С

Скажи личным тайнам — прощай

«Сноуден» — фильм о том самом ботанике-спецслужбисте Эдварде Сноудене, который раскрыл миру тайну о том, что тайн больше не существует. За нами, мол, шпионят не только всякие ЦРУ и АНБ, но и наши собственные гаджеты. Правда ли это, мы обсудили с интернет-экспертом Ильей Переседовым в эфире Радио «Комсомольская правда».

Шпионят даже утюги?

— Илья, правду ли утверждает Сноуден, а Оливер Стоун — демонстрирует, что никаких тайн не осталось и за нами шпионят даже утюги?

— Утюги еще нет. Но как только ими можно будет управлять со смартфона, то и они начнут… Защита информации — одна из главных проблем, с которой столкнулась цивилизация. Но на 80% информация сегодня беззащитна не из-за злых суперлюдей, способных на расстоянии прочитать данные вашего смартфона, а потому что пользователи сами открывают доступ. Кто из нас изучил в интернете инструкцию, как составить сложный пароль? Кто озаботился поставить разные пароли на почту, на доступ к своему банку, на аккаунт в соцсетях? Кто озаботился сделать разные почтовые ящики — для личной переписки и сугубо технический, чтобы на него завести все свои банковские аккаунты и прочее? 90% людей ничего такого не делают. И подставляются. Вы при знакомстве пишете девушке свой адрес электронной почты, а у вас на эту почту заведена авторизация вашего банковского счета.

— А это не девушка!

— Ага! Или вы ставите пароль в Фейсбуке — такой же, как на почте, где заведены идентификации всех денежных средств. И при этом соглашаетесь пройти в интернете какой-то тестик, и все — ваша соцсеть открывает персональные данные этому не пойми какому сайту.

Информационная гигиена

— И что же нам делать?

— Первое — соблюдать информационную гигиену. Люди сегодня страдают от утечки информации в основном по причине своей информационной нечистоплотности. Мы слишком часто рассказываем о себе приватную информацию тем, кто о ней знать не должен. Свежий пример. Школьница выложила в соцсетях фото с веером из пятитысячных. При этом были указаны город и улица. По фото можно было вычислить дом. Через три дня пришли грабители. А это не была сверхбогатая семья: родители взяли кредит… Мы часто оставляем в публичном пространстве то, что может быть использовано против нас.

— Даже фотки из отпуска?

— Да! Вы выставляете фото всей семьи, и грабители понимают, что дома никого нет.

— Перестали выставлять такие фото — и мы спасены?

— Если бы! Сегодня появился новый уровень обработки информации, на который мы не можем повлиять. Это так называемые большие данные — разрозненные следы, которые мы оставляем в интернете. Будучи проанализированными специальной программой, они могут сообщить о нас уникальную информацию. Естественно — против нашей воли.

О беременности дочери узнал из рекламы

— Что это за данные?

— Карта наших передвижений в Яндексе, если вы часто пользуетесь такси. Объем и характер покупок по карточке.

— Знаю-знаю! Мне рассказывали, почему отбирают телефоны, когда к главе государства приглашают на какие-то совещания в загородные резиденции. Мол, по тому, где человек с телефоном находится, можно вычислить, с какой целью и с кем он был. Спецслужбы не дремлют!

— Не дремлют не только спецслужбы. Вот вам классическая история. Несколько лет назад 14-летняя американская девочка очень активно в одном гипермаркете пользовалась скидочной картой. И внезапно ей на личную почту стали приходить рекламные буклеты товаров для беременных. Это попало на глаза отцу. Он оскорбился, подал в суд на магазин. Но выяснилось, что девочка на самом деле была беременна, причем сама об этом не знала.

— А как же узнали работники магазина?

— А работники ни при чем. Узнала программа, проанализировав изменившиеся предпочтения девочки. Она перестала покупать прокладки, начала приобретать много соленого, больше сладкого. И робот, поняв, что такое поведение свойственно беременным, начал ей высылать рекламные буклеты.

— То есть ее расколола программа, которая не является секретом американских спецслужб, о которых рассказывает Сноуден, а открыто продается?

— Да. Обыкновенная маркетинговая программа в гипермаркете. Мы переходим в глобальную информационную эпоху. Не всегда это плохо, кстати. Сегодня без всякого АНБ за вами следит ваш телефон. Вот вы приезжаете в Нью-Йорк. Заходите в кафетерий, покупаете чашку кофе и булочку, расплачиваетесь специальной программой, стоящей на смартфоне, — там это очень популярно. И вам тут же приходит уведомление, которое просит оценить качество булочки и кофе. Если вы ответили, что понравилось, то через три часа, когда проголодаетесь, вам приходит уведомление: такая же кофейня находится в 300 метрах за углом. Это очень удобно. Или вы фотографируете себя в Инстаграм, там есть геолокация. Тут же подтягиваются дополнительные данные, реклама отелей, ресторанов. Большинству людей это нравится. Но это напрочь отменяет понятие приватности.

Информация не исчезает

— Сноуден поведал миру, что за нами следят всегда. Вся информация, которая приходила на мой смартфон, например, никуда не исчезает. Если я стану президентом, скажем, то может через 20 лет всплыть, что я куда-то не туда лазил в Сети?

— Для того, чтобы скомпрометировать будущего президента, не нужно даже поднимать хитрые интернет-архивы. Сегодня этот человек, будучи простым смертным, активно фотографирует себя, выкладывает это в Одноклассниках, ВКонтакте. Через 20 лет может случиться так, что вегетарианство станет мейнстримом. И то, что кандидат в президенты в студенческом возрасте сфотографирован в немецком ресторане с жареными ребрышками, окажется компрометирующей его информацией…

Когда Черчилль был молод, он в университете был знаком с тем-то и тем-то, встречался с этим. Это был проникновенный инсайд. Сегодня ты можешь в онлайне посмотреть связи молодых студентов, многие из которых будут в будущем определять жизнь стран. На передний план выходят люди, которые вовремя могут эту информацию найти, проанализировать и определить, за кем надо следить более тщательно.

— Через телефон, например? Я вот на свой сейчас гляжу — через него могут за мной следить?

— Могут. Точно так же за вами могут следить через телефоны ваших ближних. Он — одно из важных звеньев информационного обмена. Вы сидите дома и переписываетесь втайне от жены с какой-нибудь красоткой из Парижа. Информация проходит через ваше местное интернет-соединение. Она проходит через серверы вашего провайдера. Она уходит на распределительный узел, дальше попадает на провайдера девушки, попадает к ее мобильному оператору. На каждом из этих шагов эту информацию можно легко перехватить.

— Есть ли временные рамки этого перехвата?

— Благодаря нашим депутатам, и это в целом мировой тренд, правительства делают все, чтобы эта информация хранилась как можно дольше. От полугода до нескольких лет. Технически это возможно, хотя и дорого. Существует мониторинг информационных потоков, выборочных прослушиваний телефонных разговоров. Этот надзор часто спасает жизни.

— Есть такие маркеры звуковые или текстовые – «тротил», «бомба», «гексоген», которые на вас срабатывают. В США так? Есть ли это у нас?

— Да, это так. Мы говорили, что наш мир меняется за счет появления новой информационной среды. Но он точно так же меняется за счет появления нового формата угроз. Проблема глобального терроризма одна из первых и главных среди них. Нам придется мириться, что мы теряем приватность. С другой стороны, мы живем в мире глобальной террористической угрозы. И здесь придется от каких-то вещей отвыкать. Русские туристы, приезжающие на отдых в Израиль, сталкиваясь с их системой безопасности, любят пошутить: бомбочка у меня в том-то кармане лежит. После этого их пропускают через такую систему глобального и глубинного досмотра, что они на всю жизнь запоминают, что так делать нельзя. Что ты не должен шутить ни про бомбы, ни про наркотики в аэропорту. То же самое с ситуацией захвата банка в Москве. Когда мужчина нацепил на грудь пластиковую штуку с проводками и заявил, что это бомба. Мы живем в очень гуманную эпоху. Я уверен, если такое случится через 5-10 лет, его тут же убьют.

Нельзя имитировать террористический акт. То же самое с разговорами и перепиской. Существует мониторинг информационных потоков, телефонных разговоров, выборочных прослушиваний. Это одна из особенностей нашей жизни. Люди, которые занимаются такими вещами профессионально, используют жаргон, кодирование. Но не надо думать, что все процессы в этом мире инициируются и создаются профессионалами. У террористов сегодня появляются подражатели. Как случай в Ницце. К такому вниманию надо быть готовым.

— Как же в Ницце прошляпили этого человека? Как прошляпили пилота-самоубийцу в Германии?

— Становится очевидным, что они были потенциально опасны, только после того, как это уже случается. Вы смотрите детективный сериал, узнаете в конце, кто убийца. И понимаете, что то, что две серии назад там-то стояла ваза, а тут лежал мокрый зонтик, а там была не закрыта дверь, это все элементы одной общей мозаики. То же самое с этими людьми. Ваш вопрос распадается на две составляющие – философскую и юридическую. С философской составляющей мы можем выдумывать бесконечное число алгоритмов, но все равно остается тайна человеческой воли. Отдельно взятый человек – это вселенная, которая может произвести из себя что угодно.

— Жизнь сложнее любых механизмов?

— О, да! Прачка может родить музыкального гения. А спокойный, внимательный, вежливый человек, который жил рядом с вами, внезапно может оказаться злодеем и убийцей. В человеческой природе заложена свобода. Это то, что движет нас вперед и несет нам периодически угрозы. С одной стороны. С другой стороны, надо понимать, даже когда мы сегодня перечисляем выдающиеся технологические открытия, мы все равно находимся в начале пути. Формируется новый мир, новая среда. Но это первая стадия зарождения данной эволюции. Большое число технологий, которые уже применяются в коммерции или выборочно применяются в тех или иных сферах человеческой деятельности, еще не стали глобальными. У нас паровоз уже пошел по рельсам, но единой системы железных дорог пока еще не появилось с ее внутренним распорядком.

Люблю приводить в пример систему электронного голосования. Россия оправданно гордится, что у нас в таких объемах интегрирована система электронного голосования. Но у нас до сих пор электронный сигнал не имеет статуса, равноценного юридическому документу. Когда я был в ЦИК, мы шутили, если прогресс совершит очередной виток, если через пару лет мы будем голосовать при помощи смартфонов, у нас на экране будут появляться фото кандидатов, само устройство по дрожанию вашего зрачка будет определять, кто вам на самом деле нравится, потом через космический спутник это будет идти на навороченную технологическую станцию, которая объединяет это волеизъявление российских граждан, а эта башня будет уходить глубоко под землю, то потом внизу в глубине этой башни в потолке все равно будет дырка, из которой падают бумажные бюллетени. Они будут падать в тележку, дальше будет приходить мужик в брезенте, толкать тележку в специальную комнату. Там будут сидеть бабки в сатиновых халатах и пересчитывать это вручную. А потом будет приходить тетя с большой печатью и сверху это дело бухать. Эти электронные сигналы не имеют статуса документа, распечатанного на бумаге и с подписью. Все эти электронные средства – это пока еще костыли к нашей традиционной жизни.

Вообще, я бы рекомендовал задумываться, а так ли уж вас нужно бояться того, что про вас что-то может быть известно, если вы не совершаете ничего противозаконного? Я – житель Москвы. Я заинтересован в том, чтобы знать своего участкового, чтобы участковый знал меня. И знал, что я здесь живу. Мог увидеть, если у меня открыто окно, когда оно обычно не открывается, вдруг пропал горшок с подоконника, он проявил интерес и мне помог. А если я снимаю квартиру в этом доме нелегально еще с 8 своими друзьями, то я заинтересован в том, чтобы про меня участковый ничего не знал, никогда бы его не видеть. И ничего кроме проблем и неприятностей он мне не несет. Но — повторяю — эта глобальная информационная среда очень часто помогает. Но может принести дискомфорт, если доступом к нашей информации будут злоупотреблять. Или если мы сами не до конца честны с собой и миром.

— От этих злоупотреблений можно защититься?

— Первое – это вовремя обновляйте программное обеспечение на своих компьютерах. Придумывайте сложные пароли. Сегментируйте свою жизнь. Имейте две сим-карты. Одну оставляйте в магазинах, регистрируя подарочные карты, чтобы вам на них сыпались рекламные сообщения. Вторую держите только для индивидуальных переговоров. То же самое с почтой. Имейте по два-три почтовых ящика. Один для личной переписки, второй – чтобы завести на него аккаунты банковских карт и важные административные штуки. Третий – для рекламных рассылок и малозначительных писем. И лучше иметь разные логины и пароли. И всегда с большой осторожностью сообщайте о себе в публичное пространство (кстати, эти советы во многом сходны с теми, что дает и сам Сноуден — см. инфографику «Советы от Эдварда Сноудена» — прим. ред). Присмотритесь к аккаунтам важных людей. Если они раз в неделю постят котиков и какие-то истории в общих словах, это не потому, что они литературно обделены, по сравнению с вами, а потому что они знают что-то, чего не знаете вы. Но лучше, если вы будете готовы к тому, что рано или поздно какие-то подробности из вашей приватной жизни куда-то утекут. Относитесь к этому со здоровым юмором и иронией. Старайтесь быть честны перед собой и миром. И тогда, если вдруг всплывает ваша карта перемещений или подробности переписки, вы не будете сильно разочарованы.


Источник: сайт газеты «Комсомольская правда»

manager