Р

Рэп-баттлы превращают агрессию в театр

Культуролог Илья Кукулин объяснил, почему рэп – это неопасно и, может быть даже, хорошо:

Вчера утром ко мне обратилась по электронной почте корреспондентка одного из российских информационных агентств и попросила срочно (специально потом писала вопрос, когда же я напишу) дать комментарий к баттлу Оксссимирона и Гнойного/Славы КПСС/Бутера Бродского (на всякий случай поясню, что русским рэпом я занимаюсь как социолог культуры относительно давно и с творчеством Оксссимирона и Гнойного был знаком и до баттла). В ее электронном письме меня поразил финал. Агентство, имеющее вполне приличную репутацию (не скажу, какое), разговаривало со мной так:

«Многие сегодня критикуют подобные баттлы, объясняя это содержанием нецензурной лексики и «духовной убогостью» подобных дуэлей.

Хотелось бы узнать, как Вы относитесь к подобного рода мероприятиям? На Ваш взгляд, стоит ли их запретить в России?»

Я попросил от корреспондентки гарантии того, что мой комментарий будет напечатан без изменений, и получил от нее такое обещание. После чего ответил, несколько смягчая то, что я думаю, и реагируя прежде всего на слово «запретить»:

«Согласно отчету Nielsen Music, опубликованному в мае этого года, в США впервые за всю историю продажи записей рэп-музыки (включая продажи в Интернете) превысили продажи рок-музыки. Рэп, или хип-хоп — одна из самых быстроразвивающихся отраслей массовой культуры, ее «точка роста» — и не только в США, но и в России. Все бОльшая часть песен, которые становятся событиями, в нашей стране оказывается связана именно с рэпом. И Оксссимирон, и Гнойный (он же Слава КПСС, он же Бутер Бродский, у него много имен-гетеронимов) — довольно интересные авторы, при всем моем несогласии с их текстами.

Рэп-баттлы — значимая часть рэп-культуры. Мне не близки агрессивность, сексизм, расистские штампы, образ «настоящего мачо», которые культивируются на баттлах. Однако баттлы не призывают к насилию. Напротив, они позволяют превратить в театр ту агрессию, которой слишком много в нашем обществе. Поэтому я считаю, что запрещать рэп-баттлы ни в коем случае нельзя. Если их и подобные мероприятия запрещать, агрессия может превратиться из речевой в реальную. Лучше оспаривать, осмеивать, пародировать те штампы, которые выплескиваются в речах баттлеров. Я вижу, что феминистки в социальных сетях уже издеваются над баттлом Оксссимирона и Гнойного и над обилием клише в их поэтическом мышлении. Это отлично. И баттл, и эти издевательства — это все вместе и есть одно из направлений продуктивного развития культуры. Конечно, не единственно возможное — но у культуры всегда много путей, и самое интересное рождается на их пересечении».

Я не написал в комментарии, что стихотворение Эмси России про баттл мне не нравится, потому что она начинает по ходу дела присваивать себе мужской мачистский язык власти, а не деконструирует его — та же ошибка, что совершали ранние Pussy Riot в своей акции по захвату метро «Боровицкая».

Мой комментарий не опубликовали, корреспондентка пропала.

По поводу этого рэп-баттла высказались уже все мои знакомые, мне очень не хочется вылезать и сообщать про свои пять копеек. Но послушайте, здесь опять возникает та же ловушка, в которую меня уже сто раз пытались поймать. С одной стороны, возникают Стражи Добра и говорят — давайте запретим все, что нам не нравится, с другой — мне предлагают считать использованное в баттле слово про еврея на букву «ж» проявлением особо острого юмора. (Помню, помню, мне в начале 2000-х уже объясняли, что слово про еврея на букву «ж» и про гея на букву «п» — это просто юмор такой; так и не убедили, а потом из этого выросла легитимация Проханова и много другого интересного.) Ну, или — это просто слово такое.

Я принципиальный противник любых запретов в культуре и вижу ситуацию так. Рэп и до некоторой степени рэп-баттлы — это одна из точек роста массовой культуры. В ней для меня сочетается много интересного и много откровенно чудовищного. Единственный способ с этим работать — деконструировать штампы агрессии, мачизма, сексизма, шовинизма, которые есть в российском рэпе. Спорить. Уверяю вас, этот спор не останется в тусовке, теперь благодаря соцсетям действует общее информационное пространство. Тогда через поколение (в компьютерном, а не в демографическом смысле) рэп-движение и вообще новые культурные жанры могут дать очень интересные результаты. Если это запрещать и стигматизировать в целом или затевать моральную панику в жанре «вот кто нам мешает жить и работать», ситуация опять будет отброшена назад, и следующее поколение независимого культурного движения опять будет начинать с нуля/на пепелище.

manager