Быть состоятельным человеком – значит перестать выживать и довольствоваться необходимым.
Состояться как профессионал и личность, заняв заметное место в обществе.

В Советском Союзе главным признаком достатка и социального статуса был персональный автомобиль; сегодня в России, вслед за Европой, таким маркером становится привычка постоянно ходить в рестораны.

Это безусловно хорошо: ведь перечень любимых мест отдыха говорит о человеке гораздо больше, чем его автомобиль.

Вообще, массовое преклонение перед личными автомобилями в СССР можно объяснить только масштабной нищетой и внутренней враждебностью советского общества:

Во-первых, машин (даже очень плохих) было мало, очереди на их покупку приходилось дожидаться годами (см. анекдот Рейгана), поэтому любой автовладелец мог рассчитывать, что окружающие будут смотреть на него как на особенного человека.

Во-вторых, мало где в истории поговорка «человек человеку волк» была настолько справедлива, как в позднем совке. Любая возможность отгородиться от сограждан: скрыться от них за двойной дверью клетушки отдельной квартиры, забором микроскопической дачи или в капсуле дребезжащего автоведра виделась вершиной счастья.

Даже сегодня необходимость выйти на публику и начать есть вызывает у многих в России страх и напряжение, которые мешают им получать удовольствие от ресторанов. Это одна из наглядных форм контузии наших людей советским прошлым.

Чем же так хороши рестораны и почему в них нужно стараться ходить?

Культура в человеке зарождается в тот момент, когда он поднимается над природными инстинктами, обретает возможность их преодолеть.
Голод среди инстинктов – наипервейший. Вот почему главным инструментом социализации и проявлением доверия среди людей всегда была общая трапеза.

Человек, который ест в одиночку, вдали от посторонних глаз, оказывается один на один со своим голодом и вынужден остро переживать необходимость и животную обречённость своего существования.

Для человека, который обедает с кем-то, еда становится поводом и дополнением к беседе и общей социальной активности.
Поэтому, кстати, в средние века провинциальные аристократы отправляли своих слуг на большую дорогу, чтобы те отыскивали образованных путников, готовых разделить трапезу с их господином. Без этого сюзерен мог вовсе не выйти к столу.
Уважающим себя дворянам веками приходилось придумывать причины, оправдывающие насыщение в одиночку, в случае, если подобной неприятности случалось с ними приключиться.

Со временем, когда социальная градация стала не такой жестокой, человечество обзавелось ресторанами.

Сегодня ресторан – не просто «комбинат общественного питания». Это место, в котором люди определенного достатка и статуса способны проявить и почувствовать свою культурную идентичность, обозначить принадлежность к своей социальной среде, подтвердить верность её предпочтениям и привычкам.

В прошлом месяце я сделал на этот счёт два интересных наблюдения:

С одной стороны, мне пришлось вблизи посмотреть на жизнь одного из самых дорогих и статусных ресторанов столицы «La Maree».
Образцовый с точки зрения обслуживания и кухни, он открывает свои двери современным хозяевам России (чиновникам, бизнесменам, поп-звёздам), а потому уже с восьми вечера превращается, по сути, в простой курортный шалман. Где все эти советские по духу люди, дорвавшиеся до шальных денег, устраивают для себя островок животного счастья, шансона и вседозволенности.

С другой стороны, мне случилось понаблюдать, как три школьницы в модной кофейне «Кофемания» пили на троих чайник дорогого фирменного чая. Им пришлось скинуться на него рублей по триста с носа – на эти деньги девочки могли пообедать в какой-нибудь закусочной Парка Горького, и у них ещё осталось бы на мороженое. Но вместо этого они предпочли разориться, чтобы почувствовать себя хоть на время частью среды, в которую надеются влиться со временем. Надо было видеть, как трогательно по-светски прихорошены они были, как старались вести разговоры о жизни в стиле героинь одного узнаваемого сериала…

Наблюдая за тем, как они по третьему разу просят долить кипяток в чайник, признаюсь, у меня было желание заказать всем троим по фирменному напитку и десерту, но я сдержался. Ведь если у них всё получится (а я практически уверен, что так это и будет), несколько лет спустя, дегустируя на веранде какого-нибудь «Белого Кролика» блюдо от шеф-повара, они со смехом будут вспоминать этот чайник со вкусом кипятка, и он будет казаться им самым изысканным и светским напитком в их жизни.

Кстати, для того, чтобы почувствовать себя частью грамотной культуры еды, вовсе не обязательно сильно тратиться. С тем же умилением регулярно мне приходится наблюдать старушек, которые приходят в МакКафе в счастливые часы и покупают со скидкой заварной кофе и чизкейки, чтобы употребить их потом поистине с графским величием и безупречными манерами.

В общем, вот вам простой тест, травмирован человек советским прошлым или нет (жлоб или не жлоб, короче):

Если он боится покидать пределы раковины-дома, все деньги тратит на статусную и бесполезную машину, которую стремится отгородить от мира тонировкой, а лучшим отдыхом ему кажется домашняя стряпня и лихой отдых с шашлыками вдали от цивилизации – значит, он жлоб и ходячий пережиток прошлого.

Если же человек знает рестораны города, разбирается в тонкостях кухни, умеет правильно себя подать за столом и вообще, его деятельность сопровождается заметной социальной активностью, в том числе с обязательными встречами в публичных культурных местах – вероятнее всего, это человек с хорошим потенциалом.

Кстати, такую расстановку сил уже стали понимать современные девушки.
Их больше не прельщает именитый стальной конь, купленный в кредит. (Разве только это продолжает производить впечатление на девушек на какой-нибудь Мамбе).
На современных барышень гораздо большее впечатление производит социальный капитал ухажера, который проявляется в первую очередь в его способности хорошо и красиво накормить свою пассию в ресторане.

Так-то вот.
Приятного всем аппетита!