Н

Несколько мыслей о позднесоветском телевидении

Последний месяц смотрю регулярно по ТВ канал «Ностальгия», на котором транслируются повторы советских передач. мне кажется, это очень полезный канал: он позволяет очень быстро понять, какой пустошью была советская культура.

Первое, что бросается в глаза — тотальное отсутствие профессионализма. дядьки с немытыми волосами, тетки в уродливых блузках, с дешевой косметикой, наложенной так, как будто они красились самостоятельно в фабричном туалете при свете двадцативатной лампочки. Глядя в экран равнодушными глазами с монотонными интонациями они что-то вещают про злую Америку и достижения труженников на местах.

Операторская работа — это просто песня, а точнее, похоронный марш. операторы (запомните дети) — это вообще новая для России профессия, она появилась в середине 90-х. до этого камеру на телевидении использовали как на поместном празднике в доме престарелых

Помните милую песенку Паулса про бабушку рядышком с дедушкой? Её еще дети поют. Так вот, телезапись не сохранила для истории лица детей, как и самого Паулса: весь клип нам показывают только какого-то олигофренического мальчика и статичные общие планы.

Глядя на это очень смешно вспоминать советский пафос, связанный с телевидением, запечатленный во множестве воспоминаний и мемуаров. ведь этот клуб самодеятельности воспринимался многомиллионой страной высшим светом. Засветиться на телевидении означало попасть в разряд культурной аристократии. Сегодня такую радость сложно понять.

В каком-то романе Джека Вэнса описана похожая ситуация — в нем главный герой попадает в нищую рыбацкую деревушку, престарелые жители которой ведут себя как короли.
выясняется, что на глаза у них надеты волшебные линзы, преображающие восприятие действительности. Жаль, что Вэнс не пошел дальше — не показал, что и лишенные линз эти несчастные крестьяне, привыкшие выдавать себя за королей, вели бы себя точно так же.

Становится понятной ностальгия разного рода спецов по советскому благополучию: разумеется, кто же не будет скучать по временам, когда можно было гнать тотальную лажу и жить припеваючи, отчитываясь только за идеологическую благонадежность перед престарелым начальством.

Вообще-то признаки геронтокартии сочатся в советском телевидении изо всех щелей. Вся эта однообразная муть способна удовлетворять вкусы только очень пожилого человека, неспособного фокусироваться одновременно на разных вещах. Отпечаток старческой порочности лежит и на всей музыке того времени: все эти песенки про березовый сок, резной палисад, голосок малиновки отдают явственно педерастической чувственностью.

Группа «ТАТУ» в этом смысле — образец прямолинейности, честности и моральной трезвости.
Не исключаю, что подобная атмосфера приводила к ускоренному эмоциональному старению или, наоборот, недоразвитости.

Отсутствие страстей, живых человеческих чувств, полифонии мнений, образов — все это не могло не оболванивать, эмоционально закрепощать. На таком фоне любой естественный порыв должен был казаться эпатажем. Не случайно Пугачева — просто талантливая актриса и певица, но при этом живая темпераментная женщина в такой атмосфере приобрела статус богини.

В общем, проникся уважением к нашим сегодняшним продюсерам и телевизионщикам, когда узнал из какого сора, а по сути с нуля, им пришлось создавать сегодняшнюю телевизионную и музыкальную индустрию.

Илья Переседов

Добавить комментарий