В одной из серий мультфильма «Ну погоди!» есть сцена, где заяц забегает от волка в троллейбус. Преследователь бросается за ним, но двери предательски захлопываются, так что голова хищника оказывается запертой в салоне, в то время как ноги, выделывая умопомрачительные кульбиты, вынуждены прыгать по улице, вслепую обгоняя препятствия.

На остановке Серый всё же попадает в салон, но заяц успевает выскользнуть через передние двери, которые опять лязгают в самый неудачный для хищника момент – ситуация зеркалится: голова торчит на улице, а тело остаётся запертым в салоне.

Эта сцена, безусловно – одна из самых смешных и уморительных в сериале: особенно, как говорят сегодня, доставляет, что сопровождает её музыка из песни «Дорогой длинною».

По моим многократным наблюдениям, зрительский хохот достигает своего пика в момент, когда в салоне троллейбуса законопослушный заяц пробивает пастью обескураженного и контуженного волка билет на проезд.

Сегодня эта мульт-феерия может служить своеобразным пророчеством и идеальной иллюстрацией предвыборной борьбы в российской политике.

Заяц – парламентские партии, волк – несистемная оппозиция (её, кстати, официальные СМИ рисуют очень похожей на мультяшного волка). История с троллейбусом – попытка въехать на выборах в Госдуму.

Надо отметить, эта сцена из «Ну погоди!» уникальна и особенно интересна тем, что её главный и наиболее активный персонаж до конца остаётся невидимым за кадром: это водитель, который настолько удачно и вовремя открывает и закрывает двери, что полностью меняет естественный ход погони.

Этим он полностью копирует серых кардиналов российской политики.

Самое смешное и актуальное для нас – если представить, что кто-то устроит разбирательство ЧП, случившегося при движении троллейбуса, окажется, что участие водителя сводилось исключительно к детальному следованию инструкции: по регламенту двери закрыл, по графику открыл.

Законопослушный заяц прошёл нормально, а волк, мало того что хулиганил при входе, так ещё потом и в слепой зоне оказался: конструкция троллейбуса допускает возможные улучшения, но к водителю в данном случае претензий нет.

Если точно следовать «букве» сюжета, окажется, что нахождение головы волка в салоне имело лишь один смысл – легитимировать комфортабельный проезд в нём зайца (пробил билетик). А водитель – он над схваткой: мог бы хищника куда подальше увезти, ан нет, в последний момент выпускает на улицу. Чтобы зайцу жизнь мёдом не казалась.

И, оказавшись внутри долгожданного телевизора, он искренне и рьяно фальшивым голосом он начал петь «О соло, о соло миа!…»