С

Соборование-Сальса

Наверное, все мои постоянные читатели уже знают, что мы с женой живем в очень интересной квартире, в которой постоянно что-то происходит. В каком-то смысле это такой интеллектуальный Вудсток, место встречи неформатных философов, богословов, писателей и просто интересных людей.

Этот текст про то, как в ней проходит соборование.

Для тех, кто не знает: соборование – это такое православное таинство.

Для тех, кто не знает, что такое таинство: таинство – это православный обряд особой важности, в котором, как считается, непосредственным образом проявляет себя божественная благодать. Традиция выделяет семь таинств – крещение, миропомазание (обычно совершается вместе с крещением), исповедь, причастие (центральное таинство – принятие Тела и Крови Христа в виде хлеба и вина), венчание, рукоположение во священники и соборование.

Соборование – это обряд, призванный помочь христианину справиться с телесными болезнями и укрепить его дух.

Отношение в народе к нему двоякое. Некоторые особо впечатлительные боятся собороваться, воспринимая это таинство предвестием смерти. Действительно, умирающих обычно соборуют, но делается это в стремлении им помочь, а не погрузить поглубже в «юдоль смертную».

Другие, наоборот, стремятся собороваться как можно чаще, как говорится, до кучи, мол, лишний раз не повредит. И хотя этот обряд может совершаться по просьбе верующих в любое время и на дому, существуют определенные периоды и дни, когда в храмах соборуют всех желающих. Один из таких периодов приходится на время Великого Поста.

У хозяев нашей квартиры есть добрый друг – иеромонах Александро-Невской Лавры. Хозяйка даже является его крестной матерью. В прошлом он был хиппаном, хулиганом, старожилой питерского рок-клуба. Монашеское служение его здорово преобразило, но, обремененный разными послушаниями, он не может часто навещать мирских друзей. Даты соборования для него – это благовидный предлог покинуть обитель, а для его старых друзей — повод собраться у нас на квартире, чтобы приобщиться к таинству и обменяться новостями.

Собирается обычно человек 8-10 с детьми. Все проходит очень душевно и весело. Мы с женой в этих сборах, как правило, не участвуем: во-первых, нам близок взгляд на соборование как на таинство, обращаться к которому надо только во время серьезной болезни, а во-вторых, просто неловко вторгаться со стороны в коллектив, связанный многолетней дружбой.

Итак, мы спокойно сидим в комнате и работаем, забывая, что сегодня будет проходить такое знаменательное мероприятие. Но мероприятие не дает о себе забыть.

Запомните, если вы приглашаете в дом иеромонаха экс-битника, то получите весь набор возможных литургических мероприятий. Так, вместе с соборованием о. В*** служит еще пару молебнов и освящает в очередной раз квартиру.

На этих-то освящениях мы и попадаемся. Представьте себе, что в неожиданный момент к вам в дом на полуслове заходит священник с кадилом в полном облачении, совершает круговой ход с каждением и уходит, за ним с пением проходят человек десять-пятнадцать малознакомых людей, которые напоследок аккуратно закрывают за собой дверь. Длится это все не более 15-20 секунд. Особенно здорово, если у вас в этот момент пьют чай светские гости или пересдают зачет студенты. Шок – это по-нашему!

На прошлой неделе попалась жена. Выпроводив меня из дома в свой единственный выходной, она, обозрев бардак, горы немытой посуды и неглаженного белья, уселась на разобранной кровати в новом халатике, чтобы погрызть орешки и почитать Esquire . Как только она углубилась в этот процесс настолько, что перестала слышать голос совести, призывающий ее к труду, распахнулась дверь и в комнату, грозно покачивая бородой, вошел о. В*** со словами «и ложе чисто и непорочно«, окатил Иру клубами дыма из кадила и скрылся.

Ошарашенная жена (по ее признанию) просидела какое-то время не моргая, потом глубоко вздохнула, закрыла журнальчик и принялась за уборку…

Илья Переседов

Добавить комментарий