З

Закон Ротенберга. Столичная парковочная «ржа». «Солнечный угар» Никиты Михалкова

Добрый вечер! Сегодня пятница, 10 октября. Более 7 часов вечера в Москве. У микрофона Илья Переседов. Вы слушаете «Столицу FM». Мы начинаем программу «Итоги недели».

Неделька выдалась, надо сказать слава Богу, относительно спокойная. Россию продолжает Россию продолжает слегка трясти в условиях экономической нестабильности. Но наши депутаты не спят и стоят на ее страже. Вот главная тема прошедшей недели- это то, что в среду, 8 октября, Госдума приняла в первом чтении законопроект о возмещении гражданам России из бюджета потерь от заведомо неправосудных решений иностранных судов. Вот такое длинное и заумное название у этой законотворческой депутатской инициативы. В народе ее прозвали «закон Ротенберга». По имени известного нашего российского олигарха Аркадия Ротенберга. В чем суть и соль данной инициативы. Говорю просто, потом, надеюсь, наш эксперт меня поправит. Итак, инициатива следующая — если имущество кого-то из граждан России. Вот кого-то, какого-то гражданина России имущество за границей страдает от, цитирую «…заведомо неправосудных решений иностранных судов», то тогда его потери компенсируются ему из федерального бюджета Российской Федерации.

Опять таки, злые языки тут же начали говорить о том, что в данном случае за наш с вами, собственно говоря, счет и нашими денежками будут покрываться расходы олигархов. Надо сказать, что не одни только абстрактные анонимные злые языки этим отличаются. В частности, ни одна из оппозиционных партий, присутствующих в Госдуме, за этот закон не проголосовала. Более того, в правительственном часе в Госдуме в среду выступал никто иной, как министр экономического развития Алексей Улюкаев, еще ранее критиковавший этот законопроект. И вот Улюкаев просто таки просил его не принимать. Цитирую прямые слова министра: «Моя позиция известна — мы официально давали еще в апреле отрицательное заключение на этот законопроект. На новой стадии рассмотрения он к нам не поступал…» То есть вот так «бортанули» Министерство экономического развития. «А в заключении мы говорили о том, что там есть серьезные коллизии с международными обязательствами, с нормами международного права и фактически он распространяет неявную бюджетную страховку на иностранные активы. Мы поощряем вывоз капитала из страны в различных формах, что наверно не является задачей экономической политики. Это было бы контрпродуктивно».

То есть, что, в общем, говорит министр Улюкаев, не какой-то злостный оппозиционер. Что товарищи дорогие, к чему мы приходим, обещая нашим бизнесменам… не всем, а каким-то «правильным» бизнесменам, что их зарубежные активы будут защищены. В то время, как их активы внутри страны не защищены гарантированно. Тем самым, мы их провоцируем на то, чтобы они эти деньги из страны вывозили. Вот такое мнение на этот счет у Улюкаева. У всех оппозиционных партий: ЛДПР, справедливороссов и коммунистов. Но «Единая Россия» своим парламентским большинством все таки этот закон в первом чтении приняла.

С нами на связи Герман Клименко, бизнесмен, президент Ассоциации развития электронной коммерции. Герман Сергеевич, здравствуйте!

КЛИМЕНКО: Здравствуйте, Илья!

ПЕРЕСЕДОВ: Как мы дошли до жизни такой, рассказывайте!

КЛИМЕНКО: Все бросились в панике искать разного рода деньги, поэтому и дошли до такой жизни.

ПЕРЕСЕДОВ: Так в данном то случае мы денежки наших как бы государственные не экономим, а как наоборот — готовимся разбазаривать их.

КЛИМЕНКО: В случае с «законом Ротенберга» мне кажется все таки не всегда… знаешь, иногда бывает просто сон — мне кажется, что речь все таки идет не о том, чтобы защитить конкретного товарища, который сам же заявил публично, что вообще даже мыслей не имел, а речь идет…

ПЕРЕСЕДОВ: Да-да, с товарищем все нормально, он сказал, что в общем… Просто с него разговор начался. 23 сентября стало известно, что финансовая полиция Италии арестовала недвижимость Аркадия Ротенберга, который попал под санкции США и Евросоюза.

КЛИМЕНКО: Да, да, да. Но речь идет вот о чем. На самом деле, у нас же большая проблема заключается в том, что если дальше будут развиваться таким образом санкции тем или иным способом, то мы дождемся того, что могут быть… Помнишь, была акая история с компанией Noga? У нее такое название смешное. Которая по суду с Россией очень долго бегала по всей территории мира, по всему миру и что-то у нас пыталась арестовать. Здесь история все таки знаешь… Я не сторонник теории заговора, хотя иногда кажется, что все так оно и есть, но в данном случае мне кажется, что законодатели имели ввиду не то, чтобы защита самого Ротенберга, а по большому счету защита наших компаний, которые к Ротенбергу не имеют никакого отношения, но я бы все-таки не хотел, чтобы у нашего «Газпрома» что-то отобрали. Или чтобы отобрали что-то у…

ПЕРЕСЕДОВ: Подождите, Герман Сергеевич, дорогой. Закон же не мешает кому-то что-то у нас отбирать. Закон говорит, что если у кого-то что-то из наших бизнесменов отберут, мы им это компенсируем из бюджета.

КЛИМЕНКО: Илья, нет. На самом деле это такая правовая история. Не вопрос сроков компенсации. Вопрос — кто представляет интересы этого бизнеса за рубежом. Мы, на самом деле заявили сейчас, что если кто-то конфискует… Знаешь, вот у меня всегда была мечта, еще когда был военным, чтобы вот когда американцы своих солдат спасают, они ради этого поднимают вертолеты, авианосцы или еще что-то. Вот это примерно тот случай, когда если что-то конфискуют у российского бизнесмена, тут выходит Государство и говорит: вот вы знаете, вы, бизнесмен, пока езжайте в Россию, отдыхайте, а пока мы с вами посудимся. Согласись, что когда судятся государства, это несколько иная позиция, несколько иные возможности, как юридические, так и правовые. По большому счету, государство говорит о том, что арестованное имущество может быть национализировано и стать российским на территории той же Испании, Италии или еще какого-то другого государства. Это совершенно иной государственный статус. Вопрос о том, как будет произведена расплата с господином Ротенбергом. После того ли, как государство что-то получит? Я говорю условно «господин Ротенберг». Но это единственный фиксированный способ защиты действительно наших интересов за рубежом. То есть, грубо говоря, мы бы с тобой создали фирмочку по продаже чего-нибудь, информации какой-нибудь. У нас бы конфисковали и тут государство говорит: вот теперь я вас защищаю, когда я вас отсужу, я вам отдам те деньги, которые отсужу. То есть, по большому счету государство действительно встает на сторону бизнесменов, но мне кажется там нет речи о том, что вот у тебя конфисковали завод за 100 млн долларов и государство тебе тут же откатило тебе 100 млн долларов. Ни в коем случае…

ПЕРЕСЕДОВ: Услышал аргумент. Надо заметить, что эта позиция во-многом совпадает с позицией «Единой России», к которой, правда, Клименко не относится.

КЛИМЕНКО: Нет, я не отношусь к «Единой России».

ПЕРЕСЕДОВ: Вот Владимир Плигин, который такой очень матерый и серьезный депутат — единоросс, как раз автор очень многих законопроектов. Он такой тяжеловес именно в деле написания законов. Он говорит о том, чтобы прийти к мнению что законопроект направлен на защиту узкого круга лиц — это не соответствует современным реалиям. Существует угроза политических решений против тех, кто живет в Крыму, в частности. Вот такие решения уже есть. Якобы этим законом в том числе хотим защитить теперь уже наших бизнесменов в Крыму, а также тех бизнесменов, которые решаться строить в Крыму свой бизнес.

КЛИМЕНКО: У нас у государства большая проблема. Дело в том, что вот мы с тобой трактуем, все равно есть несколько точек зрения. Я исхожу из здравомыслия государства и так можно трактовать. А журналисты исходят из «не очень здравомыслия государства и. как ни смешно, так можно тоже трактовать, потому что закон никто не пиарил, никто не разговаривал с индустрией. Как это обычно происходит. И поэтому даже по большому счету сейчас, когда мы спрашиваем, что происходит. Кто то додумывается, как ты говоришь, до «Единой России» до трактовки, кто-то додумывается до «закона имени Ротенберга» и запускает вот такой мем вперед. А на самом деле, если бы государство тратило немного силы и времени и разговаривало бы с народом и говорило, а зачем оно принимает эти законы и какая на самом деле цель, мне кажется у нас бы даже не то, что не было бы дискуссии, о чем говорить, но мы бы, по крайней мере понимали точно то, что хочет государство в этой истории.

ПЕРЕСЕДОВ: Герман Сергеевич, вот по поводу экономии денежных средств налоговых и национальных. Опять таки, на этой неделе Минфин внес в Правительство законопроект, дающий регионам возможность ограничивать доступ малого бизнеса к льготным режимам налогообложения. Согласоно проекту…

КЛИМЕНКО: Это вообще отвратительный проект. Вообще позиция Минфина за последний год… Я понимаю, что у него работа такая. Проблема в том, что у нас в государстве нет… У нас есть коммунисты, у нас есть либералы, у нас есть кто угодно. Вот я думаю Прохоров, когда со своей «Гражданской платформой» начинал, что он станет защитником… Это не вопрос отношения. Минфин действует, как лиса в курятнике. Они прям забегают и режут все. В случае с упрощенной системой налогообложения я был в позапрошлом году в Воронеже на встрече предпринимателей от Клуба лидеров АСИ с Владимиром Владимировичем Путиным. И там поднималась дискуссия по поводу «упрощенки» и прям выбежал на сцену заместитель Силуанова Шаталов. И прямо, я извиняюсь, образно скажу — «брызгал слюной», рассказывая, что «упрощенка» — это страшное горе для всех, что «упрощенка» эта позволяет экономить налоги и потом, когда мы с ним уже отдельно, я говорю: «Слушайте, а зачем вы врете постоянно президенту?» Ведь «упрощенка» — у нее нет названия «уклоненка». У нее нет названия «уменьшенка». «Упрощенка» — это упрощенная система налогообложения. Как бизнесмен могу вам сказать, что мне, например, на «упрощенке» финансово не очень выгодно сидеть, потому что все налоги сразу платятся. Их может быть номинально меньше, но зато от них убежать невозможно. Но то, что я всегда это плачу — это как раз не дает мне возможности уклоняться. И вот когда они продавливают свои истории, это, знаешь, такое наступление «потихонечку».

ПЕРЕСЕДОВ: Герман Сергеевич, давайте это поясним сейчас. Потому что вы сейчас говорите как голос отрасли. Секундочку. Это может быть не до конца понятно случайному слушателю. Просто как я эту ситуацию вижу, я позволяю себе такую развернутую реплику- что на сегодняшний день в России до сих пор устойчиво не сформировался костяк малого бизнеса. И для того, чтобы он хоть как то мог стартовать и функционировать, у нас введена вот эта схема системы упрощенного налогообложения.

КЛИМЕНКО: Нет, нет, нет, Илья. Я считаю, что это для того, чтобы снять пресс вот этих губернаторов, санэпидемстанций, налоговых инспекций. То есть невозможно, чтобы ресторан вел полноценный бухгалтерский учет. У меня есть аудиторская фирма лет двадцать. Я приду в любую фирму по НДС я просто разорю. И упрощенка всегда воспринималась всеми мелкими предпринимателями, средними — «мы платили, но мы были согласны с тем, что мы условно переплачиваем, потому что нет возможности. Там просто ты 6% платишь с выручки — это 6% с оборота. Ты не можешь сделать 3%, ты не можешь сделать 2%, ты не можешь сделать 1%.

ПЕРЕСЕДОВ: Давайте так — вот убрали «упрощенку» — как это отразится на рынке, на услугах?

КЛИМЕНКО: Шикарно. Первое — будет решен вопрос по увеличению рабочих мест бухгалтеров. Наша страна и так бухгалтеров, охранников и банкиров. У нас еще станет больше бухгалтеров, потому что каждый «упрощенец» вынужден будет взять себе бухгалтера и платить ему в Москве это 40-50 тыс. руб., в регионах — 20-25 тыс. Плюс, создавая ему рабочее место, и плюс, как следовательно, штрафы, пени, неустойки. То есть это как минимум. Налоговая база безусловно увеличится. Потому что все возможные пути оптимизации, которые у нас применяются на обычном режиме арбитражи трактуют как уклонение. То есть, законный способ минимизации, во всем мире это минимизация налогообложения, а у нас уклонение. Поэтому как только рестораны и торговые палатки будут выведены из упрощенки, на них тут же сядет колоссальный пресс налоговой инспекции, они будут приглашать всех… Ты в курсе, что у нас в Москве ситуация регулярная, когда фирму просто приглашают к налоговым инспекторам и говорят — слушайте, вы знаете, мы посмотрели, сколько платят в среднем по Москве, поэтому извините, если вы завтра не будете столько платить, то завтра у вас в офисе выездная налоговая проверка. А с «упрощенцем» так поступить нельзя. «Упрощенец» — это такая… ты платишь, но ты откупаешься полностью от государства. И в этом есть уникальность этой истории. Но это никак не снижение. То, о чем говорит Минфин и Шаталов. Я прочитал внимательно все комментарии. Они как раз давят на то, что они снижали — нет меньше налогов. Наоборот, физически налогов будет меньше. Но стрясти неправовыми способами — можно просто вызвать и сказать — «вот здесь ты НДС неправильно заплатил».

ПЕРЕСЕДОВ: Я правильно понимаю, что в таких условиях мы можем вернуться в 90-е — в «серые схемы», в расчеты долларами.

КЛИМЕНКО: Совершеннейшим образом, прямой путь ко всем чернушечным, опять уход в чек, уход в «бьем мимо кассы». Опять эта счастливая история, когда у нас скручиваются кассовые аппараты и так далее. Это уход в «чистый кэш». Мне кажется, Минфин в этом плане настолько оторвался от реальной действительности, что в 37-м году, можно было уже не возбуждать, а отправлять туда, в Магадан. Причем целиком и полностью.

ПЕРЕСЕДОВ: Период нэпа заканчивается, да? Возвращаемся к военному коммунизму?

КЛИМЕНКО: Он уже закончился. Его уже нет. У нас уже какая то переходная фаза. Мы вернулись к нулевой истории. А тянут все дальше и дальше. Минфин каждый день генерит. Причем самый цинизм, вот в Уголовном кодексе есть в любой статье есть понятие «с особым цинизмом». И вот когда тебе говорят: «Вы знаете, но ведь это же вместо налога с продаж». То есть вообще сразу же говорят, что налогов будет больше. Их выводят из упрощенки для того, чтобы больше сосать. То есть, вместо того, чтобы развиваться, вот знаешь, в Китае в 80-е года, когда они поднимались, у них был 10-летний мораторий и вообще бизнес никто не трогал. Потому что сперва, прежде чем корову доить, ее нужно сначала накормить и напоить. А здесь, по большому счету сейчас начинается резко прямо откровенно, как во времена Никиты Сергеевича Хрущева, когда ему он поднял налоги на коров, там же действительно в этом смысле все порезали и было какое-то время, год наверно, в стране было очень много коров. С другой стороны, мы до сих пор не можем восстановить поголовье крупного рогатого скота с тех времен.

ПЕРЕСЕДОВ: Спасибо большое. С нами на связи был Герман Клименко, бизнесмен. Президент Ассоциации развития электронной коммерции. Ну что же, как принято говорить — будем внимательно следить за этой весьма и весьма на первый взгляд печальной перспективой.

К новостям международным: на этой неделе активно присуждались или точнее были объявлены результаты и итоги Нобелевской премии. Сразу надо сказать, что от России никто ничего не получил. Хотя, в общем то, это не отменяет значимости вообще этого события. Итак, в понедельник, 6 октября в Стокгольме были объявлены лауреаты Нобелевской премии по физиологии и медицине. Сейчас будет много иностранных имен: это неврологи Джон О’Киф, Эдвард Мозер и Мэйбрид Мозер. Собственно, муж и жена, супруги. Награду им присудили за изучение нейрофизиологических механизмов ориентации в пространстве.XXI век на дворе и вот только-только ученые начинают понимать, а каким же образом мы, люди в том числе и вообще животные ориентируются в пространстве и способны держать эту координацию.

Эдвард Мозер возглавляет Институт нейрофизиологии и центр биологии памяти при Норвежском институте науки и технологий. И в последние годы он с женой изучал, как мозг воспринимает и запоминает ориентацию тела в пространстве. В 2005 году, проводя эксперименты над крысами, супруги открыли отдельный GRID-нейроны, клетки решетки, которые расположены в энторинальной области коры головного мозга. Я надеюсь, что наш эксперт сейчас пояснит, что это за энторинальная область коры головного мозга. И эти клетки образуют универсальную картографическую систему, позволяющую млекопитающим найти свое место в любом ландшафте.

И вторую половину награды получил американец Джон О’Киф, который работаетв университетском колледже Лондона. Он еще в 1971 году открыл в гипокампе клетки места. То есть данные нейроны функционируют по принципу внутреннего GPS-навигатора. Поместив подопытных крыс в коридор, исследователь смог определить точное местоположение животного по активности отдельных клеток.

С нами на связи заведующий кафедрой биофизики физического факультета МГУ Всеволод Твердислов. Всеволод Александрович, здравствуйте!

ТВЕРДИСЛОВ: Добрый вечер.

ПЕРЕСЕДОВ: Прокомментируйте, пожалуйста, для начала то, что я сейчас процитировал — это по поводу механизмов ориентации в пространстве и внутреннего GPS-навигатора, который оказывается есть внутри человека. Насколько это действительно революционное открытие.

ТВЕРДИСЛОВ: Во-первых, это замечательное открытие, а во-вторых я все таки хотел начать с высказывания нашего соотечественника, тоже нобелевского лауреата Виталия Гинзбурга. Он сказал, что с тем, чтобы получить Нобелевскую премию, нужно долго жить. Вот О’Киф, который в 71-м году, это уже 30 с лишним лет, получил. Да уж сорок с лишним лет. Начал действительно детальное изучение действительно, для того, чтобы делать пространственную ориентацию задействуют небольшие участки мозга. И даже неважно сейчас обсудить в каких локусах мозга происходят связанные очаги возбуждения. Самое главное, что мы научились то, чего не умеет делать никакая другая живность, кроме многоклеточных, которые обладают нейронами, образующими мозг. Они могут делать абстрактную модель того пространства, где мы находимся. Это и есть основа будущего мышления абстрактного. То есть, речь идет не только о навигаторе. Это фактически та база, на которой строилось осмысление того, что делает живое существо. Это вообще замечательное открытие.

ПЕРЕСЕДОВ: Вот давайте применим тогда абстракцию. Я вот быстро перечислю основные открытия, которые получили эту премию в естественных науках, а вы вот столь же абстрактно и общо дадите им характеристику. Итак, по физиологии и медицине вот мы уже сказали — это ориентация в пространстве и внутренний GPS-навигатор. Будем пользоваться этой аналогией. В химии премии удостоилось открытие сверхточной микроскопии. Ученым удалось создать новые методы сверхточной микроскопии, которые превосходят возможности светового микроскопа. Исследования теперь позволяют визуализировать пути отдельных молекул, отдельных уже молекул внутри живых клеток. В физике были созданы дешевые синие диоды. Я честно скажу, у меня такое ощущение начинает складываться, что эти какие-то награды присуждаются не столько каким-то фундаментальным открытиям, сколько каким-то изобретениям, больше имеющим какое-то прикладное применение, нежели масштабное научное значение.

ТВЕРДИСЛОВ: Самое замечательное, Илья, что именно это я и хотел сказать. Значит, вот что. Ведь Нобель завещал премировать людей отнюдь не только за фундаментальные открытия, а за фундаментальные открытия в природе, которые будут приносить пользу человечеству. И когда вот сейчас конкурировали работы по теории космоса, по Большому Взрыву, там тоже такие работы были у физиков. Такие работы буквального применения в будущем году или в следующей пятилетке не виделось, что такие применения могут быть. И здесь действительно замечательная работа. Если говорить о физической Нобелевской премии, то синие светодиоды были необходимым дополнением к ранее придуманным светодиодам полупроводниковым: красным и зеленым. И нужен был третий цвет — синий, чтобы мы могли получить белый. И вот это было придумано где-то уже в 1994 году. В 1994 уже запущено, придумано чуть раньше. 25 лет. И это действительно очень важная для полупроводниковой физики открытие, а для человечества это необычайно полезное. Я думаю, одно из самых полезных прикладных вещей, которые физики придумали за последние 20 лет.

ПЕРЕСЕДОВ: А с микроскопами вот этими — супермикроскопами? Как они нашу жизнь изменят?

ТВЕРДИСЛОВ: Я думаю вообще высочайшего смысла. Ведь до недавнего времени работали классические представления физиков о том, что разрешения оптического микроскопа не может быть детальнее, чем половина длины волны соответствующего света. И вдруг мы в несколько раз можем видеть подробнее. А это делается благодаря во-первых появившимся химическим флюоресцирующим материалам. Молекулам, которые можно прилепить к другим молекулам в биологических тканях или клетках или к неживым предметам, молекулам прилепить. Они светятся разным цветом — флюоресцируют. Если их облучать лазерным светом. Светом другого лазера можно включать и выключать эту флюоресценцию. И тогда будут светиться в нужный момент, когда мы сканируем по частям клетку, допустим живую. Можно включать и выключать в разных местах молекулу. Они меньше длины полуволны. То есть мы будем видеть точки, фиксировать, которые по размеру меньше полуволны. То есть мы теперь получили колоссальное орудие для того, чтобы видеть и в очень быстром режиме живые ткани, живые клетки. Это потрясающее достижение.

ПЕРЕСЕДОВ: От рака лекарство это поможет найти?

ТВЕРДИСЛОВ: Рак в этом случае частный случай. Это общий метод. Так же, как электромотор. Он нужен и для автомобилей и для подъемного крана и для лифта.

ПЕРЕСЕДОВ: Всеволод Александрович, последний вопрос у меня для вас, короткий. Все таки, почему нет наших ученых или так мало?

ТВЕРДИСЛОВ: А потому. Я знаю, что была одна замечательная заявка по теоретической физике, но почему то в этом году ее не дали. Но я должен сказать такую вещь — в значительной степени мы то, что происходит в западной науке в значительной степени это происходит с нашим участием. Так что в эти годы нас должно вот это вот утешать. Системных исследований фундаментальной области, которые бы поддерживались руководством на самом деле, сейчас мало. Сейчас от нас требуют инновационных исследований. Они вот тоже идут, но на самом деле системного запуска сейчас фундаментальных исследований в стране не наблюдается. Вот так скажем.

ПЕРЕСЕДОВ: Спасибо, спасибо. С нами на связи был Всеволод Твердислов, заведующий кафедрой биофизики физического факультета МГУ. Но прямо таки сейчас мне стало известно, что интрига последняя оказалась открыта. Премию мира в этом году получает пакистанская правозащитница Малала Юсафзай, которая была ранена выстрелом в голову от талибов за то, что отстаивала права девочек в Пакистане на образование. Ничего не скажешь — достойнейший человек, достойнейшая миссия. Напоминаю, что в числе номинантов на эту премию назывались Папа Римский Франциск, который борется активно с бедностью. Экс-сотрудник ЦРУ Эдвард Сноуден. И врач-гинеколог из Демократической Республики Конго Денис Муквеге, который занимается реабилитацией женщин, ставших жертвами сексуального насилия в военное время. Но вот образование и жертвы во имя него победили. Радуемся за Малалу Юсафзай.

Теперь к московским новостям. Власти Москвы приняли решение распространить платную парковку еще на 405 столичных улиц, начиная уже с 25 декабря. И будет эта парковка стоить 40 рублей в час. Напоминаю, что сейчас платная парковка у нас организована на 588 улицах и еще на 14 улицах в Москва-Сити. При этом в зоне Сити и Бульварного кольца она стоит 80 рублей в час, в зоне Садового кольца 60 рублей в час. Ну и вот за пределами 3-го транспортного кольца с 1 августа за парковку приходится платить 40 рублей в час. И вот теперь с 25 декабря еще больше улиц подпадают под это влияние. В частности, проезд Девичьего поля, Дашков переулок, Зубовская площадь, Комсомольский проспект, Крымский проезд, улица Льва Толстого, Новодевичья набережная. В общем, распространяется, я бы даже сказал, как ржа зона платных парковок по московской карте.

И вот опять таки в среду 8 октября стало известно, что Мосгордума предложит направлять деньги, вырученные городом от платных парковок на строительство гаражей. Таким образом, власти хотят решить проблему заставленных машинами московских дворов. То есть, вот то последний приют для автомобилей в центре были дворы. Но вот их тоже хотят очистить. Правда, гуманно, предложив в качестве альтернативы социальные гаражи. По словам члена комиссии Мосгордумы по городскому хозяйству и жилищной политике Валерия Теличенко, этот вопрос будет внесен в планы работы комиссии, которая в настоящий момент формируется. «Перенаправленные средства, полученные благодаря платной парковке от общего благоустройства районов…. бла-бла-бла… пойдут на строительство гаражей», — сказал собственно господин депутат.

С нами на связи адвокат Сергей Радько, который, надеюсь, расскажет нам, каким образом реализуется сейчас проблема платной парковки и настолько ли в ней все радужно, как нам рапортуют чиновники. Сергей, здравствуйте!

РАДЬКО: Добрый день.

ПЕРЕСЕДОВ: Удачный ли эксперимент с введением платных парковок в Москве на ваш взгляд?

РАДЬКО: Если мы вспомним историю, то сначала было постановление правительства Москвы о создании пилотного проекта зоны платной парковки. Судя по тому, что проект из пилотного превратился в постоянный и постоянно, как вы правильно выразились — «как ржа», расползается по городу, конечно же он признан успешным, потому что те денежные вливания, которые от этой идеи поступают, они наверно очень большие и постоянно растут. Конечно же такой проект уже признан правильным.

ПЕРЕСЕДОВ: Вам то самому как кажется? Поддерживаете?

РАДЬКО: Нет, не поддерживаю. Потому что меня, как юриста, прежде всего смущает вообще сама сторона организации этого процесса. То есть, если мы начинаем платно пользоваться землей, то это называется на языке закона «аренда земли». Однако никакого договора аренды мы не заключаем и кто нам ее предоставляет — непонятно. Но проблема здесь даже не в этом, поскольку сколько угодно можно спорить о юридической стороне вопроса, но проблема главная в другом — то, что при оплате этих парковок возникает очень много сложностей: то смска не проходит, то нету банкомата, то что-то еще. И зачастую бывает ситуация, когда человек оплатил парковку той же смской или с телефона, а ему приходит штраф за то самое время, которое он оплатил, за то, что он якобы его не оплатил. И если у вас нет письменного документа, то есть чека из банкомата, где вы банковской картой расплатились, доказать это очень сложно, то, что вы оплатили и здесь получается то, что с вас берут деньги и за парковку и еще назначают штраф, который в 50 раз выше. И при этом еще портят еще вашу карму, поскольку за вами значатся штрафы вот за такое серьезное нарушение.

ПЕРЕСЕДОВ: Про кражи я постоянно слышу. Что сотрудники вот Мосгортранса забирают автомобили и даже забирают с тех мест, где можно парковаться. Увозят к себе на штрафстоянки, заставляют заплатить полные пени, а потом говорят — мне нравится что-то, идите в суд и спорьте с нами, ощущая внутреннюю абсолютно безнаказанность в этом. Имеет место?

РАДЬКО: Ну, во-первых это не сотрудники Мосгортранса. Эта контора называется Администратор московского парковочного пространства.

ПЕРЕСЕДОВ: Да, оговорился, прошу прощения.

РАДЬКО: Во-вторых, за неоплату парковки на платном месте, такой меры как задержание не предусмотрено.

ПЕРЕСЕДОВ: Я имею в виду когда из дворов забирают, где можно парковаться. Приезжают во двор, забирают машину.

РАДЬКО: Там, где запарковаться по правилам можно, машину эвакуировать нельзя. Потому что машина задерживается лишь в случае нарушения правил парковки, которые прямо указаны в кодексе административных правонарушений.

ПЕРЕСЕДОВ: Так эвакуируют же, Сергей! Нет? Вы не сталкивались с таким?

РАДЬКО: В каждом конкретном случае нужно разбираться. Зачастую машина никому реально не мешает, стоит спокойно, мирно, где-то рядом с дорогой. Но при этом в начале улицы имеется знак «Остановка запрещена». И формально получается, что машина припаркована в зоне действия, где есть такой запрет. А это уже дает право должностному лицу оценить, что ваша машина кому-то мешает, а это прямое основание для задержания, то есть эвакуация, то есть основание для взымания с вас штрафа размере три тысячи рублей за нарушение, плюс пять тысяч сто рублей за эвакуацию.

ПЕРЕСЕДОВ: Сергей, вот последний вопрос. Все таки не могу его не задать от лица апологетов платной парковки. Говорят они и не только чиновники, но я слышу периодически от таксистов и от автовладельцев, что реально стало проще ездить по центру. Что центр, как никак, разрядился. Что в условиях, когда каждый второй житель Москвы имеет по несколько автомобилей иначе никак и альтернативы платной парковке нет, иначе город встанет.

РАДЬКО: Во-первых, город и так уже стоит и, соответственно, хуже просто наверно некуда. Только если он весь встанет полностью. Во-вторых, если мы вводим парковку, то мы можем, например, ввести стоимость не 50-60 рублей в час, а сделать, допустим, 1000 рублей в час и тогда город вообще освободится ибо за такие деньги парковаться никто не захочет. Поэтому здесь вопрос в другом — ведь когда вся эта парковка вводилась, власти почему то нам говорили, что это делается с целью борьбы с пробками. То есть борьбу с пробками превратили в борьбу с теми, кто в них стоит. И только сейчас декларируется, что денежные средства от парковок якобы пойдут на строительство гаражей. Хотя непонятно, те кто сейчас их получают — согласятся ли поделиться ими на эту благородную цель.

ПЕРЕСЕДОВ: Спасибо большое. С нами на связи был адвокат Сергей Радько. Продолжим обсуждать эту тему после рекламы.

«Итоги недели» на «Столица FM». У микрофона Илья Переседов. Продолжаем обсуждать ситуацию с расширением зоны платных парковок в Москве. Напоминаю, что уже с декабря этого года распространится плата за парковки на 405 московских улиц. Я говорил уже, что это Комсомольский проспект, из таких заметных, Зубовская площадь, Якиманка, Даниловская, Лефортово, Красносельская, Аэропорт, Таганка, Басманная. То есть, все больше и больше.

Два года с нами уже живут платные парковки и вот Илья Свиридов, член рабочей группы при Департаменте транспорта по платной парковке сообщил тут недавно, что за два года действия этих платных парковок Москва заработала на них 4 млрд рублей. Илья Тимурович сейчас с нами на связи. Илья Тимурович, подтверждаете эти данные?

СВИРИДОВ: Прозвучала такая сумма из уст руководителя Департамента информационных технологий господина Ермолаева. То есть, полтора миллиарда было собрано непосредственно с тех, кто оплачивал платную парковку. А 2,5 млрд, насколько я понял, это штрафы за неправильную парковку, за эвакуацию и так далее.

ПЕРЕСЕДОВ: То есть смотрите, как интересно. То есть, парковка в основном приносит деньги городу именно нарушениями?

СВИРИДОВ: Больше даже получается, что нарушениями, чем с законопослушных граждан.

ПЕРЕСЕДОВ: Это, секундочку, говорит о том, что у нас народ такой лихой или это специально законы так криво составлены, что сложно их не нарушить.

СВИРИДОВ: Мне кажется, что здесь больше вопрос к администрированию этих платных парковок. Потому что, как мы знаем, что у эвакуаторов есть план. То есть, такой худший пример «палочной системы» еще советской. Когда каждый эвакуатор, каждая машинка вот этой ЦОДД должны определенное количество штрафов нащелкать. При том, что, к сожалению, здесь абсолютно не отработана система обжалования этих штрафов. То есть, если, например, ты припарковался и заплатил за парковку правильно, а потом тебя оштрафовали или, не дай бог, увезли, то доказывать, что ты не верблюд уже ты будешь потом. И тебе надо идти в суд и тратить уйму времени на эти процедуры. Естественно, никто этого не делает ради 5-8 тыс.рублей. Заниматься многомесячными судебными тяжбами просто нерентабельно. И, опять же, нет никакой гарантии, что ты победишь.

ПЕРЕСЕДОВ: Мы постоянно слышали от инициаторов введения платной парковки, что дело новое, дело необкатанное, но в процессе реализации будет лучше. За два года лучше стало как то? Можно сказать, что родовые травмы были преодолены?

СВИРИДОВ: Пока, к сожалению, основные проблемные места — они сохранились. То есть, также невозможно обжаловать этот штраф. Неидеально работает система оплаты. То, что если, например, ты не видишь, паркомата рядом, то бывает, что ты оплатил через смс, оплатил, ушел. Потом тебе приходит смс, что «извините, ваш платеж» не прошел. Ты приходишь, получаешь штраф 3 тыс. рублей. Вообще непонятно, за что. Получается, что смски не проходят из-за какого-то технического сбоя в их системе, а ты, как законопослушный автовладелец, автомобилист должен фактически платить за их вот эту ошибку каких то приспособлений.

ПЕРЕСЕДОВ: Вообще, обычно в развитых странах, как любят говорить «в развитых странах», как мне кажется, такие проблемы решаются при активном участии гражданского общества. То есть общество от себя делегирует каких-то людей, реагирует на это и вместе с чиновниками ищут пути альтернативных решений. Вот у нас что-то такое намечается? Вот рабочая группа по платным парковкам при департаменте транспорта — чем то таким должна заниматься?

СВИРИДОВ: Мы, собственно, добились, чтобы создать такую рабочую группу при департаменте транспорта. Чиновники то этого не хотели конечно. Но мы собрали, я фактически занимался сбором подписей, более 60 депутатов Центрального округа, то есть больше половины муниципальных депутатов ЦАО подписались под этим обращением. После этого эту рабочую группу создали. Но вот пока могу сказать, что первым реальным успехом стало то, что нам пообещали устанавливать знаки времени действия для знаков «Остановка запрещена». «3-27», «кресты». С тем, чтобы жители жилых кварталов, домов, жители центра могли оставлять свои машины хотя бы на ночь в зоне действия этого знака. Потому что ночью бороться с пробками бессмысленно через эти знаки «Остановка запрещена», через штрафы. Второе такое достижение — это когда Департамент транспорта собрался расширить зону платных парковок внутри Третьего транспортного кольца полностью, глобально, тотально. Депутаты выступили против и нас в этот раз услышали и существенное количество жилых именно кварталов, здесь спасибо надо сказать мэру Сергею Собянину, который высказал мнение, что не стоит делать платные парковки в исключительно жилых зонах. Нам удалось значительное количество жилых кварталов исключить из этой новой зоны платных парковок.

ПЕРЕСЕДОВ: Спасибо большое. С нами на связи был Илья Свиридов, муниципальный депутат, член рабочей группы при Департаменте транспорта города Москвы. Что же, хорошо, что чиновники идут таки на диалог с гражданским обществом по этому вопросу, потому что видимо однозначного и легкого решения проблемы пробок в Москве сегодня не существует.

Наконец пять минут у нас остается на последнюю тему. Не мог я обойти вниманием конечно то, что на этой неделе в широкий прокат вышел новый фильм Никиты Сергеевича Михалкова «Солнечный удар». Картина представляет собой одновременно экранизацию известного романтического рассказа писателя Бунина «Солнечный удар» с одной стороны. С другой стороны, включает в себя вариации на тему другой известной бунинской книги «Окаянные дни». Напоминаю, что если «Солнечный удар» Бунин писал, еще будучи таким молодым романтичным писателем, преисполненным такого изящного тонкого художественного эротизма, то «Окаянные дни» он пишет уже в эмиграции, будучи разочарован в жизни и особенно разочарован тем, что случилось с Россией. И вот эти две грани личности писателя Никита Сергеевич постарался в картине отразить.

Видел уже этот фильм. Сразу скажу, впечатления очень и очень противоречивые. С одной стороны Михалков безусловный молодец. Начнем с того, с чего он молодец. Во-первых молодец в том, что в очень сложный для России такой внешнеполитический момент Михалков выпускает картину про Россию же, в которой, внимание, две главные роли играют латвийский актер и украинская актриса. Речь идет об актере Мартиньш Калита. Он сыграл главного героя — мужчину. И его случайная возлюбленная — она родом с Украины. Прямо таки образец такого толерантного мультикультурализма нам демонстрирует Михалков, оставаясь формально таким русским, национально ориентированным патриотом.

Всегда на Руси у нас экранизации любят. Всегда они провоцируют покупки книг по которым были сняты эти картины. И вот тоже в этом случае, если кто-то после просмотра фильма Михалкова или вместо него возьмет и купит и прочитает книгу — это тоже, наверное, очень большой плюс. Но, с другой стороны, вопрос — стоят ли такие педагогические достижения тех 25 млн долларов, которые ушли на создание этой картины. Давал их вроде как банк ВТБ. Структура вроде бы самостоятельная, юридически независимая. Но все знают, что она весьма и весьма близка к основным столпам государства Российского.

Если говорить о минусах картины. Надо сказать, что во-первых, картина безумно затянутая. Три часа времени. Вы должны для себя решить — готовы подарить Никите Сергеевичу Михалкову не только стоимость билета киношного, но и три часа своей жизни с тем, чтобы внимательно всматриваться в его многочасовые рассуждения о судьбах России, о калейдоскопе подчас весьма наивных и я, даже бы сказал, лубочных картин? Я для себя не смог найти однозначного ответа на этот вопрос — стоило это действо трех часов моей жизни или нет.

В чем разочарован я? Когда я шел на эту картину, была внутри слабая надежда, что Михалков забудет то, чем он занимался последние годы. Не в смысле того, что это было очень плохо. Это было по разному. Но в смысле, что он откровенно утомил на мой взгляд. И была надежда, что он вернется к своим истокам и мы увидим что-то вроде картины «Неоконченная пьеса для механического пианино». Такой образцово-показательный, умный, красивый, интеллигентный фильм.

Не увидели мы этого. Сразу скажем так. Это некое попурри из «Сибирского цирюльника», из «Утомленных солнцем», круто замешанная на современную идеологию автора. Весьма и весьма сомнительную подчас. Расстраивают наивные художественные формы и приемы. Сцена интимной близости двух главных героев на мой взгляд просто снята на уровне какого-то третьего курса кинематографического института. Голые тела, которые перемежевываются с видами паровозных поршней, ходящих влево-вправо. В общем то, это на сегодня смотрится несколько скажем так наивно и смешно. Но в целом история русских офицеров, которые были вероломно убиты большевиками и потоплены в проливе. А вот весь фильм, собственно, представляет собой картину, как главный герой находится в, подписав капитуляцию, вместе с другими участниками армии Врангеля, находится в лагере и ждет своей будущей судьбы. Но хорошо, что, во всяком случае, напоминание о таких трагических событиях нашей истории периодически к нам приходят даже на фоне призывов о тотальном примирении всех со всеми.

Илья Переседов был у микрофона. «Итоги недели». Всего доброго! Увидимся через неделю.

Categories
Илья Переседов

Добавить комментарий