ночи по Москве.

По данным ВЦИОМ, они опросили 1600 человек в 130 населенных пунктах 42 регионов России, будут рады переводу стрелок в эти выходные 33% россиян. Зимнее время в первую очередь приветствуют люди старшего поколения, старше 60 лет. А еще 35% респондентов вообще хотели бы вернуться к прежней системе перевода часов дважды в год. Прежде чем поговорить о политическом значении этой истории, поговорим о биологическом. С нами на связи Влидимир Ковальзон, доктор биологических наук, президент российского общества сомнологов. Владимир Матвеевич, здравствуйте!

КОВАЛЬЗОН: Добрый вечер!

ПЕРЕСЕДОВ: Поздравите вы нас с этой новостью или нет, как сомнологи относятся к тому, что возвращается….

КОВАЛЬЗОН: Мы к этому относимся крайне положительно. Мы боролись с комитетом Госдумы по здравоохранению в течении всех этих двух с лишним лет, пока это времяисчесление у нас действовало и в общем, добились своего, я думаю на процентов на девяносто, на восемьдесят.

ПЕРЕСЕДОВ: Скажите, почему все-таки мы возвращаем это зимнее время и остаемся с ним навсегда, а не будем чередовать, как прежде.

КОВАЛЬЗОН: Потому что и то и другое вредно, чередование весной — резкий сброс, когда нам резко приходится вставать на час раньше, это стресс который, тяжело переносят, в основном, дети, которые ходят в садик и в школу, это родители все знают. Очень тяжело и это продолжается в течении нескольких дней, даже по некоторым данным до двух недель может продолжаться встряска в организме пока все системы, понимаете…Ну и кроме того, люди у которых больное сердце, среднего возраста, еще работающие, не пенсионеры, для них это тоже встряска серьезная.

ПЕРЕСЕДОВ: Давайте уточним, сама по себе инициатива на тот момент президента Медведева о том, что бы закрепить и стабилизировать ситуацию со временем в стране она была правильная, но ошиблись стороной?

КОВАЛЬЗОН: Да. Я уже об этом много раз говорил, выступал в печати, на телевидении, по радио. Там, видимо, такая история, не хотели сначала вернутся к зимнему времени, перестать менять, но пока они все это обсуждали, пока эта телека катилась уже наступило лето и оставили летнее время, а поскольку у нас декретное время было и так введено, оказалось, что мы опережаем солнце в каждом часовом поясе на два часа. Мы сомнологи сразу выступали против этого решения, но реальность оказалась еще страшнее, такого эксперимента никогда не было, ни в одной стране мира и он оказался еще хуже, чем весенний перевод. последствия были совершенно жуткие и дума получала тысячи писем из разных регионов с жалобами. Учащиеся начальных классов и врачи и просто родители, и старые и молодые и т.д. Дошло даже до того, что общественная организация «Лига защиты пациентов» подавала в верховный суд, как антиконституционный эксперимент над народом, который не давал своего согласия, это запрещено в конституции. Верховный суд это заявление не принял, но тем не менее это обсуждалось. Поэтому теперь-это шаг в правильном направлении за которое мы боролись очень долго, мы очень рады.

ПЕРЕСЕДОВ: Ваша позиция, почему эта телега повернулась вспять — это гуманизм и защита биологической активности? Мы то слышали много про экономическую целесообразность этих мер, что экономия электричества начнется и т.д ?

КОВАЛЬЗОН: Ну, что электричество. Вы свой счетчик смотрели, если вы встаете раньше за темно и «жгете» свет, какая может быть экономия. Вы проверьте свои счетчики за этот период, предыдущую зиму и посмотрите как было дальше или сравните с тем, что было до «медведевского» перехода. Вы увидите, что потребление электроэнергии резко увеличилось, потому что вы встаете и «жгете» не только свет. Люди встают включают телевизоры, кофемолки, да мало ли чего…

ПЕРЕСЕДОВ: Два вопроса у меня к вам есть. Первый. У нас в ближайшую субботу, будем надеется, в последний раз совершится переход с одного временного режима на другой, нужно ли к этому как то готовится, пораньше ложится спать или наоборот на следующий день постараться пораньше встать?

КОВАЛЬЗОН: Мы переводим часы в обратную сторону, переводим часы на более позднее вставание. к этому готовится не нужно это подавляющим большинством людей воспринимается позитивно. Только очень не многие, врожденные жаворонки, идентическими отклонениями, но это довольно редкая группа людей, они очень рано встают и для них такой переход будет вызывать некоторый дискомфорт, но очень мало таких людей, подавляющее большинство людей воспринимают позитивно.

ПЕРЕСЕДОВ: Если у нас, в кои то веки, новостью федерального значения стала биологическое, медицинское значение сна рекомендация от Ковальзона, как нужно людям относится к своему сну, что бы быть более здоровыми.

КОВАЛЬЗОН: Главное высыпаться.

ПЕРЕСЕДОВ: Как? Как правильно высыпаться, например, у меня многие знакомые работают, работают, работают всю неделю, а потом пол дня спят на выходных, рассчитывая таким образом компенсировать затраченное время будничное, я слышал, что такой подход не работает.

КОВАЛЬЗОН: Такой подход работает. Они, конечно компенсируют. Потребность во сне она всегда реализуется так или иначе. Дело в том, что люди сами себя гробят, потому что они не досыпают всю неделю. Во-первых у них голова не работает, люди часто этого не осознают, чувствуют какой то дискомфорт не понимают почему. Дело в том, что для того, чтобы голова работала, а ведь, мы же сейчас не в поле все работаем, не физическим трудом занимаемся подавляющее большинство, а сидим и пялимся в мониторы. Если вы недоспали, вы за этим монитором спите и ничего сделать не можете, ни каким усилием воли вы не можете подавить свой за …, потому что сам образ работы, сидение неподвижное и смотрение в одну точку это мощнейший стимул, вызывающий сонливость,если вы не выспались, вы будете спать. Поэтому люди, которые думают, что они сэкономили, ничего не сэкономили, потому что башка не работает, сидят и ничего не могут делать.

ПЕРЕСЕДОВ: Опять таки мне приходилось слышать, последний вопрос вам задаю. Мне приходилось слышать, что у нас на планете живут два вида людей: жаворонки и совы и нужно под них разные режимы работы разрабатывать и, чтобы чуть ли не параллельной жизнью они жили?

КОВАЛЬЗОН: Это не виды людей. Я уже упомянул, мы же все разные, есть люди у которых определенная мутация, определенных генов в пределах нормы, которые действительно, это показано сейчас, которые действительно прирожденные жаворонки, прирожденные совы. Они так устроены.

ПЕРЕСЕДОВ: Но их не много таких людей или много?

КОВАЛЬЗОН: Их не много. подавляющее большинство людей это врожденные голуби, так называемые, которые могут приспособится к любому режиму и образ жизни их можно приспособлять. Профессия же определяет, если человек актер, он волей не волей станет совой, а если он врач, он волей не волей станет жаворонком. Но это не значит, что он врожденный жаворонок или врожденная сова, просто у людей такой образ жизни, они к нему привыкли.

ПЕРЕСЕДОВ: Спасибо большое с нами на связи был Владимир Ковальзон, доктор биологических наук, президент российского общества сомнологов. Напоминаю, что в ночь с субботы на воскресенье в два часа ночи, мы в последний раз переводим стрелки на час назад и таким образом одна из самых противоречивых, но в то же время известных и заметных реформ в свое время реализованных Дмитрием Медведевым на президентском посту уходит в прошлое. На самом деле, как мне кажется, сложно сейчас с уверенностью говорить о том, как это скажется на имидже самого Дмитрия Медведева, но думаю, что в ближайшее время мы это узнаем.

Это были «Итоги недели» с Ильей Переседовым, всем удачи, пока!

Categories
Илья Переседов

Добавить комментарий