О

О проблемах и перспективах развития отечественного богословия

После многолетнего геноцида Православия в нашей стране наряду с остальными формами церковной жизни стало возрождаться и богословие. Так, уже в начале 90-х годов теология была признана Министерством образования допустимой специальностью (хотя и без государственной аккредитации). Однако по сей день богословие не играет всей своей роли во внутрицерковной и общественной жизни.

Дело здесь не столько в малочисленности цеха богословов, сколько в отсутствии интереса к этой дисциплине внутри церковной общественности. Богословие, как всякая наука, стоит перед задачей правильной постановки вопросов и ответов на них. Православие же видится сегодня многим хранилищем готовых на все случаи жизни истин. С такой позиции богословский интерес воспринимается непозволительной дерзостью, излишком, порожденным ложной самоуверенностью.

Однако это не так: без серьезного богословского анализа, без обращения к опыту церковного прошлого, без систематических знаний о сегодняшнем дне, невозможно воплощение ни одного проекта, посвященного Православию, ни одной инициативы. Без этого религиозный порыв приводит человека к поступкам, лишь озаглавленным по-новому, но свойственным ему до начала церковной жизни.

Без ощущения своей востребованности у богословов нет возможности обрести внутреннее единство: профессиональный круг интересов и среду корпоративной ответственности. Вследствие этого одни из них лишь исследуют исторические подробности, не имеющие прямого приложения к сегодняшнему дню, другие – используют свои знания для того, чтобы оправдать любые изменения действительности по факту их свершения. И это в то время, когда многие начинания, посвященные Церкви, претворяются в жизнь самодеятельными средствами или внецерковными специалистами нецерковными способами.

К сожалению, понимание этого не прививается даже там, где преподаются дисциплины, родственные богословию или связанные с ним. И без этого богословие теряет в своей систематичности, что не способствует формированию метода этой новой в нашем научном сообществе дисциплины и препятствует определению сферы ее специального интереса. После чего богословие начинает говорить «коротко обо всем».

В системе общественных отношений богословие могло бы помочь преодолеть непонимание, разделяющее людей церковных и религиозно индифферентных, а также снять напряжение проблемы вхождения светских по характеру людей в пространство церковной культуры. Пока же претендующие на богословский статус публичные высказывания апеллируют чаще всего к априорным истинам и оглашают обессмысленные трюизмы. На фоне этого еще острей воспринимаются случаи, когда персоны, способные повлиять на отношение к Церкви многих людей, допускают в своих выступлениях вопиющие с точки зрения богословия оплошности и огрехи.

Сложившийся ход вещей преломить можно и нужно. Для этого, помимо восстановления материального наследия Церкви, необходимо, следуя указанию Святейшего Патриарха, озаботиться возобновением ее интеллектуального богатства, особенно усилить образовательную среду. До тех пор, пока Церковь не выработает продуктивных, достойных ее педагогических систем, под сенью религиозного образования будут селиться самые бездушные анахронизмы советской школы.

Важно помнить, что при всей исключительности предмета богословского исследования, оно продолжает оставаться вполне человеческим деланием. И, как и для всякого дела, ему необходимы достойные условия. Сегодня жертва в поддержку развития (но не насаждения!) религиозного образования, пожалуй, не менее достойна, чем жертва на храм. Потому как является вполне храмовой жертвой.

Представители же светских наук, ратующие за возрождение церковной добропорядочности и общенародного благочестия, должны быть открыты для вопрошания со стороны богословов, готовы поддержать их при вхождении в среду междисциплинарного диалога. Ведь развитие богословия как науки возможно лишь в процессе сотрудничества с другими отраслями человеческого знания.

Сборник материалов конфренции
Илья Переседов

Добавить комментарий