Д

Дебаты Майло Яннопулоса и «исламской журналистки»

Эмма Эрос, 38-летняя бизнесвумен, австралийская владелица строительной компании (судя по всему, семейный бизнес), которая называет себя “исламской журналисткой”, имела неосторожность встретиться с Майло Яннопулосом во время его австралийского турне и начать с ним дебаты… с предсказуемым результатом. Приводим транскрипцию дебатов:

Ведущий: Это Эмма. Эмма — австралийская мусульманка-консерватор. Я знаю, у тебя крышу снесет от такого сочетания.

Майло: Нет, все окей. Есть множество людей с противоречивой самоидентификацией. Я тоже. Так что мы- родственные души.

Ведущий: И все же это сносит крышу…

Майло: Да нет, я не думаю. Это зависит от того, что вы за консерватор. Если социал-консерватор— то как раз очень логично, что вы мусульманка.

Эмма: Мы с вами можем соглашаться или не соглашаться. Я согласна, что мы должны искоренить экстремизм и терроризм. В этой стране демократия, это принцип. Мы не живем на Ближнем Востоке.

Майло: А вы бы предпочли жить на Ближнем Востоке?

Эмма: Я родилась здесь. Я не знаю Ближний Восток. Здесь моя страна.

Майло: И законы Шариата с этой страной, наверное, несовместимы? Или вы бы предпочли жить по Шариату здесь?

Эмма: Стоп-стоп, какие именно законы Шариата?

Майло: Ну, например, что показания женщины на суде имеют вдвое меньшую ценность, чем показания мужчин.

Эмма: Ну, знаете, законы Шариата в разных странах разные. Есть и убийства чести, есть и…

Майло: Я привел конкретный пример. Вы согласны с этим законом? Вы считаете, что женщине можно разрешать водить машину?

Эмма: Конечно, да. Женщины и мужчины равны. Но я верю в пять столпов Ислама.

Майло: Но в большинстве исламских стран это не так. И везде, где практикуют ислам— везде вы сталкиваетесь с преследованием гомосексуалистов и с бесправием женщин. Вы же понимаете, что вам повезло жить здесь?

Эмма: Конечно. Но ведь это (то о чем вы говорите)— ненормально.

Майло: То есть вы не хотели бы жить в этих странах?

Эмма: Так называемый “закон Шариата”…

Майло (перебивает): Назовите любую страну с преобладающим мусульманским населением, в которой вы бы жили охотнее, чем здесь?

Эмма: Назовите…. Что?

Ведущий: Забудьте…

Майло (с нажимом): Есть ли страна с преобладающим мусульманским населением, в которой вы бы жили охотнее, чем здесь?

Эмма: Нет.

Майло: На этом мы можем закончить нашу дискуссию.

Эмма: Погодите-погодите…

Майло: Да нет, мы закончили.

Эмма: У каждой страны свои законы. На Ближнем Востоке есть страны, лишающие женщин всех прав, но это не имеет отношения к Исламу.

Майло: А почему же это случается так часто именно в исламских странах?

Эмма: Потому что люди присваивают принципы Ислама, извращают их… Есть экстремисты, которые это делают, есть просто ленивые люд, и есть типичные мужчины, которые…

Майло: В 11 исламских странах с общим населением 300 млн. человек меня убили бы (как гомосексуалиста).

Эмма: Это не из-за Ислама!

Майло: Вы понимаете, что когда вы говорите “это не из-за Ислама”, вы противоречите как минимум половине ваших единоверцев?

Эмма: Есть разница между Исламом и мусульманами. Вам нужно то понять. Это поведение мусульман, из-за которого Ислам выглядит так плохо.

Майло: Окей. Есть ли хоть одна страна в мире, где Ислам исповедуют правильно?

Эмма: Никто не идеален. Нет людей, которые идеально исповедовали бы любую религию.

Майло (смеется): Окей, то есть: повсюду в мире, где практикуют Ислам, его практикуют неправильно, и результатом всегда становится бесправие женщин и убийства гомосексуалистов…

Эмма: Шекспира до сих пор пытаются правильно перевести и понять. Нет никого, кто мог бы что-либо перевести в той мере…

Майло: Что? Шекспира-то зачем переводить? Он писал по-английски.

Эмма: Это просто пример.

Майло: Пример чего? Он писал на английском. Нам не нужно переводить Шекспира.

Эмма: Нет, но они все еще пытаются… Понять, что он имел в виду

Майло: Кажется, вы путаете перевод и интерпретацию.

Эмма: Это просто пример…

Майло: Итак, Коран считается самым последним и самым истинным словом Бога….

Эмма: Да, это так!

Майло: Его не нужно переводить. Его можно интерпретировать.

Эмма: но ведь это зависит от того, кто это делает…

Майло: То есть во всем мире нет ни одного исламского лидера, который понимает Коран правильно. Но вы его понимаете!

Эмма: Я не это хотела сказать…

Майло: У вас есть ключ к понимаю того самого благодетельного Ислама, о котором никто из нас никогда не слышал…

Эмма: Нет, я этого не говорила…

Майло: Хорошо, если мы дадим вам ключи от совершенно пустой страны, как вы сделаете из нее исламскую страну, в которой не убивают геев и не унижают женщин?

Эмма: Я сделаю эту страну такой, какой этого хотел Бог. На началах добра, мира и любви. И справедливости

Майло: Вы знаете о принципе аннулирования аятов в Коране?

Эмма: Послушайте, я не богослов…

Майло: Окей. Что такое аннулирование в Коране… Коран часто противоречит сам себе, как любая большая и сложная книга. Аннулирование— это не западный принцип, это один из основных принципов исламского богословия. Который утверждает, что из те аяты (стихи) Корана, которые были явлены Пророку позже, аннулируют те, что были раньше и им противоречат. Так что если вы будете рассматривать Коран хронологически, то все, то, что Аллах явил Мухаммеду позже, замещает то, что ему было явлено раньше

Эмма: Кто вам это сказал? Какой богослов? Или вы сами это прочли?

Майло: Мне это сказал всемирно признанный толкователь Корана. Так вот, проблема в том, что более поздние аяты, явленные Мухаммеду тогда, когда он был воином, замещают раннее— которые про мир, любовь и взаимопонимание. Стихи о джихаде, те самые, которые говорят об убийстве неверных, появились позже…

Эмма: Нет, это неправда!

Майло: Так утверждают ведущие исламские богословы.

Эмма: Мы можем так спорить бесконечно…

Майло: Нет, если вы спрашиваете, какой богослов меня этому научил— знаит, вы никогда не слышали про принцип аннулирования…

Эмма: Да дайте мне сказать! Если мы будем брать только в Коране только все негативное, мы можем мочить друг друга сколько угодно…

Майло: Я никого не хочу мочить. Я против насилия. Мочить- это по вашей части.

Эмма: Есть мусульмане, такие, как я, которые говорят— это неправда, а им отвечают: нет, Ислам это плохо, он учит убивать…

Майло: Сколько раз в день вы молитесь?

Эмма: Погодите… И вот мы пытаемся…

Майло: Вы молитесь пять раз в день?

Эмма: Я стараюсь. Я не лучшая, но я…

Майло: Сколько раз в день вы молитесь?

Эмма: Пять раз в день. Но я не самая лучшая…

Майло: Пять раз? Когда ваша следующая молитва? Во сколько?

Эмма: У меня есть время, пока я доеду до дома…

Майло: Понятно. А завтра? Во сколько завтра первая молитва?

Эмма: Я очень стараюсь…

Майло: Вы совершаете пятничные молитвы?

Эмма: Я не имам, окей?

Майло смеется в голос.

Эмма: Ну подождите…

Майло: Да с какого перепугу вы вообще считаете себя мусульманкой?

Эмма: Я просто хочу сказать, что есть люди, которые ассоциируют Ислам с негативом, а люди, такие как я, говорят: нет, мы не такие… Мы с вами спорили о стольких вещах… Какое ваше решение? Что вы предлагаете?

Майло: Ислам должен быть изгнан с Запада.

Эмма: Изгнан с Запада?

Майло: Все, кто считают себя мусульманами, должны быть высланы на Ближний Восток.

Эмма: Повторите еще раз!

Майло: Любой человек, называющий себя мусульманином, должен быть выслан на Ближний Восток.

Эмма: То есть меня должны выслать?

Майло: Если вы считаете себя мусульманкой и верите во все то, что проповедует Ислам— да.

Эмма: Может, вам нужно понять, что значит Ислам…

Майло: Я знаю о принципе аннулирования. Кажется, я вообще знаю о Коране больше чем вы…

Эмма: дорогуша, я не богослов, я вообще…

Майло: Вы меня можете и про Библию спросить. Я вам отвечу.

Эмма: Вы выбираете из Ислама то, что вам надо…

Майло: Я выбираю?

Эмма (волнуется): Да! Выбираете! говорите— вот это то, о чем я буду говорить…

Майло: Что-то не задался у вас разговор, а?

Эмма: Это неважно! Я пытаюсь объяснить, что кроме тех мусульман, которых видите вы, есть и другие… Вы же сами сказали, что все вокруг- fake news!

Майло: Это не я сказал. Это сказал другой чувак… У которого волосы выглядят гораздо хуже, чем у меня. Окей, есть ли кто-нибудь из публичных фигур, кого высчитаете правильным мусульманином?

Эмма: Моя семья!

Майло: Нет, публичные фигуры! Назовите любую знаменитость!

Эмма: хмммм….

Майло (хохочет): Ну хоть кто-то! Диджей Халид? Какие-нибудь рэперы? Ну же, давайте!

Эмма: Их много! Но по ним никогда и не скажешь, что они мусульмане…

Майло: Правда? Ух ты! А что вы думаете про Линду Сассур? Она-то крутая?

Эмма: Нет.

Майло: Почему?

Эмма: Когда у кого-то есть публичная платформа, а он распространяет ненависть, джихад, Шариат— это не то, чего хотим мы

Майло: Ее считают просвященной, прогрессивной мусульманкой. Вы так не думаете?

Эмма: Нет, не думаю.

Майло: Поправьте меня, если я ошибаюсь. Вы не молитесь. Вы не согласны ни с одним из исламских лидеров. Не признаете авторитет имама. Вы не участвуете в пятничных молитвах. Почему вы считаете себя мусульманкой?

Эмма: Ислам— это покорность Богу. В Исламе вы можете прочесть книгу..

Майло: По-моему, вы покоряетесь какой-то тупости, а не Богу.

Эмма: Нет, дорогуша. Ты следуешь пяти столпам ислама, ты участвуешь в благотворительности…

Майло: Вы платите закят? Каждый год?

Эмма: Я помогаю людям, которые…

Майло: Нет, погодите! Вы платите закят каждый год? Помимо налогов? Не врите.

Эмма: Я плачу!

Майло: И вы готовы представить публичные доказательства?

Эмма: Да! Готова! Я покажу детей, сирот, которым я давала деньги!

Майло: Кому вы платите?

Эмма: Я даю эти деньги моей маме, она дает их нуждающимся. Ясно?

Майло: Она живет на Ближнем Востоке? В Сирии?

Эмма: Нет, когда она путешествует, она навешает сирот…

Майло: Ну то есть ваша мама ездит на каникулы в Марокко, и там раздает попрошайкам пару долларов. И это ваш закят?

Эмма: Они не попрошайки! Они нуждающиеся.

Майло: Сколько закята вы платите?

Эмма: По-разному. Это личное.

Майло: Это не может быть по-разному. Закят- это определенная сумма. Вы знаете, какая?

Эмма: Нет, это личное!

Майло: Ну сколько? десять процентов от зарплаты? Так, ладно. Это был первый стоп Ислама. Какие есть еще?

Эмма: Нужно совершать паломничество.

Майло: Хадж. Вы совершали его?

Эмма: нет.

Майло: Может, короткий Хадж? Есть укороченная версия.

Эмма: нет.

Майло: Ок, ясно. Какой следующий столп?

Эмма: хмммм…

Майло: Вы знаете пять столпов Ислама?

Эмма: Знаю. Чего вы от меня хотите?

Майло: Вы не знаете пяти столпов Ислама.

Эмма: Не передергивайте! Я знаю пять столпов Ислама. К чему это все?

Майло: Тогда назовите их. Я знаю пять столпов. А вы?

Эмма: Конечно!

Майло хохочет в голос.

Эмма: Я пытаюсь вам сказать…

Майло: А я пытаюсь выяснить… И выясняю, что вы не знаете основных принципов вашей веры, которую вы так пламенно защищаете! Я пытаюсь выяснить, каковы пять основных постулатов вашей религии, которую вы считаете такой замечательной!

Эмма: Речь не обо мне! Я хочу сказать…

Майло: Вы защищаете мусульман, и не знаете, во что они верят. Вы понятия не имеете, что такое Ислам.

Эмма: я пытаюсь объяснить, что мусульмане бывают разные, а вы все мешаете в одну кучу… Речь не обо мне!

Майло: Да нет, мне теперь интересны именно вы! Я в восторге.

Эмма: Я говорю, что есть другие мусульмане. Как я. Я не лучшая мусульманка…

Майло: Мы только что в этом убедились.

Эмма: Только Бог может судить нас.

Майло: Да нет, я тоже вполне могу судить. И я думаю, что мы закончим на этом— потому что с ролью мусульманки вы не справляетесь.

Перевод Д. Петровского

Источник

interrobang