П

Программа Ц: Молдавские события весны 2009 года: суть и последствия

Илья Переседов: Если б я был образованным и состоятельным и у меня президентом был бы коммунист, я бы тоже вышел на улицу.

 

Сергей Марков: Если молдавская государственность прекратит свое существование, то у нас появляются все основания признать приднестровскую государственность.

 

Максим Мищенко: Если мы здесь не будем работать над собой, если мы не будем вмешиваться в политику, то в конечном счете эта ситуация придет сюда, и у нас будет то же самое, что мы увидели в Кишиневе.

 

Илья Пономарев: Всех заперли на стадионы, прошли массовые аресты – самая крупная была полицейская операция в истории России.

 

Сергей Удальцов: Если сегодня в России реально изменения не пойдут, курс не будет изменен, как я в начале сказал, вы здесь дождетесь и молдавских событий, и украинских, и, извините меня, мало не покажется никому.

И. Переседов:
5-го апреля очередные парламентские выборы в Молдавии закончились неожиданными бунтами и массовыми выступлениями со стороны молодежи, оппозиции. Итог: разграбленный президентский дворец, сейчас уже говорят о как минимум одном трупе среди манифестантов – вроде бы, жертва рук милиции. С другой стороны, масса пострадавших среди милицейской братии. И тему, наверное, нашу сегодня я бы определил как «Стихийные гражданские выступления на территории бывшего СССР, их истоки, причины, возможные последствия, ну и насколько это важно для России, для нас».

 

С. Марков: Ну, мне кажется, что это еще не стихийные, стихийные будут, когда кризис будет развиваться экономический, наиболее вероятно – в Украине, которые могут привести к серьезному переформатированию там политического пространства. Но вот был этот протест, я бы сказал, что это был протест за право сфальсифицировать выборы. Потому что они хотели своеобразного третьего тура в Украине, то есть, они хотели сломать справедливые выборы прошедшие…

 

И. Переседов: Почему в Украине? В Молдове.

 

С. Марков: В Молдове, да, естественно. Как в Украине на третьем туре, я говорю. Значит, они хотели сломать эти прошедшие выборы, чтобы под их контролем прошли новые выборы и, пользуясь своим контролем, они их, по сути дела, и сфальсифицировали, деморализовали полностью тех, кто голосовал за коммунистов. Ну как можно голосовать еще один раз за тех, кто отдал власть свою в руки противников? Я думаю, что цель такая была: главным, кто выступал, организатором, что ли, были румынские политические силы радикальные, не румынское правительство – я уверен, что румынское правительство знало об этом и молчаливо так на это смотрело.

 

И. Пономарев: На самом деле главные демократы в Молдавии – это, безусловно, коммунисты. А те, кто сейчас там все громит,– это националисты, которые хотят именно националистического, профашистского, по сути дела, переворота в Молдове.

 

С. Марков: С этим полностью согласен.

 

И. Переседов: Почему профашистского?

 

И. Пономарев: Потому что он построен на национальной, причем на ультранациональной, идее – на идее национального превосходства. Это те же самые люди, которые развязывали конфликт в Приднестровье, это те же самые люди, которые развязывали конфликт в Гагаузии и так далее и тому подобное. В этом смысле мы получили пример того, как следует себя вести в условиях такого вот спровоцированного протеста. Этот протест был ожидаем, Воронин про него говорил еще до выборов – соответственно, власти имели свой план действий. Этот план действий, в отличие от того, как действуют российские власти, был построен не на тупом насилии, не на использовании провокаторов, не на использовании полицейских сил – Воронин показал всему миру, что эти так называемые демократы не имеют никакой программы, не имеют никакого плана действий, не рассчитывают на самом деле на победу, не могут удержать власть и, даже получив символ президентской власти – президентский дворец в свои руки, все абсолютно провалилось.

 

С. Удальцов: Мы должны с вами понимать, что сейчас, на фоне развития экономического кризиса, подобные молдавским события, с разным содержанием, с разными участниками, безусловно, будут происходить все чаще и чаще. Мы с вами не так давно видели события в Латвии, мы видели события в Литве. Там это были таки достаточно локальные события, но тем не менее. Первый звонок.

 

И. Переседов: Ну, Грецию тогда уже можно приводить.

 

С. Удальцов: Ну, Греция само собой, и в Болгарии были выступления. Сейчас Молдавия, Грузия, в Украине, я думаю, нас ждут весьма интересные события на фоне грядущих выборов президента. То есть, безусловно, кризис, от которого страдают все, уж на постсоветском пространстве это безусловно, простые граждане, он будет подталкивать к таким проявлениям острым политическим. Мы должны здесь посмотреть вглубь вопроса и понять для себя, что, если мы возьмем историю событий на постсоветском пространстве, в последние там двадцать лет (восемнадцать, условно говоря), то все, что там происходит,– процессы негативные, мягко говоря, это следствие развала той преступной… ну, не ошибки, а… нет, преступления, того преступления, которое произошло с развалом Советского Союза. И хочу подчеркнуть, если вы заметите, все вот эти – как угодно их называйте – оранжевые революции, там, голубые, зеленые, как угодно, они все, в общем-то, отдаляют те республики, те государства, в которых они происходят, от России. И в России такие процессы, они будут обязательно развиваться, как бы того не хотелось. И здесь уже надо ставить вопрос глобально: или Россия меняет курс (а этот курс нужно менять, безусловно, сдвигаясь влево), курс на социализм (можно спорить, так сказать, об оттенках этого социализма, но однозначно в эту сторону), нам надо становиться этими гуманитариями, которые собирают вокруг себя, грубо говоря, восстанавливают то, что было разрушено в 91-ом году,– только тогда мы можем избежать сценария, когда вокруг России окажутся полностью враждебные государства и сама Россия станет перед угрозой расчленения и уничтожения.

 

М. Мищенко: На мой взгляд, и Грузия, и Молдавия, и Украина – все это звенья одной цепи. Все это – продуманная политика Соединенных Штатов Америки. Мы можем подробно ее прочитать, в общем-то, основные моменты этой политики, в книге Збигнева Бжезинского «Великая шахматная доска». И он там в принципе говорит о том, что между Россией и Европой должен быть создан санитарный кордон. Именно поэтому Румынию никогда не будут видеть в Евросоюзе американцы, именно поэтому они режиссируют таким образом эту грамотную игру. Задача, на мой взгляд, абсолютно в этом уверен, Америки – сделать очередной очаг напряженности здесь. Они провоцируют конфликт военный между Молдавией и Приднестровьем. Россия так же, как соседи, устремляется на помощь своим гражданам, которых огромное количество в Приднестровье, мы идем через Украину, но Украина уже другая. Это не так, как было в том военном конфликте. Вот еще новый клубок и новый узел, новый военный конфликт, очень серьезный и, на мой взгляд, гораздо более опасный, нежели на Кавказе.

 

И. Пономарев: Меня потрясает вот эта, вообще говоря, конспирология.

 

С. Марков: А я как раз хотел поддержать Максима. Мы должны при этом понимать, какие самые опасные сценарии. Самый опасный сценарий заключается в том, что если происходит одновременно насильственный захват власти в Молдове, присоединение к Румынии, румынизация и одновременно действительно, Илья, и вот Вы об этом говорили… а ведь это политические наследники…

 

М. Мищенко: Кстати, а Румыния – член НАТО.

 

С. Марков: Да, Румыния – член НАТО. Это политические наследники тех, кто посылал танки и – у них это называется «полиция особого назначения» на территорию Приднестровья, кто убивал приднестровцев, и они опять начинают военную операцию. Мы встанем перед необходимостью оказать военную поддержку.

 

И. Переседов: Через Украину?

 

С. Марков: Да. Тем более, что мы четко сказали, устами нашего министра, о том, что если молдавская государственность прекратит свое существование, то у нас появляются все основания признать приднестровскую государственность.

 

И. Переседов: Как – через Украину?

 

С. Марков: С одной стороны, в Украине живет братский народ, который хочет помочь приднестровцам. Но если украинская государственность отрицает русский язык как официальный язык, пытается его забить, если украинскую государственность пытаются строить на противостоянии с ближайшей Россией, с которой хотят дружить большинство их собственного населения, если украинские политики предают свою родину, и сдают контроль над важнейшими государственными институтами иностранным центрам влияния, как происходит в Службе безопасности Украины, Министерстве обороны…

 

И. Пономарев: Сергей, ну если бы не были мы в Украине, то, наверное, поверили, но зачем же так передергивать?

 

С. Марков: Ничего я не передергиваю.

 

И. Пономарев: Вы представляете себе: в Вашингтоне будут сидеть люди, смотреть по интернету вот то, что мы здесь снимали…

 

И. Переседов: Что говорят в России…

 

И. Пономарев: …влиятельные кремлевские политологи говорят: время посылать войска, время расчленять Украину…

 

С. Марков: Не «время посылать войска» – в Украине могут начаться процессы, как в Молдове.

 

И. Пономарев: Так же, как вы сейчас говорили о Бжезинском, так же будет сказано: сам мозг, мозг…

 

М. Мищенко: Так он сам написал это в своей книге.

 

И. Пономарев: А кто такой Бжезинский? Старик 80-ти лет. Сергей Саныч бывает в Кремле в десять раз чаще, чем Бжезинский бывает в Белом Доме. Он сидит в своем офисе на Ям-стрит и пишет свои книжки. Старый больной человек. Мы про него…

 

С. Марков: Он, может, и больной, но идеи его живы.

 

С. Удальцов: Что же делает российское руководство? Вот Сергей Марков, член правящей партии, депутат Госдумы, Максим тоже депутат. Что же делает российское руководство? Проводится бездумная, на мой взгляд, реформа армии, в самый неподходящий момент. Те требования, которые выдвигает оппозиция (причем, не какая-то там радикальная, маргинальная, как вы бы сказали, а самая что ни на есть умеренная – Справедливая Россия, КПРФ): прогрессивное налогообложение, госрегулирование в отдельных сферах ценообразования, тарифов,– это все не находит поддержки у правительства. Вы пытаетесь, по-моему, очень так искусственно порой, порой не очень отвлечь отвлечь внимание наших граждан от насущных проблем и перевести их гнев, значит, праведный на Соединенные Штаты там, на Евросоюз – вот на эти темные силы, которые реют над нами, да? Перекос явный. Явный перекос.

 

С. Марков: От коммуниста слышать о том, что слишком много критикуют Соединенные Штаты Америки, – это странно.

 

С. Удальцов: Нет, перекос явный. Явный перекос.

 

С. Марков: Сергей, Вы знаете, я могу поговорить с Вами военной реформе, могу поговорить по точечной застройке, поверьте мне, я сильно против точечной застройки. Мы можем поговорить по реформе образования, по многим другим, по выступлению Путина, про то, какие должны быть налоги, но это – другие темы, Вы понимаете?

 

С. Удальцов: Но это взаимосвязано абсолютно.

 

С. Марков: Есть такой формат, у нас задана тема.

 

С. Удальцов: Нет, это корень.

 

С. Марков: Мы не должны обо всем сразу и вместе говорить.

 

И. Переседов: Насколько я понимаю, секундочку, Владислав говорит, что Молдова – хороший пример и что если у нас политика будет двигаться в том же направлении, в котором она двигается сейчас, то мы доиграемся до Молдовы не в отдаленной перспективе, там, когда Обама выделит какие-то средства на какой-то проект, а в самый что ни на есть ближайший, когда выйдут вот эти униженные и оскорбленные и так далее.

 

С. Удальцов: Уже осенью девятого года.

 

И. Переседов: И здесь как раз хотелось спросить у Максима…

 

С. Марков: Там не было никаких униженных и оскорбленных, там были молодые студенты из богатых более-менее семей, у которых хватило денег, в том числе на образование, на путешествие и так далее.

 

И. Переседов: Вы знаете, если б я был образованным и состоятельным и у меня президентом был бы коммунист, я бы тоже вышел на улицу.

 

С. Удальцов: Мы от вопроса ушли вот уважаемые коллеги, ушли.

 

И. Переседов: Вернемся сейчас, Сереж, вернемся, вернемся.

 

М. Мищенко: От вопроса именно Вы сознательно ушли, по-моему. Из Румынии сразу же в Россию.

 

С. Марков: От вопроса не я ушел, это Вы ушли.

 

С. Удальцов: Но мы же хотим посмотреть, что в России будет.

 

С. Марков: Я говорю о вопросе, который… а Вы, ушли от этой темы. Постоянно пытаетесь сбить нас, чтобы мы ушли куда-то в другое. Мы не уйдем.

 

С. Удальцов: Мы же не сейчас в России, а не в Молдавии, нам что важнее?

 

И. Пономарев: Наоборот, вы все время, вообще-то, политика Единой России – все время, в ответ на любые протесты говорить о том, что они идут от Америки. Это отовсюду идет, это позиция Грызлова, он об этом говорит постоянно: это все шпионы – что у нас в стране происходит, что там происходит, это все западное влияние.

 

С. Марков: Вы что, вы что не слышали, что я сказал? Я сказал: это не оранжевая революция, организованная Вашингтоном, а оранжевая отсебятина, организованная румынскими нацистскими группами и даже не румынским правительством. Американцы, я думаю, по фактам так более-менее узнали и тоже очень сильно удивились.

 

И. Пономарев: И ужаснулись.

 

С. Удальцов: Сергей, но в чем мой вопрос заключается: ведь Вы педалируете тему, что все инспирировано Западом. А меня интересует тогда, как же Россия будет противостоять этому. И из политики партии, которую Вы вот представляете, я не понимаю как.

 

И. Переседов: Я думаю, ты не туда задаешь свой вопрос. Вот Максим Мищенко здесь сейчас есть, который именно представляет молодежные силы. Мне было интересно услышать все-таки твое мнение как молодежного активиста обо всех этих событиях. Я удивлен, что ты все списываешь на какое-то влияние извне и Запада. Мне кажется ты как никто другой должен признавать возможность молодежи так вот спонтанно собраться в неком политическом направлении.
М. Мищенко: Ну да, конечно. Наташа Мораль приехала из Израиля, стала сотрудничать там с Британским Фондом…

 

С. Удальцов: Опять начинается!

 

М. Мищенко: …постоянно там взаимодействует со всеми этими институтами, которые поддерживают различные инициативы молодежные, которые финансируются из Запада федеральным департаментом США. Мало того, уже сейчас здесь, в России, их инструктора делают акции – помните вот этот вот нарумевший случай с музеем, про медвежонка? Это группа технологов с Украины, на марши несогласных приезжают ребята с Украины, наши оранжевые так называемые ездят туда в Карпаты и там учатся. Это процесс, который будет взаимосвязан и естественно, что они по-любому придут сюда.

 

С. Марков: Совершенно верно.

 

С. Удальцов: Максим, ну что делает молодежь провластная, Единая Россия, чтобы противостоять этому?

 

С. Марков: Молодежь, я говорю, сорвала сценарий оранжевой революции, которая готовилась у нас в России на 2005 год. Когда не скрывали они то, что будут делать оранжевую революцию в России, откровенно говорили, все эти каспаровы и прочие выступали.

 

С. Удальцов: Во-первых, Каспаров не имеет к этому никакого отношения – это во-первых. Во-вторых, давайте не вспоминать сейчас события двухгодичной давности, сейчас у нас 2009 год. У нас в разгаре кризис, Вы обвиняете Запад, хорошо, что делается, чтобы защитить граждан страны от выхода на улицу?

 

М. Мищенко: Сергей, ты говоришь, что ты к Каспарову не имеешь никакого отношения. Почему ты сидел с ним за одним столом, выступал…

 

С. Удальцов: У нас совершенно разные организации. Мы и с тобой сейчас вот сидим вместе.

 

С. Марков: (к И. Переседову) Послушайте, Вы специально к нам провокатора подсадили, чтобы он не давал нам обсудить тему, которую Вы задали?

 

И. Переседов: Не могу назвать Сергея в данном случае провокатором. И я не считаю, что в данном случае он так уж не по теме говорит, потому что, во-первых, заявление о том, что молдавский опыт у нас может повториться в этой ситуации, оно к теме относится – это раз. И два: если вспомнить, что мы говорили в начале о Кишиневе, там встает тема молодежной политики, роли молодежи в текущей политической ситуации.

 

С. Марков: Если вот так перейти на вопрос – точный ответ: что делает партия, чтобы не допустить этого? Во-первых, как известно, она борется с кризисом: есть антикризисный план, который, в общем-то, неплохой и сделан по общим… примерно как все крупные страны делают, примерно так же делаем и мы. Вот я недавно выступал в Стамбуле на высоком форуме. Честно? Я был горд за наше правительство. И турки нам завидуют, что у нас есть такой план. Во-вторых, как известно, для того чтобы молодежь не выпала, ведутся большие проекты в области молодежной политики и сейчас, там, Максим может подробности рассказать. Например, мы знаем, что летом большой лагерь будет на Селигере очень, точнее, в течение полутора месяцев – использовать положительный опыт, который там был для социализации. Я бы, например, подкрутил, конечно, наш телевизор. Мне кажется, что в этом смысле телеканалы ведущие и радио в лагерной среде, они где-то друг другу противостоят: одни социализируют в интересах родины, другие рассоциализируют, чтобы создать такое антисоциальное поведение, я бы сказал, в интересах развала родины и так далее.

 

С. Удальцов: Это какие телеканалы?

 

С. Марков: Два, то есть, три главных: НТВ, Первый и…

 

С. Удальцов: То есть, они сейчас разлагают, да?

 

С. Марков: Ну, с моей точки зрения, да. С моей точки зрения, современные телеканалы, они несут такой анти… асоциальный позыв.

 

М. Мищенко: Молодежь России, естественно смотрит за тем, что происходит на постсоветском пространстве и нас это очень волнует. И я скажу так: выстраивается система защиты против тех событий, которые, возможно, будут здесь. Задача нас как, скажем так, лидеров молодежных движений – постоянно информировать молодежь, которая входит в наше движение, о том, что происходит и стараться как можно сильнее распространять эти волны, говорить о том, что вот, ребята, смотрите, что происходит там. Если мы здесь не будем работать над собой, если мы не будем вмешиваться в политику, то в конечном счете эта ситуация придет сюда, и у нас будет то же самое, что мы увидели в Кишиневе.

 

И. Переседов: То, что происходит в Молдове, то, что может начаться на Украине,– это вне политического поля. Во-первых, за счет своего инструментария, а во-вторых, за счет исполнителей, потому что эта молодежь, она вообще не является носительницей никакой четкой идеологии, никакой позиции политической у нее нет.

 

И. Пономарев: Давайте возьмем чистый, отвязанный от любой страны (чтобы не было, то есть, вот Америка, туда-сюда), случай. Международное антиглобалистское движение.

 

И. Переседов: Так.

 

И. Пономарев: Каждый год проходят саммиты Большой Восьмерки, проходят саммиты ВТО, на которые каждый раз антиглобалисты собираются. И вот мы, поскольку являемся частью этого движения, организовывали аналогичные события здесь у нас, в Санкт-Петербурге. Я знаю, как происходит каждый раз. Каждый раз лидеры социального движения обращаются к Большой Восьмерке с предложением выслушать те предложения, которые идут снизу, от участников этого движения, обсудить их. То есть, для того, чтобы то, о чем мы говорим, фигурировало в публичном поле. Наше предложение – безо всяких протестов, культурно, цивилизованно, без погромов, Макдональдсов и так далее. Иногда на это идут, и в таком случае никаких погромов не происходит. Иногда не идут. В России произошел, вообще, средний случай: с нами сначала на переговоры пошли, и у нас были прямые переговоры с Оргкомитетом саммита Большой Восьмерки, а затем, когда предполагался уже мирный диалог (была даже запланирована наша встреча с Президентом России от лица Большой Восьмерки для того, чтобы были донесены эти предложения, всех заперли на стадионы, прошли массовые аресты – самая крупная была полицейская операция в истории России. Как теперь можно людям говорить о том, что давайте вести диалог? Как теперь можно людям говорит: давайте не ходить на ОМОН?

 

М. Мищенко: Ваши встречи с Карин Клеман, Джемалем и так далее, Ваше объединение вот это вот, Объединенный левый фронт – понятно, для чего это все делается. И понятна цель…

 

С. Марков: Чтобы прочесть левые настроения, как пойдет протест во время кризиса, да? Они либо бегут сразу, разгневанные пенсионеры каспарова – им приготовили такой переходник, понимаете? Промежуточный этап им приготовили в виде левых соратников Каспарова.

 

С. Удальцов: Вы просто слабо интересуетесь конъюнктурой. Абсолютно разные Левый Фронт и Каспаров, разные идеи (?). Вы хоть почитайте в интернете, вы ж политологи. Значит Вы специально все в кучу смешиваете.

 

С. Марков: Мы говорим, что Вы реально в марше несогласных

участвовали?

И. Пономарев: Левый Фронт в марше несогласных не участвовал.

 

С. Удальцов: В марше несогласных ни разу Левый Фронт не

участвовал.

С. Марков: Вы лично участвовали?

 

С. Удальцов: Я лично участвовал в седьмом году.

 

М. Мищенко: Каспаров на одной сцене с Вами стоял – я правду говорю?

 

И. Пономарев: Вы работали на Демократическую партию США.

 

С. Марков: А я и не спорю. Действительно. Десять лет работал. Когда в России главная проблема была…

 

И. Пономарев: Вот тот самый NDI, против которого борется господин Мищенко, Вы от него деньги получаете.

 

С. Марков: Я, кстати, считаю, что зря.

 

И. Пономарев: И это является как раз открытой информацией, это правда, да?

 

С. Марков: Конечно. Абсолютно.

 

И. Пономарев: Я вот никогда не получал денег ни от Айэрэй, ни от NDI. И вообще ни от одной структуры…

 

М. Мищенко: И на Ходорковского не работали?

 

И. Пономарев: На кого?

 

М. Мищенко: Ходорковского.

 

И. Пономарев: Работал, конечно. Я работал в ЮКОСе. Никто не скрывает, это моя официальная биография 2001-го года.

 

И. Переседов: Так, я понял, что все здесь сидят люди с оченьинтересными судьбами.

 

С. Марков: Я считаю, что сначала у России проблема была свободы. И с этой точки зрения, когда вот мы ходили, от коммунистических вот этих штук, да?.. очень важно было, и американцы были нашим союзником. Но потом встала другая проблема – восстановить государственность. И здесь американцы, к сожалению, были заинтересованы в слабом государстве, и они уже перестали нам быть союзником в этом отношении. Вот сейчас мы восстановили государственность, поменялась эта проблема. Сейчас нам нужно не столько укреплять государственные институты, которые и так достаточно сильные, да? Сколько нам нужно усиливать общественный контроль над этими институтами и формировать новую элиту. И с моей точки зрения, как раньше было: главный разлом – за коммунистов или за свободу. Потом стал главный разлом: вы за олигархов или вы за государственность российскую. Сейчас стал главный разлом: вы за продолжение аморальности или за восстановление нравственности, которая в том числе означает, между прочим, что вся элита должна быть жестко проверена на формат соответствия нравственным принципам.

 

И. Пономарев: Все время перед страной ставится ложный выбор, типа вот этого – за коммунистов или за свободу. Коммунисты и есть свобода. Поэтому такими ложными выборами, собственно, и управляли страной. Такие ложные выборы и приводят к оранжевой революции, потому что люди чувствуют фальшь, и как только возникает возможность эту фальшь преодолеть, вот в этой ситуации и происходят выходы людей на улицу.

 

М. Мищенко: (к И. Пономареву и С. Удальцову) Деньги из одного кармана.

 

С. Удальцов: Деньги общие? Какие факты? В студию!

 

И. Пономарев: Откуда у нас деньги?

 

М. Мищенко: Из Америки у вас деньги, ребята.

 

С. Удальцов: Из Америки у нас деньги? У вас что там эти… счета?

Представьте.

М. Мищенко: Оттуда, откуда деньги и у оранжевых и так далее.

 

И. Пономарев: Откуда конкретно у нас деньги?

 

М. Мищенко: (к И. Пономареву) Вы просто левая рука, а это (С. Удальцову) правая рука. Фонд Сороса и так далее.

 

С. Удальцов: Если сегодня в России реально изменения не пойдут, курс не будет изменен, как я вначале сказал, вы здесь дождетесь и молдавских событий, и украинских, и, извините меня, мало не покажется никому.

 

М. Мищенко: Мне на самом деле импонирует Сергей. Он очень хорошо выступает на митингах, давно слежу за его выступлениями, но я до сих пор не могу понять: то ли он сознательно, в общем-то, идет на шаги объединения с этими международными так называемыми левыми организациями, куда входят там Карин Клеман, Джемаль и так далее, то ли он… ну действительно, его просто-напросто разводят. Поэтому я, пользуясь случаем, хотел бы сделать небольшой презент и подарить вот Сергею книгу его тезки Сергея Кара-Мурзы «Маркс против русской революции». Тут очень много интересных фактов, которые описывают именно русофобство.

 

С. Удальцов: Хорошо, Максим, в следующий раз я тоже какой-нибудь подарок заготовлю.

 

И. Переседов: Итогом этой программы для меня стало то, что я вдуг ощутил (быть может, это не так, но я ощутил вот благодаря нашим гостям), что угроза ну, если не повторения молдавского сценария, то во всяком случае попытка к его реализации перед нами реально сегодня есть и стоит, действительно.

Илья Переседов

Добавить комментарий