Нажмите ESC, чтобы закрыть

Мы нашли 0 ресурсы для вас ...

Огненное перемирие. Голосующая Россия. Советы от Варламова

Павел Губарев: Уверен, что если мы сегодня, сейчас не отвоюем Новороссию, то мы ее потеряем навсегда. Я имею ввиду большую Новороссию от Луганска до Одессы. Эти земли перестанут быть русскими. Не только пророссийскими, а русскими вообще. И наша историческая миссия — отвоевать и сделать эти земли частью русского мира раз и навсегда

Продолжить чтение

Политические инстинкты. Терновый венец педагога. «Атомный» массаж

Кирилл Коктыш: У Порошенко всё-таки начинают работать политические инстинкты. Нельзя сказать, что до этого они не работали, но они подавлялись ежедневной политической прагматикой. Дело в том, что в рамках продолжения военной кампании у Порошенко перспектив крайне мало. Более того, по мере того, как она прожолжается, его реальная власть постоянно сужается в пользу радикальных и вооруженных групп, которые всю эту власть растащат, конкурируя друг с другом

Продолжить чтение

«Вчера была война». Фактор Порошенко. Живые дети вместо мертвых цветов

Лев Шлосберг: Этим людям фальсифицируют свидетельства о смерти. У них написано: «смерть от взрыва бытового газа». У них пишут инфаркты, у них пишут инсульты. У них не указано место смерти вообще в свидетельствах о смерти

Продолжить чтение

Санкции против рубля. «Бургер» под запретом. Новый архиепископ для Украины

Илья Переседов: Как только санкции были приняты, больше всего разговоров шло про фуа-гра, про хамон. Именно об этом вопил Интернет, а тут оказалось, что можно все эти товары приобретать через Интернет в европейских магазинах, и они будут приходить на дом. Потому что по нашим законам товары для частного употребления не попадают под действие масштабных законов

Продолжить чтение

Хамон и духовные скрепы. Эбола рядом. МВД против Tor

Сурен Габриэль: Ограничения на ввоз продуктов из Европы и США — не самые главные проблемы ресторанного бизнеса в Москве сегодня . Еще не такие сложности были. У нас в меню такие продукты и блюда, которые пользуются спросом и достаточно просты: котлеты по-киевски, гречка со шкварками. Поэтому эта паника из серии «не читайте советских газет перед обедом»

Продолжить чтение

Жертвы на алтаре евразийства. Борьба с виртуальным образованием

Александр Дугин: С точки зрения евразийства вся юго-восточная территория бывшей Украины является частью русского мира. Мы мыслим цивилизационными терминами, это основа евразийства. Для нас Россия – это не только Российская Федерация, это русский мир. И, соответственно, люди, которые живут на Донбассе или в Ростовской области, осознают свое культурное, историческое и цивилизационное единство

Продолжить чтение

Фактор Путина. Страсти вокруг Яценюка. Приговор для «левых»

Дарья Митина: Что касается процесса, который я условно так называю, то я никогда не видела ничего подобного. Судилище — не судилище, это просто фарс. Это, строго говоря, имитация процесса. Никакого суда не было. Была чистая комедия, она была бы очень смешной, если бы за ней не стояли реальные судьбы, реальные «посадки» реальных людей

Продолжить чтение

Петиция за мир. «Полезные» санкции. Эхо июльских катастроф

Виталий Лейбин: Если вы делаете антитеррористическую операцию с применением авиации и тяжелой техники, там будут гибнуть мирные люди. Люди все равно этого не понимают. В какой-то момент должно сложиться, что невозможно жить в такой злобной иллюзии

Продолжить чтение

Кургинян против Стрелкова. Философия футбола. «Теоретики Зеро»

Борис Марков: В истоках всего стояли Пьер Кубертен, родоначальник олимпийского движения и Кортиус, немецкий профессор, который раскопал Олимпию и построил ее заново в XIX веке. Существовала мощная идея: союз мышц и интеллекта. Возрождение олимпийского движения задумывалось, в первую очередь как противодействие против вырождения английской элиты

Продолжить чтение

Мир как трагедия. Игры в Крыму. Законы против сильных женщин

Андрей Скрипцов: Пожалуй, главное достижение нынешней ситуации заключается в том, что у нас в Крыму нет ситуации полномасштабной гражданской войны, которая проходит сейчас в Донецке и Луганске. Что касается общеэкономической ситуации, то здесь все не так однозначно

Продолжить чтение

Позиция невмешательства. «После сборной». Московский велопарад

Илья Переседов: Во многом, проблема нашего футбола в том, что он проходит у нас по государственному ведомству. Валерий Газзаев заметил, что 56% команд российской премьер-лиги напрямую финансируются государством, и еще 19 – поддерживаются контролируемыми государством компаниями. На самом деле, впору говорить о существовании у нас такой индустрии – госфутбол

Продолжить чтение

«Провинциальная война». Кино под санкциями. Экспериментальная деградация

Виктория Трофименко: Я, будучи патриотом Украины, подумала о том, что если наш фильм посмотрят, то хоть один зритель, хоть одна мать не отпустит своего сына на юго-восток Украины с оружием. Или сможет ему внушить, что она его рожала не для того, чтобы он там полег во имя чьих-то интересов, которые ни россиянам, ни украинцам не близки

Продолжить чтение

«У нас не курят». Встречи в Нормандии. Футбольная лихорадка

Ярослав Ашихмин: Бросать курить можно одномоментно. Как показывают исследования, даже самые тяжелые пациенты, которые находятся после операции или до операции в отделении реанимации, могут прекращать курить, и это приводит к улучшению исходов тяжелых операций. Поэтому обычным людям, безусловно, можно бросать одномоментно

Продолжить чтение

Украина в «тупике борьбы интеграций». Специфика евразийской экономики

Иосиф Дискин: Яркий пример – производство стиральных машин, запущенное в России германскими компаниями. Предназначено на экспорт за пределы Евразийского экономического союза. Это подтверждает, что сначала надо было вырастить и отработать производство и рыночные связи, логистику на том пространстве, которое есть. Потом появляется эффективное производство, которое может выходить дальше на мировые рынки. Такова логика формирования национальных чемпионов

Продолжить чтение

«Поднебесный» суперконтракт. Позиция Кравчука. Журналисты в плену

Леонид Кравчук: Когда в Луганской и Донецкой области люди официально заявляют, что они – представители российских спецслужб, и возглавляют незаконно созданные «народные республики», это уже беспредел. Если бы Курская, Тамбовская или какая-то область объявили себя народными республиками России, скажите, Россия могла бы к этому относиться спокойно?

Продолжить чтение