М

Миланское «аутодафе» Путина. НАТО «приценивается» к России. Реструктуризация столичной медицины

Добрый вечер! Вы слушаете «Итоги недели» на «Столица FM». У микрофона Илья Переседов. Сегодня пятница, 17 октября. Господи, как время то летит, уже 17 октября. 19 часов 5 минут в Москве. И подводим итоги, что же было интересного вот в последние 7 дней. Говорим в начале, разумеется, о событиях, так или иначе связанных с Украиной. И вот расклад сил на этой неделе достаточно интересен. На самой Украине идет подготовка выборов в Верховную Раду. Соответственно активизировались условно говоря две партии: «партия войны» и «партия мира». Премьер-министр Арсений Яценюк, которого можно назвать условным лидером «партии войны».

На этой неделе продолжает пиариться на фоне стены, которую воздвигают украинские власти между территориями России и своего государства. Петр Порошенко отправился в Милан в надежде договориться о поставках газа со стороны России, урегулировать «газовый вопрос». И вообще, привлечь на свою сторону европейских лидеров. Вот, Порошенко — это, условно говоря, лидер «партии мира» такой, который готов идти на компромисс, контакт, общение с Россией.

Американский Белый дом во главе с Бараком Обамой продолжает использовать антироссийскую риторику. Напоминаю, у них тоже на носу выборы. На этот раз в Конгресс. Вообще, есть внутренняя надежда, что как только все эти выборы пройдут, в общем то решение ситуации на Украине будет близко к своему завершению. А Европа искренне стремится как то разобраться со всеми этими событиями и защитить свои экономические интересы.

На фоне этого президент Путин продолжает играть весьма сложную игру, выдерживая убедительную мину. Безусловно, главным событием его протокольного расписания на этой неделе был саммит «Азия-Европа», проходящий в Милане. Там его ждали не все радостно, скажем так. Еще на стадии подготовки саммита некоторые европейские лидеры высказывали обещания не то, чтобы разобраться с Путиным, но, во всяком случае, весьма и весьма жестко с ним поговорить и постараться повлиять на позицию России. Так вот, Путин отправился на это, условно говоря, аутодафе не просто так, не из Москвы, а заехав предварительно перед этим в Сербию. Безусловно, очень сильный пиар-ход был сделан, потому что в Сербии в эти дни проходят празденства, посвященные 70-летию освобождения Белграда. И принимали в Белграде Путина просто как родного. Премьер-министр Сербии Александр Вучич заявил о том, что Сербия не вводила никаких санкций против Российской Федерации и не будет их вводить. Что она друг России не только в моменты, когда легко, но и когда России трудно. И, собственно говоря, эта позиция Вучича, она принесла тут же несомненный результат, потому что Путин сказал, что Россия готова пойти встречу и контакты с Сербией увеличить поток экспорта из Сербии в Россию сельхозпродукции. А также ради Сербии мы готовы слегка изменить наше законодательство по ввозу иномарок в страну и, соответственно, минуя вот эти 30-процентные пошлины из Сербии в Россию могут пойти автомобили «Фиат». Напоминаю, в Сербии собираются «пикапы». Вот. Так что в скором времени на российских дорогах мы сможем увидеть сербские «Фиаты». Потому что их себестоимость на нашем рынке будет заметно ниже всех других автомобилей.

И, собственно, показав, что у нас в Европе есть друзья и что не настолько монолитна позиция по России, как это пытаются представить некоторые страны Евросоюза, Путин отправился в Милан. Тоже был занятный инцидент. Дело в том, что Владимир Владимирович по своей привычке опоздал на встречу с Ангелой Меркель на 4 часа. Дело в том, что изначально они должны были встретиться до официального ужина. Но Путин принимал парад в Сербии, посвященный 70-летию освобождения Белграда. И, несомненно, Путин очень удачно разыгрывает эту карту исторической памяти и ему удается преподнести Россию как такого главного хранителя и ценителя памяти о Второй Мировой войне. Так вот, после парада, Путин с опозданием прибыл в Милан. Появилась информация, что якобы Ангела Меркель отменила эту встречу. Но потом все таки она состоялась и длилась 2 с половиной часа. На тот момент Меркель уже успела пообщаться с Петром Порошенко. Причем на сайте Порошенко говорится, что стороны акцентировали необходимость увеличения миссии ОБСЕ для мониторинга состояния украинско-российской границы и улучшения ее технического обеспечения.

Совершенно непонятно, значит ли это, что Европа поощряет строительство этой стены. Или же является сигналом о том, что возможные проблемы на российско-украинской границе можно решить уже имеющимися силами ОБСЕ и, соответственно, такие масштабные постройки, которые вот пропагандирует Яценюк, в общем то говоря, не нужны.

А уже сегодня, 17 октября в Милане прошел деловой завтрак, в котором участвовали лидеры Италии, Великобритании, России, Украины, канцлер Германии и президент Франции Франсуа Олланд. Но вообще, надо заметить, что в Милане Путин спокойно принимает участие в мероприятиях, на которых присутствует Петр Порошенко. Настойчиво в кулуарах муссируются сообщения о том, что они вполне могут встретиться и провести между собой какие-то согласительные переговоры по газовому вопросу. Но очень интересное заявление Путин сделал на этом завтраке. Он сказал о том, что Россия, Москва не желает ни разделения Украины, ни замораживания конфликта, и что мы не подвергаем сомнениям целостность государства Украина.

Незадолго до этого, напоминаю, в одном из интервью на встрече с журналистами Путин назвал «идиотом» украинского чиновника, который сказал о том, что Краматорск не является частью Украины. И вот на самом деле, заявления Путина в Милане, заявления Путина по Краматорску, в общем то заставляют начать думать, о том, что позиция Кремля, скажем так, стала более прокиевской. Так это или нет, надеюсь, мне сейчас расскажет Александр Цепков, политолог, доктор философских наук. Александр Сергеевич, здравствуйте.

ЦИПКО: Добрый вечер! Я, честно говоря, вот только что час внимательно смотрел интернет, итоги, правда, Яндекс только и программу «Россия-24», РБК, «Мир». То, о чем вы говорите, ни одно средство массовой информации за последние полтора часа ничего не сказало. А если это так, то это действительно проронены фразы, потому что признание нами территориальной целостности Украины — это шаг, в общем-то, к реальному подходу к сложившемуся конфликту. Это, по сути, прорыв и по логике и в отношениях с Западом. По крайней мере, это отказы от этой, на мой взгляд, вздорной идеи Новороссии, раскола Украины. Из-за чего было пролито столько крови. Если это так, я узнал от вас это…

ПЕРЕСЕДОВ: Я цитирую, что есть у меня. В моих собранных материалах. То, что, к сожалению, на наших федеральных каналах далеко не все проговаривается, что имеет место быть в международной повестке или проговаривается несколько предвзято, это факт. Но, зачитываю…

ЦИПКО: …это факт, да..

ПЕРЕСЕДОВ: …зачитываю: «Путин заверил лидеров Евросоюза и президента Украины Петра Порошенко в том, что Москва не желает разделения Украины». С другой стороны, мы же прекрасно видим, как в последние месяцы наш МИД и наши политики блистательно используют дипломатический язык прямо таки Византии. То есть, грубо говоря, Москва не желает разделения Украины, но не может игнорировать отчетливое стремление жителей Новороссии к независимости. И так далее. Там же нет осуждения каких-то событий. Нет утверждения о готовности сотрудничества с чем-то. Нет признания. Вот то, чего очень ждет Яценюк например. Некая ответственность России за происходящее на Украине. Вот мы продолжаем использовать вот такой, на мой взгляд, изощренный дипломатический язык. Но то, что Москва все таки посылает сигналы, что готова решить как-то эти проблемы. Начать решать. Мне кажется, это достаточно очевидно.

ЦИПКО: Да, мне кажется… вот только что я посмотрел канал «Россия-24». Там было интервью с одним из руководителей Донецкой республики и из этого интервью я услышал у него готовность к серьезному обсуждению до деталей закона о статусе Донецкой республики. Это сам тот факт, там речь шла о границе к Донецкой республике, об амнистии, не для всех, но выборочной амнистии. Но сам тот факт — вот это, на мой взгляд, прорыв. Это и с их точки зрения прорыв. Потому что это практически отказ от прежней позиции выделения из Украины и непризнания ее территориальной целостности. А тут уже речь идет о том, что вот мы проведем выборы и будем договариваться и согласовывать в деталях этот закон. В данном случае это заместитель говорил Захарченко. Но мне думается, что вот это реальный прорыв. Потому что, если они начинают говорить, их по-человечески понятно — эти люди воевали, погибали во имя Новороссии, во имя этого проекта, который придумали наши политологи, ничего не понимающие, на мой взгляд, на Украине. О чем я говорил еще в марте или апреле.

Вот это действительно шаг в сторону реализма, шаг ухода от войны, шаг такой тотальной конфронтации. Потому что, понимаете, все зависит от того, в каких масштабах и чего мы боимся. Рассматривать этот саммит в Милане. Если рассматривать с точки зрения нашей утопии, что вот Запад проглотит расширение акватории российской Черного моря, присоединение Крыма и все события, которые происходили, в общем-то, на Юго-Востоке Украине, то это конечно утопия.

ПЕРЕСЕДОВ: Но, Александр Сергеевич, у меня есть абсолютно стопроцентно стойкое ощущение, что как раз с возвращением Крыма в состав России Запад вполне готов смириться, если бы, скажем так, Киев с одной стороны снял бы свои вот такие обостренные претензии к Москве, а с другой стороны Вашингтон перестал бы настолько активно поддерживать именно радикально провоенно настроенных украинских политиков.

ЦИПКО: Я вам скажу, что это оптимистичный вариант и, конечно учитывая, что назад дороги нет, ни в коем случае мы никогда не отдадим Крым, это был бы вариант просто счастливый. Но я, откровенно говоря, в это не верю. Довольно хорошо знаю Запад и западную психологию. Нет, это уже серьезно. Другое дело, понимаете, в каких границах мы рассматриваем. Если мы рассматриваем в рамках глобального кризиса, мы вот забыли и не обратили внимание, а ведь вот эта полемика Путина с министром обороны США, с его фразами, помните эту фразу…

ПЕРЕСЕДОВ: …да, про ядерные державы…

ЦИПКО: …что нам придется иметь дело с Россией, которая имеет опытную армию. Понимаете, если рассматривать все происходящее в рамках главной угрозы, угрозы военного столкновения с НАТО, да еще не дай бог ядерной войны, то конечно все происходящее — это великий прогресс. Потому что мы ушли от самого страшного. А вот рассматривая с точки зрения, что заводит — нет, этого уже никогда не произойдет. Только наверно какой-то глобальный кризис в мире, глобально-экономический кризис, когда перед Западом встанут какие-то серьезные угрозы собственному существованию, конечно проблема Крыма уйдет там на десятый план. Но пока что нет. Вот, вы, по моему, принадлежите молодому поколению. Я в силу возраста человек, который жил какое-то время, недолго на Западе. Но я знаю их психологию. Ведь они же смотрят на Россию все таки как на преемника СССР. Западный человек, может быть новое поколение нет, но западный человек на протяжении где-то сорока лет, где то с 49-го года, реально с 47-го, жил со страхом войны, потом термоядерной войны. И Россия, СССР тогда, ведь они то называли СССР Россией, воспринимали как угрозу существованию человечества.

ПЕРЕСЕДОВ: Александр Сергеевич, а вот у меня есть для вас прямо такой контраргумент и контрновость. Вы знаете, я готовясь к нашей программе, в том числе посмотрел материалы газеты «Вашингтон Пост». Что она на этой неделе писала. И, значит, один из таких наиболее интересных материалов, показавшихся мне, это то, что газета «Вашингтон Пост» опубликовала результаты опроса, который был проведен исследовательским центром Pew, это такой независимый исследовательский центр. В разных странах они задавали вопрос, что представляет наибольшую опасность для мира. И вот «Вашингтон Пост» публикует эти итоги. Итак, как раз жители России, Восточной Европы и пакистанцы считают, что ядерное оружие — самая большая угроза для мира и его благополучия и безопасности. Но на самом деле, европейские страны и США в качестве главной опасности и угрозы для мира выбрали неравенство. Ближний Восток и Соединенное Королевство — ненависть на религиозной и этнической почве. По мнению африканцев наибольшую опасность представляет СПИД и другие заболевания. Так что вот, как раз далеко не весь мир считает атомную угрозу наиболее…

ЦИПКО: Скажите, вы говорите о населении, я говорю о политических элитах, политическом бомонде.

ПЕРЕСЕДОВ: Спасибо, зафиксировали. Мы, к сожалению, будем должны сейчас уходить на рекламу. Александр Цепков был с нами на связи. Политолог, доктор философских наук. Подводя итог этой теме — итак, встреча в Милане Путина, европейских лидеров и Петра Порошенко. Должен сказать, что Порошенко в том числе подводя итоги этой встречи, сказал, что на переговорах в нормандском формате были согласованы базовые параметры газовых договоренностей Украины с Россией и украинская сторона, по словам ее президента, начинает заниматься поиском источников для финансирования. То есть, если еще и газовый конфликт решится, будет все совсем хорошо.

Собственно, в разговоре Александр Цепков упомянул уже еще одно очень важное событие прошедшей недели. Дело в том, что в среду министр обороны США Чак Хейгел заявил — я цитирую сейчас, говорил он об армии США, ее комплектации и тех целях развития, которые перед ней стоят. Итак, он заявил: «Требования к армии США будут становится все более разнообразными и сложными, поскольку сохраняется угроза со стороны террористов, мятежников, достаточно долго еще будет существовать. А также мы должны быть готовы иметь дело с ревизионистской Россией с ее современной боеспособной армией, стоящей на пороге НАТО».

Естественно, наши политики тут же весьма пристальное внимание обратили на эти слова. Во-первых, потому что Россия была названа «ревизионистской». Вот впервые можно сказать, наша политика получила такой ярлык, оценку, штамп некий со стороны высокого американского чиновника. С другой стороны, нас явно похвалили, назвав нашу армию «современной и боеспособной». Но, при этом, конечно же очень многих в России удивила формулировка о том, что наша армия стоит якобы на пороге НАТО. На самом деле, даже на брифинге с представителями Пентагона, некоторые журналисты обратили внимание, что это скорее НАТО расширяется до границ России, нежели Россия как то выходит и поднимается на натовские рубежи. В частности, министр обороны Сергей Шойгу усмотрел в словах Хейгела свидетельство о том, что Пентагон прорабатывает сценарий возможных операций на границах нашей страны и по словам Шойгу эти тезисы Хейгела вызывают весьма и весьма серьезную озабоченность. Естественно, Сергей Кужугетович не удержался от ответной шпильки, заявив о том, что сегодня в мире нет ни одного очага напряженности, где бы не присутствовали американские военные.

С нами на связи Владислав Шурыгин, военный эксперт. Владислав Владиславович, слышно нас?

ШУРЫГИН: Да, конечно, хорошо слышно.

ПЕРЕСЕДОВ: Это что — безграмотность или что, откуда вот эта формулировка, что Россия оказалась на натовской границе?

ШУРЫГИН: Я думаю, что это скорее констатация некоего факта. То есть в НАТО совершенно четко себе отдают отчет, что сегодня по целой части периметра нашей границы они стоят, собственно, на границе. Это как раз проговорка по Фрейду — все же кто куда идет. То есть, если до этого 23 года говорилось, что расширение НАТО никакого отношения к России не имеет, что это всего лишь некий коллективный договор о безопасности, который не нацелен против России, то когда сейчас четко говорится, что Россия стоит на границах НАТО, то в этом случае это обозначается все таки как основная угроза. А НАТО сейчас стоит прежде всего в Эстонии. Естественно, с точки зрения нашего анклава Калининграда, к нему примыкает и Литва и Польша. В принципе, через Черное море находится Румыния и Турция. То есть, на самом деле НАТО фактически подошло в упор к нашим границам. Напомню,в 91-м году, перед тем, как распался Советский Союз, мы с НАТО непосредственно граничили всего несколько десятков километров — это в районе Грузии, в районе, сейчас если говорить по современному, Аджарии с Турцией. Других границ с НАТО у нас не было.

ПЕРЕСЕДОВ: А вот непрекращающиеся разговоры о том, что Украина вступит в НАТО насколько имеют под собой основания и почву?

ШУРЫГИН: Я думаю, что под этим нет больших оснований, потому что совершенно очевидно, что никто сейчас Украину в НАТО не примет. Это всем очевидно. Есть очень четкие документы, которые говорят о том, какую страну можно принимать и как. И один из основополагающих элементов этой процедуры является отсутствие территориальных претензий, потому что НАТО не желает наследовать какие-нибудь, что называется территориальные конфликты, точнее пограничные. И в этом случае, именно как член НАТО Украина конечно вряд ли в ближайшие несколько, я думаю даже порядка полутора десятилетий состоится. Но при этом нужно понимать, что никто не мешает НАТО оказывать любую помощь, в том числе и военную Украине. Для этого существует понятие стратегического союзника и когда таковыми то или иное государство называется, НАТО вполне способно оказывать ему любую военную помощь. Из недавних примеров можно вспомнить, как НАТО оказало помощь ливийским повстанцам и это закончилось полным дестройером Ливии как государства. Соответственно, в этом случае надо понимать, что сейчас НАТО без всякого приема Украины в НАТО оказывает огромную военную помощь Украине: идет обучение личного состава через десятки и сотни инструкторов, которые туда заезжают. Идут поставки снаряжения. В современном бою снаряжение имеет как минимум половину что называется содержания успеха современного боя. Это средства защиты и средства связи, средства разведки и целеуказания.

ПЕРЕСЕДОВ: Хорошо. Вот то, что американский министр обороны говорит, что у России армия боеспособная и современная. Это признание наших успехов развития последних лет или это просто набивает очки перед избирателями?

ШУРЫГИН: Вы знаете, здесь сложно определить, что в этом больше — некоей констатации или некоего запугивания. Но я думаю, что НАТО все таки, особенно американское военное руководство очень внимательно отслеживает состояние российской армии. И по крайней мере все последние годы и все последние операции тщательно очень анализируются. И очевидно, что сегодняшняя армия отличается от армии, которая была десять лет назад или при Сердюкове.

ПЕРЕСЕДОВ: Вот, Влад, не могу вам не задать этот вопрос. Напоминаю, вы были одним из главных публичных критиков бывшего министра обороны Сердюкова. А не являются ли наши нынешние военные удачи позитивным итогом тех реформ, которые он в армии затеял?

ШУРЫГИН: Вы знаете, для того, чтобы ответить на этот вопрос, нужно просто посмотреть, что же было сделано после его ухода. Фактически все эти реформы были свернуты и пришлось потратить громадное количество и материальных средств и усилий на то, чтобы вернуть армии боеспособность. Были восстановлены группировки, которые были разогнаны. Были восстановлены системы организации. Нам вернули ВВС опять, вернулись полки и объединения.

ПЕРЕСЕДОВ: Это то да. Но вот «вежливые человечки» — не его рук дело?

ШУРЫГИН: Нет. «Вежливые человечки» — мы до сих пор не можем как бы до конца объяснить, кем были «вежливые человечки». Но, скажем так, они никакого отношения к Сердюкову не имели. Более того, «вежливые человечки» были созданы как организация намного раньше и блестяще отвоевали на двух чеченских войнах, став по этому случаю гвардейскими.

ПЕРЕСЕДОВ: Хорошо. Спасибо большое. С нами на связи был военный эксперт Влад Шурыгин. Вот так, на фоне казалось бы позитивных сдвигов в экономических переговорах России и Украины, Вашингтон продолжает хмурить брови и стучать кулаком по столу.

Переходим к новостям столичным. На этой неделе просочилась информация о том, что радикальная реформа ожидает московскую систему здравоохранения и обернется она ликвидацией целого ряда больниц и роддомов. План столичных властей был опубликован на сайте RusMedServer.com и на нем говорится, что сотрудники 28 учреждений, включая 15 больниц, будут уволены, а их помещения просто освобождены. Собственно говоря, вице-мэр Москвы Леонид Печатников не стал отрицать, что такие планы имеют место быть действительно. Цитирую напрямую чиновника: «Мы не хотели это публиковать, потому что тихо плакали в наших кабинетах. Но раз уж это вылилось в публичное пространство, теперь будем плакать все вместе».

Ликвидацию предполагается проводить в два этапа. Сначала одну больницу присоединят к другой и превратят в филиал, а затем уже закроют. Так, например, 59-я больница перейдет в ведение Боткинской, а потом уже ее ожидает ликвидация. Опять таки, точные границы и точные масштабы этой истории пока не ясны. Но вот журналисты занимаются элементарными подсчетами. Так, например, выходные пособия предусмотрены для 25 из 28 медицинских учреждений из списка и самая большая сумма — 218 млн руб. предусмотрена для городской клинической больницы — ГКБ 53, которую планируется присоединить к клинической больнице №13. Так вот, штат персонала этой больницы 720 человек и получается, что выделяемые суммы на компенсации хватит на то, чтобы сократить, собственно говоря, весь персонал этих больниц. То есть, реально больниц в Москве может оказаться заметно и заметно меньше. С нами на связи Александр Саверский, президент Лиги защиты пациентов. Александр Владимирович, здравствуйте!

САВЕРСКИЙ: Добрый вечер.

ПЕРЕСЕДОВ: Стала ли для вас неожиданностью эта новость, или вы к чему то подобному морально были готовы?

САВЕРСКИЙ: Не только морально. Информация о сокращениях, оптимизациях, объединениях и так далее идет уже давно — уже два года. Масштабы этого были непонятны. К сожалению, они непонятны остаются и сегодня, хотя появилась цифра о сокращении 28 каких то стационаров. Но, в действительности, эта информация явно недостаточна, потому что сокращать стационары в Москве нужно. Я сейчас объясню, почему. Дело в том, что в Москве было огромное количество федеральных учреждений, ведомственных: администрации Президента, МПС, порядка 20 с лишним ведомств имели свои собственные системы здравоохранения, большая часть из которых находилась в Москве. Сейчас они погружаются в систему ОМС и начинают обслуживать обычных граждан.

ПЕРЕСЕДОВ: То есть, в данном случае профильные ведомственные больницы меняют свой статус.

САВЕРСКИЙ: В частности да. Этот процесс, плюс к этому из ФГУ научных РАНовских учреждений пошел большой отток в сами регионы. Там, на местах, начинают оказывать высокотехнологичную помощь. И, кроме того, конечно был переизбыток, потому что еще в 2000 году было известно, что в России в два раза больше койкомест, чем в среднем по Европе.

ПЕРЕСЕДОВ: А вот прошла еще информация о том, что как минимум на 30% сокращение штата коснется всех московских больниц.

САВЕРСКИЙ: Это не значит, что все, что я говорю, что проблем нет. В действительности то, что сейчас делает Москва, непонятно по той простой причине, что сначала нужно было усилить поликлиники. И не сделав этого шага, сокращать… Почему стационаров так много — потому что поликлиники не работали как надо. Они не заработали как надо, а стационары сокращают. То есть начинают решать проблему «с хвоста». То есть койкоместа должны были высвободиться естественным образом. То есть нет людей и все, лечить некого. Тут все по другому. Мы сначала отрежем хвост у собаки. А потом посмотрим, что там у нее с головой.

ПЕРЕСЕДОВ: Александр Владимирович, давайте я вам простой вопрос задам. Когда в начале читаешь эту новость, первая реакция, что в условиях кризиса, в условиях непонятных перераспределений бюджетов на 30% режут персонал больниц, какое то число больниц сокращают. То есть на медицине власти начинают экономить. Это так?

САВЕРСКИЙ: Это и так и не так.

ПЕРЕСЕДОВ: Ваше смущение лишь усиливает мои какие-то печальные подозрения.

САВЕРСКИЙ: Нет. Дело не в этом. Просто врач должен получать действительно больше. И это одна из тех проблем, почему идет сокращение. Дело в том, что Путин подписал, когда он только в инаугурацию вступил, он подписал ряд указов согласно одному из них, к 2018 году врач должен зарабатывать 200%, то есть в два раза больше, чем в среднем по региону. Если в Москве это 90 тысяч средняя зарплата, то врач должен получать 180 тысяч. А где такие деньги взять? Единственный способ нашли — это все посокращать и одновременно должны вроде и эффективность повысить и зарплату. Иначе президент порешит все, что можно. То есть решается две проблемы, но решается «с хвоста». Меня это очень сильно беспокоит.

ПЕРЕСЕДОВ: Спасибо большое. С нами на связи был Александр Саверский, президент Лиги защиты пациентов.

Начнем продолжать развивать эту тему. С нами на связи Ярослав Ашихмин, кандидат медицинских наук, кардиолог, эксперт по организации работы учреждений здравоохранения. Ярослав, меня слышно?

АШИХМИН: Да, добрый день!

ПЕРЕСЕДОВ: Вот что можно в целом сказать о системе здравоохранения Москвы? Насколько она оптимально и современно организована и действительно ли если повысить зарплату врачам путем сокращения их численности, это улучшит качество услуг, которые предоставляют сегодня.

АШИХМИН: Система здравоохранения Москвы, она лучшая конечно сегодня в России в целом. Я согласен с предыдущим экспертом по большинству пунктов. Если повысить механистически зарплату докторам, работающим в Москве, ничего хорошего не произойдет. Потому что необходимо дифференцировать докторов по уровню, качеству оказания медицинской помощи и по их специализации. Просто так ничего не получится. Поэтому я вижу корень того, что сейчас происходит не только в том, что поликлиники не взяли на себя тех пациентов, которых должны были взять больницы, но и в том, что врачи просто не обучены. Врачи лечат недостаточно квалифицированно.

ПЕРЕСЕДОВ: Но у нас же существует масса медицинских вузов с богатой историей, которые гордятся этим.

АШИХМИН: Да, историей они богаты безусловно. Но, к сожалению, это такая фасадная империя, как потемкинские деревни. Потому что если посмотреть, что там внутри происходит, то конечно… Знаете, бывают такие ситуации, когда битый небитого везет. Когда мы приходим учиться на курсы по повышению квалификации, нам рассказывают знания, которые как свет далеких звезд до нас дошел, когда звезды эти уже погибли — 70-х годов. И конечно легко как то втереть корреспондентам, объяснить, что у нас все здорово, но экспертов не проведешь, поэтому у нас единицы способны учить так, как учат за рубежом. Поэтому я считаю, что пока мы не позовем варягов зарубежных профессоров, то своими силами мы уже не справимся.

ПЕРЕСЕДОВ: Я слышал такое мнение, что в России и в Москве лечит умеют все, что угодно. Но у нас очень сильно хромает диагностика. То есть, у нас не успевают человеку поставить правильный диагноз с тем, чтобы ему как то помочь и с ним уже не случились какие-то непоправимые вещи.

АШИХМИН: Нет. Диагностика катастроф, например, — некоторые виды диагностики, которые номинально присутствуют, в Москве не делает ни одно учреждение качественно. Мы даже некоторых пациентов наших возим в Питер. Но если у нас есть сложный, тяжелый пациент. Я хочу сказать с онкологическим заболеванием, с кардиологическим заболеванием. В Москве экспертов по некоторым профилям вообще нет. Невозможно найти. Мы можем проконсультировать человека, потому что они могут иметь деньги, связи, желание, родственников. Наши люди не берутся за лечение тяжелых пациентов. Я пример приведу. Искусственное сердце, например. Искусственный левый желудочек или два левых желудочка. На Западе делают в огромном количестве операции. По стоимости дорого конечно — это от 300 до 600 тыс. евро. Но у нас есть один-два хирурга, которые это делают, берутся далеко не за все случаи. То же самое с онкологией. То, что когда под телекамеры, люди говорят — да, они могут это сделать. Но на самом деле, единичные пациенты и очень плохие исходы. Но вопрос же, как я понимаю, про реформы здравоохранения и насколько это эффективно. Тот вопрос, следующий, наблюдая за тем, как это разворачивается, конечно, посыл верный — реформировать нужно. Ресурсов нет. Но главный момент — то, что конечно смотреть нужно с экономической точки зрения, потому что плошади больничные в центре города стоят очень дорого. И куда они перейдут, после того, как они передаются в концессию, после того, как они уходят из больничной собственности. Это большой вопрос. Это первое. И второе — что касается экономической эффективности. Все, что смотрят сейчас главные врачи — на то, чтобы снижать расходы, на то, чтобы больница стала экономически эффективной. Здесь два момента, очень опасных. Первое — у людей совершенно отсутствует такая вещь, как сострадание. Организаторы здравоохранения совершенно забывают, что они это делают вообще все, чтобы помочь конкретным пациентам. И как на Западе происходит — люди, которые занимаются экономикой здравоохранения поняли, что экономически эффективный — это не значит приводящий к сокращению расходов.

ПЕРЕСЕДОВ: Одну секундочку, Ярослав. Вот лично мой опыт знакомства с нашими гражданами, которые по тем или иным причинам уезжают за рубеж работать или просто жить, вот многие из них стараются возвращаться лечиться в Россию, потому что говорят о том, что в той же Германии, в той же Англии квалифицированную медицинскую помощь получить элементарно достаточно сложно. То есть, к врачам большие очереди, они стоят дорого. И там температура в 39 считается нормальной, чтобы выходить на работу.

АШИХМИН: Не совсем так. Потому что, при достаточно тяжелых заболеваниях или тех, которые срочно требуют помощи, там окажут квалифицированную помощь. В действительности с легким заболеванием человеку… Просто нашему человеку эмоционально трудно понять, что вроде как у него серьезная проблема, на его взгляд, а с точки зрения немецкой системы здравоохранения он может потерпеть. Но наоборот, если у нашего человека инфаркт там, то ему сразу поставят стент, а у нас может погибнуть. Так вот, я доскажу главную мысль — экономически эффективным с позиции здравоохранения, это значит метод, который при внедрении приведет к снижению заболеваемости или смертности таким образом, что общее количество денег потраченное на этот метод, оно будет скомпенсировано прямыми и непрямыми расходами. Это очень сложные математические модели. И на Западе нашли оптимальный метод. У нас же оптимизация, которая сейчас происходит, она не продумана совершенно с позиции организации здравоохранения.

ПЕРЕСЕДОВ: Хорошо. Что делать тогда простому москвичу, который с одной стороны оказывается в ситуации, что государство проводит не до конца продуманную оптимизацию, а с другой стороны, даже если выходить на рынок коммерческих услуг, там просто масса мошенников, которые грабят тебя и все.

АШИХМИН: Если москвич достаточно здоров, он может купить полис…

ПЕРЕСЕДОВ: Где вы видели здорового москвича, скажите мне пожалуйста?

АШИХМИН: Это тот, который без тяжелых заболеваний. Он может купить полис ДМС и полис ДМС, по крайней мере гарантирует, что если случится какая-то острая ситуация, можно почитать договор, то ему окажут помощь в одном из лучших учреждений. Сейчас эта система заработала.

ПЕРЕСЕДОВ: ДМС — это добровольное медицинское страхование.

АШИХМИН: Да. Компании разные, очень разные. Рекламу делать не будем, нужно читать договоры и условия. Если у человека уже есть какое-то серьезное заболевание, нужно прорываться к заведующему отделением в один из федеральных центров. Не к главному врачу, не к светилу, а у нас вся сила в медицине сосредоточена сегодня в тех, кто руководит отделениями. Поэтому можно к ним записаться через систему ОМС, пройдя жернова поликлиники. Добраться до него, просто попросить платную консультацию именно заведующего. Если ситуация серьезная, то это те люди, которые помогают сегодня большинству людей с серьезными заболеваниями. Но, к сожалению, если это очень серьезные заболевания, то здесь конечно нужна помощь родственников, поддержка и помощь конкретного доктора, который не утратил в себе идеалы морали и нравственности и возьмется помочь тяжелому пациенту.

ПЕРЕСЕДОВ: Спасибо большое. С нами на связи был Ярослав Ашихмин, кандидат медицинских наук, эксперт по организации работы учреждений здравоохранения.

Ну и последняя тема сегодня. Российский Белый дом заявил о том, что готовится легализовать самозанятых граждан. Именно такое понятие по словам Медведева появится у нас в налоговом кодексе «самозанятые граждане». Законопроект о введение, собственно самозанятых в налоговый кодекс был одобрен вчера на заседании правительства. Речь идет о том, что люди, которые получают какой то доход не прибегая к наемной силе будут освобождены от налогов, если приобретут патент, согласно существующим у нас правилам патентной системы. Напоминаю, что единый налог на вмененный доход, который в том числе и подразумевает приобретение патентов распространяется свою деятельность на следующие виды услуги, это бытовые ветеринарные услуги, ремонт, тех-обслуживание, мойки, хранение автотранспортных средств, рыночная торговля, общественное питание, размещение наружной рекламы, ну и в общем то все, чем можно вот так вот, что называется «подхалтурить» и очевидно, что под действие этого закона в том числе попадают и фрилансеры. С нами на связи сейчас Алена Владимирская, владелица компании, агентства «Пруфи». Алена приветствую.

ВЛАДИМИРСКАЯ: Добрый вечер!

ПЕРЕСЕДОВ: Насколько, вообще,такая мера: а — необходима, б — окажется действенной? И много ли у нас сейчас народу так пытаются зарабатывать?

ВЛАДИМИРСКАЯ: Зарабатывает так очень много, если взять в целом по стране, то где то порядка 15, 20 % не то, что бы постоянно, но периодически зарабатываю, потому что зарабатывают практически все учителя репетиторством. Зарабатывают все врачи частными консультантами, ну и т.д. Много зарабатывают частным извозом. Насколько необходима эта мера, конечно, она в принципе необходима, но другой вопрос, что в нашей стране вообще не принято, у нас долгое время была культура не платить налоги. Она была связанна с разными причинами и мне,кажется, что на самом деле действенность будет чрезвычайно мала, ровно по той причине, что у нас не принято легализовать свои доходы начиная со съемных квартир и заканчивая всякими способами «подхалтурить», поэтому, в общем, население будет очень мало покупать эти патенты. Конечно, говорят о том, что будет очень сильный фискальный механизм, будут поощрять соседей, будут поощрять еще кого то, за то что пришел «настучал». Но, мне кажется», к сожалению этот хороший правильный закон малодейственный. Другой вопрос, что он ,может быть, стал бы действенным, если бы за этим патентом стояла серьезная помощь государства. Возможно, какие то государственные коворкинги, куда люди могут приходить и оказывать свои услуги.

ПЕРЕСЕДОВ: Можно мы будем расшифровывать такие специальные термины.

ВЛАДИМИРСКАЯ: Это какие то отдельные рабочие места, причем не именно, как рабочее место, а рабочее пространство, куда люди могут приходить и либо бесплатно, либо за очень маленькую арендную плату там работать. Иметь дешевый интернет,если он нужен, иметь дешевое бесплатное место.

ПЕРЕСЕДОВ: Если я, например, индивидуальный предприниматель и не могу позволить себе офис, но мне нужно провести некую встречу или бухгалтер сел поработал…

ВЛАДИМИРСКАЯ: По разным причинам.Я по разным причинам, допустим, не хочу указывать часть услуг дома…. У этого закона нет обратной стороны. Нет мотивирующего фактора получать эти патенты, зачем? Вся Европа живет без этого. Зачем? Мы платим налоги, потому что… мы граждане этой страны мы ее любим это достаточная мотивация. К сожалению, в силу разных причин в нашей стране это пока недостаточная мотивация, поэтому насколько «обелится» сектор, ну в каком то проценте «обелится», но в общем, к сожалению, пока в очень не значительном.

ПЕРЕСЕДОВ: В Петербурге система патентов была введена с 2014 года и за полгода всего 486 предпринимателей обратились.

ВЛАДИМИРСКАЯ: Я про это и говорю, потому что на самом деле, предприниматель на данный момент не понимает, человек не понимает, а зачем мне эта бумажка. Его, либо надо сильно напугать, что что-то будет страшное, это основной, кстати, мотивирующий фактор в нашей стране, либо чем то поощрить.

ПЕРЕСЕДОВ: Основание опасаться или ждать, что подобного рода запугивания начнутся в общем то есть, если присмотреться то, последние законы изменение правил платы налога на недвижимость, отмена разного рода налоговых льгот и прочее. Показывает, что государство готовится в общем то к таким не тучным, далеко не тучным годам и готово пополнять бюджет всем, чем получится. Конечно, если у нас 15% населения как то себя содержит и не платит от этого государству, государству это очень даже не нравится. Спасибо большое с нами на связи была Алена Владимирская основатель агентства «Пруфи», а я решил поговорить еще с человеком, который как никто знает, чем же пытаются с ходу зарабатывать наши граждане. Это Денис Кутергин сооснователь сервиса услуг YouDo. Это очень интересный сайт в интернете на котором, каждый желающий может зарегистрироваться в качестве исполнителя, каждый желающий может подать заявку на какую то услугу. И прекрасно там все взаимодействуют. Денис здравствуйте!

КУТЕРГИН: Добрый вечер, Илья!

ПЕРЕСЕДОВ: На чем у нас, в основном, пытаются зарабатывать москвичи? В первую очередь?

КУТЕРГИН: Одной услуги какой то, наверное, не выделить. Но можно выделить несколько направлений услуг. первое направление это различные бытовые услуги по дому, какие то небольшие ремонтные работы,например, устранить протечку в кране,прикрутить полочку.

ПЕРЕСЕДОВ: Понятно. Уборка по всей видимости тоже востребована.

КУТЕРГИН: Да. Второе направление — это клининговые услуги, не только клининговые, а я бы так сказал, помощь по хозяйству. Помочь вынести мусор, помочь приготовить обед или приготовить праздник, убраться. Третье направление — это логистические услуги, когда на нужно что то перевести. Это может быть, как, какие то курьерские услуги, купить в магазине продукты и доставить, либо отвезти из пункта А в пункт Б какой то документ, либо посылку. Так и более крупные грузоперевозки, опять же в черте города, например перевезти холодильник.

ПЕРЕСЕДОВ: Сколько у вас сейчас на сайте зарегистрировано исполнителей, примерно, из московского региона?

КУТЕРГИН: Всего их 25 000, из Москвы около 20 000.

ПЕРЕСЕДОВ: 20 000 это только на одном вашем сайте, который крупнейший, но в общем то не единственный. Средняя стоимость услуги у вас подсчитана как то?

КУТЕРГИН: Да, конечно. Тут все зависит от категории, например, если мы говорим о бытовом ремонте, так называемый мастер на час, когда за пару часов можно решить задачу пользователя, это чек от 3 000 рублей, три не больше четырех. Если мы говорим о клининговых задачах, это 1 500, 2 500 рублей.

ПЕРЕСЕДОВ: Есть люди, которым удается только за счет работы на вашем сайте себя содержать, что бы для них это было основным доходом.

КУТЕРГИН: Безусловно есть, но, нужно понимать, что у нас на сайте очень большая когорта исполнителей, это люди, например, которые учатся, студенты и для них YouDo это средство подработки в свободное от учебы время. Я бы не называл их не работающими нигде, а работают на YouDo.

ПЕРЕСЕДОВ: Каким то образом власти к вам обращались, занимались вопросом о том, что никто из этих исполнителей не платит налогов приобретая этот доход.

КУТЕРГИН: К сожалению, всего лишь один раз обращались, хотя мы сами выходили и у нас были инициативы различные. Нас приглашали в министерство труда, мы общались с главой департамента занятости населения, как раз таки обсуждали проблему, в том, числе, как выводить в более белую плоскость исполнителей. На самом деле тогда больше речь шла о том, как государство может помочь нам, что бы мы помогли людям, которые не могут найти работу, незащищенные социальные слои населения, люди с инвалидностью, довольно много людей, которые работаю дома, выполняют, какие то виртуальные задачи, просто потому, что они не могут из — за проблем со здоровьем найти себе работу. Речь больше шла о том, как нам может помочь государство начиная от, поддержкой социальной рекламой, что бы мы увеличивали количество исполнителей, что бы люди зарабатывали больше денег.

ПЕРЕСЕДОВ: Спасибо большое! с нами на связи был Денис Кутергин, сооснователь сервиса услуг youdo.com. По всей видимости в мир спокойной, конкурентный мир фриланса в скором времени будет заходить государство, как минимум для начала требуя покупки патентов, чем это обернется дальше будем смотреть. Илья Переседов был с вами на связи. “Итоги недели” подошли к концу.

Categories
Илья Переседов

Добавить комментарий