О

О женщинах, красоте и холодном воздухе

В Петербург проникает холодный, по-настоящему зимний воздух.
И это очень хорошо!

Это здорово бодрит и прочищает мозги.
Это будит в сердце какую-то дремавшую в нем детскую радость и заставляет смотреть чаще на небо.
И на женщин.

Ах, как хороши бывают женщины на холодном питерском воздухе.
Они семенят ножками, зябнут и часто прижимают носы к коротким, поднятым воротникам своих недостаточно теплых куртюшек.
И при этом они прекрасны.
Осенние городские женщины гораздо симпатичнее летних, я это давно заметил.

Летом в городе стоит парниковая духота и жарища.
Летом женщины ходят, открыв пупки, выставив наружу груди, обозначив предельно бедра и ягодицы, в общем, раскрыв весь восхитительный набор притягательных женских возможностей, но он, как правило, плохо работает.
Во-первых, мало кому удается продуктивно (не эффектно, а продуктивно) раскрыть и реализовать весь этот набор публично.
Во-вторых, вмешивается температура, и тело, удобренное потом, изможденное острыми переплетениями разных лямок, завязок, псевдоневидимых бретелек и шнурков, уставшее от непрерывного балансирования на иглоподобных каблуках, непонятно каким самородком приделанных к вьетнамским тапочкам, требует лишь покоя и уединенности.

Женщина осенняя гармонична. Она не задумывается о том, не обозначила ли маечка лишнюю складку на ее талии, не боится, что джинсы без пояса на спине опустились значительно ниже ватерлинии стрингов.
Она спокойна и целенаправленна, и в этом она целостна.

В ее недовольстве погодой проступает истинное величие: если присмотреться, то там в резком выдохе приоткроются неожиданно нежные губки, то здесь, вдруг, головка, прижатая к воротнику, бросит в мир необычайно пронзительный, обрывающий любые мысли, взгляд. То на перекрестке в фигуре, спешащей на светофор, откроется по-настоящему свободная грация и стремительная легкость…

Нет, определенно, холодный воздух обостряет в человеке чувственное начало, особенно, если это по-настоящему зимний воздух.

Илья Переседов

Добавить комментарий