К

Котики и их политический ресурс

В мае в стенах крымской «Школы журналистики» выступил редактор и медиапродюсер Илья Переседов с мастер-классом на тему «Жестокая необходимость: основные принципы и законы повседневной работы онлайн-СМИ». В фокусе беседы оказались не только ожидаемые темы организации востребованного современного СМИ, но и специфика организации его деятельности: от подбора новостей и создания заголовков до формирования лояльности к вашему СМИ капризной аудитории сегодняшнего дня

FLEX0845

Илья Переседов

Два слова о себе. Мой журналистский стаж сейчас насчитывает восемь полных лет. Первая статья моя в газете была опубликована, когда мне было 15. Но я считаю, что мой путь журналиста начался, когда мне было 26 лет. А в 15 лет, когда была опубликована моя первая статья начался путь политтехнолога. Когда, мне было 15 лет, шел 1996 год. Были выборы, столкновение Ельцина и Зюганова. Я настолько на тот момент был уже идейным демократом, что я пришел в штаб Ельцина предложил свою помощь. Тогда еще законодательство было гуманно, можно было детей эксплуатировать на выборы.

— Сейчас нет?

— Сейчас нет. Сейчас нельзя не только использовать детский труд, но и детский опыт. Это я рассказываю на лекциях по политтехнологиям. А тогда я написал пронзительный текст: “Дорогие, наши бабушки и дедушки, папы и мамы! Не голосуйте за Зюганова”. Он был насквозь политически ангажированный, хотя шел от сердца.

Мой стаж политтехнолога заметно больше, чем журналиста. Действительно, эти семь лет я работаю, преимущественно, в сегменте интернета. Хотя у меня есть опыт работы на радио федерального уровня в качестве ведущего. Есть опыт выпуска бумажной газеты. Но это тоже с заходом в политтехнологию. Потому что в 2012 году это очень интересная история.

3

Борис Ельцин

В 1996 году, когда я маленьким мальчиком в городе Пскове своими скромными силами агитировал за Ельцина. В столичном граде Москве коллектив, тогда еще подающей надежды молодой газеты «Коммерсант» выпускал проект «Не дай Бог». Журналистам я советую, хотя бы в интернете посмотреть материалы. Считается, что это был самый масштабный проект черного политического пиара в истории новейшей России. Потому что коммерсантовские шакалы и волки, молодые тогда еще голодные, злобные: Андрей Колесников, Тема Кудрявцев, Васильев. Они выпускали политическую газету тиражом восемь с половиной миллионов экземпляров, формат А2, дважды в неделю выходила.

ne_day_bog_zyuganov_590

Пафос газеты был не в том, что “голосуйте за Ельцина”, а “не голосуйте за Зюганова”. Там были фантастические коллажи: гигантский Зюганов куском колбасы дразнил первопрестольную, нависал над ней, над Кремлем. Были интервью с Вероникой Кастро, звезда мыльных сериалов, которая рассказывала, как она боится возвращения коммунистов. Ребята развлекались, как могли и считается, что “Не дай Бог” сыграл заметную роль в перемене общественных настроений от первого тура ко второму.

1

Первая полоса газеты «Не дай Бог»

Вы помните, что в первом туре Ельцин не набрал достаточного количества голосов, а во втором туре выиграл с большим перевесом? И здесь мнения расходятся. Кто-то считает, что “Не дай Бог” — это был такой блистательный медийный проект, который смог переориентировать настрой политически активной аудитории. Кто-то считает, что это была очень яркая дымовая завеса, которой можно было оправдать фальсификации. Потому что, когда внезапно Ельцин победил и все сказали: “Каким образом?” “Ну, как же, видите, как прекрасно талантливая газета «Не дай Бог» себя показала”.

Как там было, на сомом деле неизвестно, но после именно этих выборов газета «Коммерсант» пошла в рост. У них стали появляться какие-то кремлевские инсайды и она стала тем, что мы знаем. Это было в 1996 году, когда я маленьким мальчиком бегал, разносил газеты. А в 2012 году, на кануне “путинских” выборов, когда было решено задействовать все возможные механизмы, какой-то светлой голове пришла идея реанимировать проект «Не дай Бог». Менее масштабно, но все равно с тиражом пять с половиной миллионов экземпляров, вместо восьми. С выходом один раз в неделю, вместо двух, формат А3, а не А2.

4

Андрей Колесников — один из «демиургов» сегодняшнего «Коммерсанта»

Но все равно, в тот момент, когда она выходила, это была самая большая по тиражу газета в России. Она шла вкладкой во все номера «АиФ», в «Комсомольскую правду», разносилась по подъездам, какими-то, видимо уже не мальчиками, а старушками.

Разумеется коллектив «Коммерсанта» привлечь к этому привлечь было невозможно. Собирали новую команду и в 2012 на этом проекте я был заместителем главного редактора. Как я считаю, мы хранили в этот момент советскую журналистику. Больше такой многотиражки, многомиллионой не было. А мы ориентировались на провинциальную советскую техническую интеллигенцию. Мы отработали все жанры: там были письма ученых в газету, полемики, репортажи, культурная страница. Это тоже мне приходилось делать.

Мне очень нравится карикатура, если не видели, советую найти: галерея, художник стоит, постаментик и произведение искусства тряпочкой накрыто. Он говорит: “Сейчас вы увидите лучшее произведение в истории мирового искусства”. Сдергивает тряпочку, а там черный мраморный шар. Человек смотрит: “А что это значит?” “Все!”

Что касается интернет журналистики, мне приходилось в ней делать все. Мы запускали первое в России интернет-телевидение Russia.ru. Я вел в популярный блог, про него я отдельно расскажу. Создавал СМИ, запускал с нуля СМИ, ну и реализовывал разного рода рекламные акции и прочее.

О чем я хотел бы поговорить с вами сегодня? Практически обо всем. Я хотел донести до вас мое видение, как я представляю ситуацию на рынке СМИ. Периодически приходится где-то бывать. Чаще всего меня зовут в разные университеты, на журналистские факультеты и я выполняю там роль плохого полицейского, трикстера. Который приходит и всем говорит гадости, а студенты на этом возмущаются и активно начинают, что бы защитить честь факультета читать конспекты, которые до этого пылились у них в углу.

На первой части нашей встречи в формате живого диалога постараюсь вам рассказать мое видение, как я представляю себе ситуацию с нашими СМИ. Мы это обсудим и дальше предложу ряд занятий, которые мы сможем здесь с легкостью выполнить, тем паче, что работает интернет.

Первый тезис, который хочу рассказать. Он кажется очень очевидным, но не все вникают в его величие и простоту. Журналистика — это ремесло. Это всегда про деньги или про влияние, но которое так или иначе трансформируется в «бабки».

FLEX0841

— Почему не рубль, почему в долларах.

— Потому что, все нормальные журналисты получают зарплату в долларах. По курсу.

— Но в рублях?

— Но по курсу. Я за свою жизнь не писал ничего дешевле ста долларов. Я писал, либо за бесплатно, либо начиная от ста долларов. Всегда я получал эти самые сто долларов. Я еще IT занимаюсь. Мы с друзьями айтишниками считали сколько стоит компьютер, выяснилось, что компьютер стоит всегда тысячу долларов. Настольный компьютер: 286, 586, Pentium, который отвечает за оперативную задачу, он всегда стоит тысячу долларов. Ноутбук полторы, суперноутбук две. Дальше точно так же. Нормальный текст стоит тысячу баксов.

Журналистика — это прогибы про ремесло, либо про сферу влияния. Чем раньше вы начнете зарабатывать на том, что вы пишите, тем лучше. Совершенно не важно, что вы при этом пишите. Составляете вы объявления для местной газеты «Из рук в руки» по продаже цыплят или вы составляете предвыборную программу для местного кандидата. Журналистика — это то, что приносит вам какой-то доход. Все остальное — это либо,графомания, либо филантропия. Почему я свою карьеру журналиста считаю восемь лет назад?

Когда я учился на третьем курсе института, я выступил на одной научной конференции, и ко мне подошла женщина, которая представилась журналисткой, редактором «Независимой газеты». Тогда у «Независимой газеты» было приложение “НГ-Религии”, а я занимался религиоведением. Она предложила мне на основании моего доклада сделать статью. Я ее сделал и отослал, она вышла по всей стране, продавалась. Они были готовы деньги заплатить и готовы дальше со мной сотрудничать. Но я оказался высокомерным засранцем, из-за того, что они убрали пару тройку моих абзацев, переписали заголовок. Как мне показалось, полностью все изразили, я встал в позу, третий курс, перестал отвечать на их звонки и письма.

Если бы у меня была машина времени, я бы перенесся обратно и влепил себе хороших люлей и призвал не выпендриваться. В тот момент я не был журналистом и не был аналитиком, хотя по аналитическим материалам существую и до сих пор присутствует где то в интернете, пока это не перешло во что то регулярное. А регулярность обуславливается только одним — вашими усилиями на поприще создания текстов, а все-таки пока, когда мы говорим о журналистике, мы говорим о текстах. Кем-то востребованы и кем-то и как-то оплачиваются. На этом месте уже часть преподавателей с филологическим образованием встают и выходят.

Второй пункт — виды СМИ. СМИ я для себя определяю по тому, кто за них платит, отталкиваюсь от инвесторов и общих целей, которые инвестор ставит, инициируя появление того или иного издания.

Первый вид СМИ — это информационно-развлекательные. Самое интересное, что сегодня практически все традиционные СМИ проваливаются в эту группу “информационно-развлекательные”. Если вы посмотрите в конце выпусков федеральных новостей показывают ролики с котиками, набравшие в интернете большое число просмотров. Информационные ресурсы вроде той же самой “Медузы” тоже дают вперемешку. Сведения зарплате Сечина и “В Америке бабушка съела внука”. Это все тяготеет в одно, в информационно-развлекательное. Почему? Мы об этом поговорим.

Второй вид СМИ — корпоративные. Есть какая-то сила, масштабная бизнес-структура, властный институт, крупное общественное объединение, перед которыми стоит задача информацию о себе,свои идеи доносить до мира Они заводят себе свой вестник.

Я людям интересующимся историей российской журналистики рекомендую обратить внимание на потрясающие в нашей истории явление, как газета «Гудок». Это газета РЖД, но в которой начиная с полуголодных 80-х и голодных 90-х проработали все звезды российской словесности: Татьяна Толстая, Дмитрий Быков. Если газета «Гудок» выкатит список своих авторов он по нынешней крутизне перешибет и «Коммерсант», и «Сноб» и все на свете. Это был очень интересный проект, где всякие “взвейся, развейся, колесики тук-тук, как сердца советских людей” перемежовывалось озарениями вполне себе художественного уровня.

6

Но это исключения из правил, обычно корпоративные СМИ вообще не про креатив. Про то, что вы обладаете навыком взять и что-то расписать. Причем так, что бы это в первую очередь понравилось инвестору, который это корпоративное СМИ задумал. В информационно-развлекательном вы обязаны зацепить внимание широкой аудитории . В корпоративном СМИ вы обязаны отвечать ожиданиям и требованиям инвестора, зачастую имитируя вашу открытость миру.

Это два основных раздела и еще сеть два дополнительных. Бывают корпоративные СМИ, которые имитируют, что они информационно-развлекательные. В России из того, что я могу вспомнить был проект, который назывался сайт «Трибуна общественной палаты». Есть такой орган Общественная палата и у нее был сайт сугубо административный, где вывешивались расписания сессий. Кому-то пришла в голову светлая мысль: “Мы же орган общественной жизни, у нас тут новости всякие происходят. Давайте мы это все будем делать”.

Внешне было похоже очень на информационный сайт, но по сути было корпоративным. Единственный профит этого проекта, который длился два года, заключался в том, что туда пришла очень талантливая и умная девочка Настя Хачатурова. Она настолько блистательно балансировала на этих двух половинах, что в конечном итоге купила «РенТВ». Она стала там тоже балансировать, объединяя темы оперативно политической повестки с рассказами на разные темы.

Что сейчас с сайтом, который три года существовал я не знаю. Сайты партий очень любят в такое играться. По духу корпоративное, но при этом очень хочется, что бы мы выглядели…

Я когда-то пытался учить французский язык с одним хорошим преподавателем. Французский я не выучил, но мудрость от него почерпнул. Он рассказывал, что у многих людей проблемы с изучением французского языка, произношением, заключается в том, что для того, что бы выдать из себя характерный звук — «VI», надо сделать губы по форме похожие на куриную попку и для многих людей — это оказывается психологический барьер, непреодолим, составить губы куриной попкой и поэтому у них не получается нормально говорить по-французски.

Корпоративные СМИ, которые хотят быть информационно-развлекательными — они аналогичны тем людям, которые хотят говорить по-французски, но очень робеют. Потому как они всегда за полшага останавливаются от какого-то финального вывода или от какой-нибудь по-настоящему интересной темы и их можно легко вычислить. Это достаточно распространенная история.

384811920

В России еще появился четвертый зверь — это информационно-развлекательные СМИ, которые пытаются выглядеть как “корпоративы”. Пример для меня сейчас — это газета «Известия». Арам Ашотович, с одной стороны, делает по настоящему интересную газету которая интересна сейчас той аудитории, которую мы имеем на сегодняшний день. Но при этом он активно делает вид, что “мы не просто газета, мы дело государево решаем”.

Cena-mizinca_articleimage

Павел Кашин

Такой же был замечательный проект в свое время партия «Справедливая Россия» вложилась в реанимацию журнала «Русская жизнь». Туда пришел Митя Ольшанский в качестве главного редактора. привел с собой Олега Кашина, с которым они тогда еще дружили. Они стали делать замечательный, потрясающий, умный, тонкий журнал о России, о русской душе и так далее. Но по внутрипартийным документам это проходило, как агитационный сайт, который в какой-то момент нам принесет голоса. И потом, когда изменилась концепция партийного пиара, им финансирование прикрыли. При том, что сам по себе, как информационно-развлекательный вполне себе работал.

Всегда очень важно понимать, где именно и для чего ты работаешь. Понимание этого приходит только при условии, если у вас за плечами большой технический опыт. Любимая поговорка Арама Габриелянова «мне не нужно хорошо, мне нужно в четверг». Журналист — он не про конечную правду и не про бесконечно прекрасный штиль, а он про информационный продукт, который создается в нужное время и в нужном месте. Различать для себя, что именно вы создаете в настоящий момент можно только, если у вас .достаточно богатый багаж за плечами. Почему я говорю о том, что надо писать, писать, куда угодно. Та же самая Настя Хачатурова, которая на РенТВ, до этого была Общественная палата, а до этого журнал то ли «Сноб», то ли что-то еще. Начинала она в Сургуте с какой-то заводской малотиражки.

Анастасия Хачатурова

Анастасия Хачатурова

Если говорить о том, что мы производим некий информационный продукт, то надо его создавать изначально ориентируясь на потребителя. надо всегда с потребителем быть честным. Я за сравнения с торговлей. Если вы хотите продать человеку молоко, то с позиции рекламы надо писать крупную и контрастную вывеску “МОЛОКО”. Не надо умничать и писать “Товар животного происхождения. Полезный и экологически правильный”. Не надо, напишите “МОЛОКО”, он сам все поймет. Точно так же здесь.

Если вы подходите к своему тексту, как к некому продукту, нужно понимать из чего вы его производите и как он будет попадать к конечному потребителю. Здесь я предлагаю простую схему.Нужно понимать откуда вы берете изначальную информацию. контент, который вы доносите он откуда и здесь первая реальность, в которой мы живем.

Есть история: физики московские любят рассказывать, когда в коридорах института молодой ученый, кандидат подошел к Капице-старшему и спросил его про опыты, который тот собирался провести. Капица говорит: “Да, голубчик, сделаете опыт, вам не помешает, польза все равно будет. Но скорее всего у вас не сойдется до полутора микрон”. Кандидат начинает готовить опыт, гробит на это восемь месяцев работы. По госплану получает средства, обустраивает лабораторию и дальше, как в фильме «Девять дней одного года» — трам-пам-пам-пам, что-то произошло, совсем не то, что ожидалось. А от того, что ожидалось, на полтора микрона не сошлось. Капица никогда не смог бы доказать почему ему так кажется, но исходя из его опыта…

Капица

Петр Леонидович Капица

Примерно мне, как Капице, тоже так видится. Если вы создаете какие-то тексты, 80% того, что вы будете производить — это будет в основе своей чужой заимствованной контент. Эти картинки из фильма про Супермена, где Кларк Гейбл идет по какой-то улице и перед ним что-то происходит, он еще превращается в Супермена, погружается в гущу событий, а потом приходит, расписывает и это все от первого лица, про это можно забыть.

80% вашей работы — это будет обретение чужого контента. В первую очередь в интернете и его компиляция и перепаковка. На этом месте можно было б поставить паузу и полтора два часа читать лекцию на тему постмодернизма. Что мы живем в эпоху, когда достоверное изречение невозможно, а достоверность проявляет себя только в цитировании. Но я отсылаю вас к великому рассказу Борхеса «Пьер Менар, автор «Дон Кихота». Перечитаете, я думаю все поймете.

Восемьдесят процентов — это будет сюжетом, даже если вы занимаетесь журналистским расследованием. Даже если вы поедите, например, на Донбасс заглядывать в дуло пушкам, что бы найти их серийные номера все равно ваше уникальное будет бриллиантом на кольце, который вы составите из того, что было взято. Это наша реальность сегодня. Если вернуться к нашему первому, про журналистику. Я сразу себя буду править. Я говорил, что журналистика — это про ремесло и про «бабло», но еще тут надо поставить один большой и жирный плюс.

FLEX0850

Журналистика — это про технологии. Именно технологии сегодня в первую очередь определяют жизнь журналиста, а вовсе не предпочтения аудитории.Сейчас скажу страшное. Поддерживаете вы присоединение Крыма к России, не поддерживаете. Вы как журналист будете востребованы, в первую очередь, исходя из того, каким набором современных технологий вы обладаете. Журналистика — это про технологии.

Третий пункт про журналиста. Мы стали «про бабло» больше, чем наши коллеги в прошлом, потому что наши коллеги в прошлом могли быть частью, то что называлось, уникальной редакционной коллектив, состав. Можно было занимать какую-то нишу и внутри нее спокойно питаться, писать театральные обзоры. Сегодня это уже, практически, уходит.

Сегодня все равно, так или иначе, все журналисты пишут в несколько изданий под своими именами, под псевдонимами. Если раньше человек, потребитель информации был заложником собственного голода к текстам. Посмотрите на наших родителей. Какой у них пиетет к печатному слову , потому что его было не очень много. Бумага дорогая, людей с опытом письма не так уж…. Попробуй еще попади в эту газету и так далее. У него до сих пор это остается внутренний восторг.

Он мне звонит и говорит:
— Горбачев умер.
Я говорю:
— Нет не умер.
— Ну, как же? Умер.
— Да, нет. Жив.
— Я прочитал в интернете же написано: «Умер Горбачев».
— Папа …, переходи на другую страницу.

Горбачев

Михаил Сергеевич Горбачев, первый президент СССР

Мы больше про «бабло». Мы больше про технологии. И третий пункт — современный журналист уже не может быть анонимным. Сегодня журналистика — это театр одного актера. Если ваш текст интересен человеку он идет смотреть кто вы такой и нужно, что бы у него была возможность посмотреть, кто вы такой. Нужно, что бы он мог вам написать что-то. Нужно, что бы вы имели возможность в ответ его куда-нибудь далеко и грубо послать. Что бы он испытал эмоцию сопричастности с большим и великим. Потом он будет годами за вами ходить и рассказывать, как вы не правы и тому подобное. Мы сейчас будем говорить о колумнистике, мы на этом внимание заострим, что зачастую сегодня имя автора может значить больше, чем событие, которое он описывает.

Итак. Чужой контент, который вы перепаковываете, но ни в коем случае не думаете, что это плохо. Какую тему брать решаете вы. какие данные к ним подверстывать. Как это все преподнести решаете вы. В данном случае цитирование открывает не меньший простор, чем авторское. Но лучше, если вы используете заимствованный контент, как-то называть и обозначить. Потому что бывают люди, которые в наглую тырят. Воровать можно только твиты, в нашей сейчас медийной культуре. Воровать без указания авторства можно твиты. Если помните, два года назад была волна Рыков, Коробков писали в Твиттер: “Да, я ворую твиты. У той же самой «Медузы» , которая занимается только перепаковкой контента сразу под заголовком указывается откуда это заимствуется, базовые новости. И это кликабельно — вы можете перейти на авторскую страницу.

verybig

Редакция LifeNews

Когда я говорю о журналистике, я говорю о плановом производстве медийного контента. Еще год назад я рассказывал, что перед вами падает самолет сейчас как-то уже не получается с легкостью. НЛО пролетело, а вы копаете картошку, а у вас случайно в кармане iPhone 6 с фирменной камерой, еще лучше с системой GoPro. Копаем картошку в каске к которой прикреплено это устройство. И вы это засняли. Мы это называем “вы очевидец”. Дальше вы это видео продаете тому же LifeNews или кому-то еще и там уже не важно в каком разрешении вы это записали. Вы это могли и на лопату записать главное, что бы видео было и какую дадите окантовку, подачу. Главное есть это некое свидетельство, которое сегодня востребовано.

Невозможно быть журналистом, который ходит по тем местам, где летают НЛО. Если журналист специально занимается каким-то расследованием у него больше шансов что-то нарыть. На заре своей блогерской юности я подготовил репортаж о марше «Несогласных» в Санкт-Петербурге, за который Андрей Бабицкий объявил меня человеком недели на «Радио Свобода». Это был, наверное, год 2006.

В Питере неплохо народ зажигал и была манифестация. Так случилось, что государственных СМИ было много, но им всем запретили что бы то ни было публиковать. Московских оппозиционных еще не было крупных, кто-то не доехал. Там был я. Мне было интересно самому по себе для блога контент получить. У меня тогда даже не было фотоаппарата, при себе был только маленький диктофончик, но я из него выжал по максимуму. Я записал звуки вертолета, который висел над толпой. Маршировали омоновцы, кого-то разгоняли. Я записал несколько людей: “Что вы видите?” “На нас идут шеренги омоновцев”. Я потом написал отчет очевидца, что там происходило. Замечательная история. Было множество разговоров о пострадавших. Сфотографировал их и записал их комментарии. И все это, специально никак не монтируя, выложил в интернет со ссылкой на скачивание у себя в блоге. Мой текстовый отчет там, знаков 1500 где-то и эти аудиозаписи.

А оказалось, что был полный информационный вакуум и тогда понабежала куча читателей, дошло до Бабицкого. Бабицкий сделал блистательный репортаж, который начинался со звуков этого вертолета и потом сочный голос Бабицкого: “Это жужжат вертолетные лопасти, которые нависли над толпой недовольных, несогласных с политикой нынешней кремлевской власти”.

Бабицкий

Андрей Бабицкий, Радио «Свобода»

Они у меня записали комментарий по телефону и я это стало материалом сезона. Но Бабицкий оказался в очень сложной ситуации. С одной стороны я ему помог и дал классный контент, а с другой стороны он в открытом доступе лежал, не платить же за него. Чтобы как-то компенсировать они объявили меня человеком недели на «Радио Свобода». Среди моих заслуг сеть медаль от Бабицкого, как человек недели от «Радио Свобода». Медаль от Чурова, как эксперт по освещению выборов и благодарственное письмо от Путина за работу в информационном поле. Все зависит от того с какой стороны показать и я буду махать то одной, то другой бумагой. Журналистика — это ремесло.

Если вы вспомните, чем заканчивается диалог Платона, ведет он его с Аксимандром, по-моему. Последнее, что он слышит, что Сократ говорит своему собеседнику, что самую хорошую комедию может написать лишь тот, к о умеет написать самую хорошую трагедию. Журналист должен попробовать себя в разных амплуа.

Свой контент — это понятно. Но тогда вы должны его все равно уметь упаковать так что бы он был услышан. Иначе, если вы напишите какую-то уникальную вещь, но сделаете это так, что это не будет резонировать с ожиданиями аудитории, придет умный Вася и перепакует это и съест все ваши мечты с кетчупом.

FLEX0857

Третье на что нужно обратить внимание. Надо постоянно думать об этом — социальные сети. Четвертое — это мобильные устройства. вы помните, как в анекдоте, кто имеет больше шансов получить поддержку общественных признаний в Америке — это одноногая лесбиянка, многодетная, без образования. точно так же и здесь. Кто какой контент сегодня имеет шансы на то, чтобы быть воспринятым — это то кто может утечь в социальные сети, которые можно увидеть на мобильных устройствах. которые попадают в общую логику информационного тракта. Специфика современной журналистики в отличие от прошлой. Мы с этим очень остро столкнулись, когда выпускали газету «Не дай Бог». Современные журналисты, это нормально. Они не в состоянии создать какой-то законченный текст по виду. публикации даже в крупных электронных СМИ постоянно меняются. То заголовок, это абзац и это далеко не всегда обусловлено требованиями кого-то из вне. Зачастую — это следования неким запросам

Раньше, есть кусок полосы, тебе его отдают и будь готов от сих до сих туда вписать. Меньше, больше на стадии редакционной верстки допускалось что-то, но это уже не твоя забота. Особенно, если речь идет о СМИ небольшого размера в электронном или тем более в вашем блоге. То что вы, когда что-то написали не означает, что ваша работа с текстом на этом закончена. Вы написали, опубликовали и начинаете смотреть как это выглядит, смотрится на экране, на мобильном устройстве. Опубликовали ваш текст, вы берете телефон и смотрите как это выглядит, как заголовок ложится на размер экрана. Если что, тут же перелистываете.

Небольшой шаг в сторону. Два прикладных журналистских ноу-хау. Первое — сценарий идеального медийного продукта (статья, репортаж). Сценарий идеального медийного продукта был прописан еще несколько столетий назад в русской народной сказке про лису и дрозда. Сказка про то, как дрозд помог лисе, от смерти спас. Она его спрашивает: «Как могу тебя отблагодарить». Дрозд отвечает: “Накорми, напои, рассмеши, напугай».

full_s_691601_0

«Накорми», имеется в виду хлеб насущный. «Напои» — алкоголь, досуг. рассмеши, понятно. «Напугай» — понятно. Чем больше факторов будет срабатывать в вашем медийном продукте, тем более широкую аудиторию он будет покрывать. Тем более разнообразную гамму эмоций и чувств он будет у человека затрагивать, тем больше интерес он будет провоцировать, тем больше будет мотивировать его на то, что бы поделиться этим продуктом с кем-то еще. На самом деле, если вы посмотрите на какие-нибудь эпохальные медийные продукты начиная с великих сцен Эйзенштейна и заканчивая подборками — «самые великие интервью в истории», вы увидите, что там оно срабатывает. Это одна из причин, почему у нас сейчас сходит на нет дайджеста, оперативного репортажа. Потому что они воздействуют только на небольшой набор, а ситуация открытого информационного рынка. Человек может выбрать. Если вы работаете на закрытой территории и вынуждены обедать в заводской столовой вы там едите то, что вам дают.

Самое интересное, что то, что вы едите скорее всего правильно. я тут озаботился общением с диетологами и выяснилось, что рецепт правильного питания — это меню из советской школы или заводской столовой, с компотом из сухофруктов. Смотря какие годы. Но, сели вы приходите на ресторанный дворик, какого-нибудь торгового центра, где перед вами 40 или 60 ресторанов раскинулись. И вы вынуждены выбирать, где вам поесть, то вы обращаете внимание не только на контент, не только на то, что вам предлагают, но и как это упаковано. Вы идете обедать, а на входе вас кто-то встречает и протягивает вам грильяж, очень свежий, но в замасленной бумаге и говорит: «Да, съешь, съешь быстрей, быстрей, скушай, скушай«. Ты говоришь: “Да, нет, нет. Спокойно. Я подожду сейчас 10 минут, дойду до ресторана мне там подадут”. Тоже самое с новостями. Зачем торопиться съедать новость неупакованную, если я подожду пол часа и какой-нибудь интересный мне колумнист или блогер к этому еще анекдотик подверстает.

— Папа же позвонил про Горбачева. Взял беляш.
— Во-первых, мой папа не до конца целевая аудитория.
— Почему?
— Таких 60%.

1

Михаил Сергеевич Горбачев

— Мы сейчас тоже про это поговорим. есть понятие региональной аудитории. Во-вторых, нужно же знать как это все ему подавалось. Плюс тематика рождения, смерти, немного особая. Вы не можете на этом только лишь информационное общение построить. Если у вас есть горячая новость про то, что умер Горбачев вы напишите. Но люди не запомнят, кто впервые сказал им, что Горбачев умер, если он действительно умрет. Люди запомнят того, кто им напишет колонку или подберет набор фактов из жизни Горбачева с комментариями. Всегда не вредно смотреть насколько то, что вы делаете ложится на дрозда.

Задача публикаций. Зачем вы вообще пишите? Тема номер один. Может кто-то ее назовет.

— Пишем о том, что не можем писать.

— Трафик. Будет у вас трафик, будут у вас деньги.

— Если будет трафик, будут у нас деньги.

— Ни фига. Первое зачем вы пишите — это трафик. Первое на что будет смотреть ваш редактор, рекламодатель. Это на то, какой обратный эффект есть от того, что вы делаете. Есть такое словечко «качает, не качает». Как общается между собой главный редактор и менеджер:

— Что там, как там, Вась?”

— Да заешь нормально, только че-то «кача» нет.

Все правильно пишет, но нет отдачи. Первое для чего мы сегодня начинаем творить — это трафик. Причем, трафик с одной стороны по каким-то законам получается, а с другой стороны бывает спонтанным. Пять лет назад я на коком-то солженицынском сайте наткнулся на стенограмму выступления профессора Зализняка про русский язык, про русскую культуру. Зализняк — светило уровня Лихачева. Который новогородские грамоты первый прочел, написал фундаментальный труд о «Слове о полку Игореве». Но его на самом деле полтора инвалида внутри интернета знает.

741

Андрей Зализняк, доктор филологических наук, профессор, академик РАН

И как-то Зализняк про Россию загнул что-то неожиданно простым языком и проникновенно. Я у себя выложил это в бложеке и на него трафик пошел — просто нереально. Самое интересное, что этот текст в онлайне воскресает в моем поле раз в два года. Раз в два года кто-то на голубом глазу перепечатывает эту речь Зализняка и снова трафик рвется. Проблема Зализняка в том, что это один раз он такое выдал. Ты же не можешь поставить Зализняка на ставку и сказать: “Давай, родной”.

— По кусочку.

— Некоторые так и пробуют. Пост на какой-нибудь, очень хорошо развивающийся портал, они ровно на этом сейчас и …. Я шесть лет назад на Russia.ru снял, посмотрел на эту тему, проникся и взял на себя на узком сегменте.

Тема номер один, которая давала трафик последние шесть лет — это признаки инсульта. Шесть признаком по которым вы можете диагностировать у себя инсульт. Все их читали, все вешали себе на стену, все их благополучно забывали через 20 минут и со спокойной душой через пол года снова перепечатывали. Это был первый мой вирусный эффект, когда я был молодым блогером. Сейчас он себя, во всяком случае в Москве изжил, потому что он за эти 7 лет наконец то дошел до подпорок чиновников и они напечатали плакаты «Все признаки инсульта», развесили их по Москве. есть такие вечные темы. На первом месте — признаки инсульта, а Зализняк на четвертом месте.

insult

Плакат «Признаки инсульта»

Тема номер два — отчетность. Это то, что важно для корпоративных СМИ, но и не только. Если у вас региональное издание и настало восьмое марта. у вас должен появиться материал «Восьмое марта в городе Кукуево». Понятно, что интернет не взорвет. Супермного трафика вам не принесет. Максимум кто-нибудь, если у вас там будет фотоотчет. Будет рассматривать, угадывать себя и своих знакомых. вам он нужен.

Если вы работаете с какими-то госструктурами, а вы сними неизбежно работаете, то вы должны тоже что-то написать. «Российская газета» только этим и держится. У нас законы вступают в силу только после того, как они опубликуют. Вот они публикуются на страницах «Российской газеты». Это есть, это хорошо, это неизбежно.

Было это в году 2011. Нас с Мамонтовым Владимиром Константиновичем Максим Шевченко позвал в Ингушетию на какой-то кавказский конгресс. Мамонтова он пригласил выступать, а меня пригласил как продюсера. Мамонтов — это главный редактор газеты «Известия». Моим ребятам надо было для репортажа отснять виды города и мы взяли его с собой.

DSCF1172

Владимир Мамонтов

У меня операторы снимают, а мы с ним гуляем и такая благостная обстановка: Ингушетия, осень, домик у дороги. И пожилой ингуш собирает листья в кучу, дым. Мамонтов встал, а он советский журналист такой, закалки серьезной. Глаза с поволокой и потянул: “С тихим шорохом листья сгорают, отдавая себя дыму, так Ингушетия прощается с своим прошлым, двигаясь навстречу модернизационному будущему”. Ну, что-то такое. Я говорю: “Да, Владимир Константинович, мне просто страшно становится, сколько вам в свое время такой «херни» пришлось переписать”. Он говорит: “Знаете, не так уж и много. обычно такое мы писали в сценариях для документальной хроники, которая шла анонимно. В газете у себя мы старались что-то человеческое делать. Правда, у нас в газете существовало проклятие, каждый год, когда редактору приносили отчет с первомайской демонстрации, он начинался словами: «Сегодня улицы стали, как будто шире». Вне зависимости от того, давал ли редактор задание молодому журналисту, совершенно новому — он начинал: «Сегодня улицы стали, как будто шире».

магас

Магас — административный центр Ингушетии

Мне это рассказывает Мамонтов, а вечером нам уже лететь в Москву. Московскую делегацию ингушские хозяева начинают отправлять в аэропорт. Нас там было 30 человек. Нас везли в кортеже из 15 машин, в каждой машине по два человека и еще сопровождение. Милиция спереди, милиция сзади и внутри колонны. Я помню, когда мы прилетели только в Ингушетию, нас тоже рассаживали по этим машинам . А я еще молодой был, подхожу к организаторам и говорю: “Слушайте, какие вы странные люди. Нас здесь 30 человек, пригнали бы один автобус, довезли бы до гостиницы. Зачем 15 машин?” А там мудрый тоже такой, не молодой ингуш: “Вы понимаете в чем дело, если с гранатомета будут расстреливать автобус, то погибнут все. А так просто выбьют из колонны пару машин, остальные доедут”.

— Он пошутил, скорее всего.

— Нет, нет. На самом деле, потому что это были вневедомственные авто. Фишка в том, что Ингушетия не очень большая, а приезжает делегация важных московских гостей и они со всех родных, друзей собирали машины, типа представительского ВАЗ. Поэтому там соседствовал новенький Porshe Cayenne с Мерседесом S-класса, но лохматого, 1989 года. И обратно мы точно так же едем. Причем мы с Мамонтовым едем в главной… А там дождь полил, вечер, темно. Надо ж прокатить московских гостей поэтому перед нами там ГАИ «втапливает». И мы летим по этой разделительной полосе, дождь стеной. Мы только видим огоньками мелькают машины, которые по «встречке» разлетаются, как светлячки, как в фильме «Такси». Я поворачиваюсь к Мамонтову: «Да, сегодня улицы стали, как будто шире».

Не надо пренебрегать отчетностью, надо понимать, что это неизбежно часть вашей деятельности. Третье — подкуп постоянной аудитории. С первых дней работы вашего СМИ. Я не призываю, чтобы один попробовал все. Но конечно нельзя работать во всех жанрах. Если вы ведете свой блог или активно в социальном поле, так или иначе вы все эти элементы должны отрабатывать. А если вы руководите СМИ или создаете с нуля то с первых дней надо жить так, как если бы у вас были бы постоянные читатели и вот их надо чем-то баловать.

FLEX0862

Это может быть все что угодно: гороскопы, анекдоты, какие-то картиночки веселые с котиками. Что-то такое, что напрочь неинтересно вам с ваших базовых информационных целей. Опросы, рассказы о том, как живет редакция. Бывают СМИ, которые это ставят во главу угла. есть один из самых стремительно развивающихся сейчас Buzzfeed. Они вообще с тестов начинали. На прошлой неделе они опубликовали огромное расследование о том, что Минобороны, ФСБ и Роскосмос в обход санкций покупают компьютерное оборудование и серверы в американской корпорации Cisco, с цитатами из внутренней переписки сотрудников этой корпорации. И они этот путь прошли за три с половиной года. От тестов, к картиночкам с котиками, к репортажам с каких-нибудь репортажей с Рио-де-Жанейро. Нарастал трафик, нарастало финансирование. Сейчас скорее всего они станут виновниками разбирательства на уровне конгресса. Нельзя недооценивать котиков.

Четвертое, зачем нужно что-то писать — это напоминание о себе. Бывает такое, что не ваша тема или уже все сказали все, что вы могли бы сказать. Но как-то высказаться надо. если вы знаете, что у вас есть страница в социальных сетях и на нее подписаны энное количество человек. Раз в день вы каким-то образом моргнуть и… Из разряда неподтвержденной статистики, сколько нужно выпускать в день материалов, что бы претендовать на информационное значение. Три, а лучше четыре. Вы можете называться СМИ, если по вашему интернет-адресу в день появляется три, четыре материала минимум. Его происхождение, объем, формат, это уже дело десятое. точно так же вы можете называться медийной персоной, сели про вас, либо вы сами, каким-то образом себя обозначаете, три, четыре раза в день, либо про вас что-то сообщают. Нельзя пренебрегать этим моментом.

Источники трафика. И все таки мы пишем за трафик. Номер один. Исторически, мы, все таки, здесь традиционалисты собрались- это поисковики.

— Зависит от контента.

— Согласен. Первое — поисковики. Второе — соцсети. Третье — это реклама. Реклама (обмен трафика). Про прямые заходы мы вообще говорить не будем. Если, вдруг вы приблизились к той реальности, когда у вас есть прямые заходы, которые оправдывают ваше существование, вам вообще здесь нечего делать. Во-первых, смотря о каком СМИ говорить.

— Обозначать значимость ресурсов.

— Даже у очень именитых и взрослых СМИ прямые переходы, не больше 35, 40%. Но это очень круто. Очень крутые. Главный трафик сегодня — это яндекс-новости.

— Так это и есть постоянно, те которые….

— Девушка, дорогая, если вы сватаете себя на должность главного редактора «Коммерсанта» или РИА “Новости». Когда вы живете ситуацией того, что у вас есть свой трафик, вы можете торговать. Лучше идите поучите английский язык, потому что вам придется больше времени тратить на общение с зарубежными партнерами. Если мы обсуждаем вопрос регионального присутствия, начало карьеры журналиста или раскрутки какого-то СМИ, про прямые на очень долгое время можно забыть.

— В течении двух лет меньше одного процента, поэтому говорить об этом серьезно….

— Максимум, что вам придется делать — это составлять свои материалы таким образом, что бы к вам, на универсальные темы заходили люди с близлежащих областей, что бы вы могли продавать их трафик, как местный. Рассказывать инвестору какому-то. К вам люди все равно заходят для того, что бы посмотреть Ксению Собчак в костюме зебры. Но вы вычленяете из потока те IP, которые приписывали вашему региону из соседних регионов, которые можно подверстать к вашему региону, потому что у вас там общий провайдер. Все и рассказываете местному представителю мэрии, что все эти виды пришли почитать про реформу местного ЖКХ.

3767580

Американская киноактриса Саша Грей в России

Долгое время главным источником трафика были порносайты. Я даже люблю рассказывать байку, она правда не актуальна сейчас уже стала, для многих к сожалению. В 90-х годах, когда запускалось, какое-нибудь новое СМИ, то через месяц другой, на нем обязательно появлялся текст критикующий засилье порнографии в интернете. Появлялся текст подписанный, каки-нибудь Пупкиным: “Ай, ай, ай, мы живем в новой реальности интернета, а в интернете очень много порнографии. Кто угодно может найти видео с обнаженными девушками. С мулатками, азиатками. Ах как это плохо”.

— Со ссылками?

— Да. Текст состоял из наиболее популярных запросов порнотрафика. Затем, что бы появляться выдаче поисковика в тот момент, когда человек ищет видео с голыми девушками. Секс с азиатками, мулатками и так далее.

— Кто же на это попадался?

— Все. Если покопаться. «Вечерняя Москва», «Лента». На самом деле это прием вечный. Это как история с «Признаками инсульта», мы в интернете этим переболели шесть лет назад, а до московской мэрии только сейчас дошло. Так же и эти привлечения порнотрафика под видом морализаторства отгремело вообще лет восемь в интернете. А великий наш режиссер-документалист Виталий Манский выпустил свой фильм «Девственность» обличающий теле-проект «Дом 2» года четыре назад. Построенный ровно по такому же принципу. Он залез за кулисы «Дом 2» отснял признания героинь, видео того, как они переодеваются. Монологи девочки, которая приехала из провинции продавать свою невинность. Положил на это задумчивый голос Дмитрия Быкова: “Как же мы докатились до жизни такой!” И выпустил в свет. И с одной стороны отчитался перед Министерством культуры за защиту скреп, а с другой стороны тут же его видео порезали на кусочки фанаты «Дом 2» и благополучно. Сценарий, в принципе, живет. Может даже вы придумаете, как его снова использовать.

3

Дмитрий Быков

Сейчас, к сожалению или к счастью поисковики стали умнее, поэтому вам вряд ли на такое удастся. Хотя… Я сейчас веду проект по перезапуску своего блога. Срабатывает что — если какая-то новость появляется вечером и вам за ночь удается ее грамотно перепаковать снабдить какими-нибудь дополнительными сведениями и так далее, то есть шанс, что с утра она может попасться на глаза компилятора.

2744

Нас поисковый трафик не интересует сейчас уже как заходы читателей, но нас поисковый трафик интересует, как заходы компиляторов крупных СМИ, которые ищут, что бы вставить в свои тексты. А теперь делаем шесть шагов назад. Поскольку хорошим тоном в компиляции современных СМИ считается ставить ссылку на первоисточник, есть надежда, что они вас упомянут, но вряд ли большое количество читателей авторитетного СМИ пройдут по этой ссылке, но ее съедят поисковые машины, которые прибавят … вашему сайту, который поднимется в рейтинге. Есть шанс, что компилятор из крупного СМИ придет к вам в следующий раз уже на более банальную тему. И так по зернышку мышка и собирает себе профит.

Почему я про блог вспомнил? У меня такая история была сейчас с зарплатой Сечина. «Роснефть» опубликовали данные про зарплату Сечина. Все сделали: “Фу, фу, фу, ой, ой”, но это было после обеда. Все нормально сверстались и СМИ это подали, просто на уровне новости. Я просто, тупо залез в поисковик и нашел материалы Forbes трехлетней давности, где приводились данные о зарплатах топ-менеджеров нефтяного сектора других компаний. Выяснилось, что оно ни чем другим не уступает, написал пост с привидением этих цитат со словами: “Сечина можно ругать, но не за это” и утром без всякого моего участия он попал в рассылку Rambler Новостей. Причем пошел бесплатный трафик.

sechin

Игорь Сечин

Вы поняли, да? Я увожу вас от концепции творчества и привожу к концепции мастерового. Если бы вы были швеей, которая делает бальные платья, то вы бы просто делали бальные платья. Хотя даже там была бы своеобразная конкуренция, какие-то тренды, моды. У меня девушка, когда готовит на кухне и там канал TLC и там шоу, в том числе про свадебные платья и я, конечно, понимаю, что там полная анархия. А если решили вдруг делать кроссовки или сапоги, то вы уже должны представлять – а как ваши сапоги будут себя вести в условиях дождя в городе. А как они будут в условиях жары. А как они будут в лесу. А не проткнет ли их первый же гвоздь. Вы сразу должны представлять разные ситуации, в которых может оказаться ваша продукция. То же самое сегодня с вашим текстом. Если вы хотите, чтобы на них аукнулись поисковики, вы должны там зарядить что-то имеющее отношение к поиску. Желательно повыше, потому что человек, который компилирует, он просматривает, пробегает первые полтора абзаца. Если вы хотите, чтобы это забрали соцсети, значит у вас должен быть определенный заголовок и определенная картинка.

Реклама – тоже понятно. Лучше представлять, где она будет размещаться, как, каким образом. И все это во имя трафика и повышения цитируемости.

Всякая информационная активность предполагает некоторую регулярность. То есть, продавец сегодня не может быть вот таким единорогом, который вышел из леса, протанцевал где-то на пригорке, скрылся обратно и непонятно, когда он снова появится. Если вы начинаете торговать мороженым, то вы должны стоять на углу с мороженым каждый день с 10 до 8. И в дождь, и в зной, и в стужу. С тем, чтобы люди привыкли, что вы там стоите и продаете мороженое. Точно так же, если вы про что-то пишете, люди должны привыкнуть, что вы про это пишете. И неважно, пишете вы умно или глупо, развернуто или нет, должна быть регулярность. Но дальше из регулярности производства информации начинает влиять на ее характер.

FLEX0861

Первое – есть ли у вашего контента характерная узнаваемость или нет. А вот узнаваемость ведет к формированию своей аудитории. На самом деле сегодня существует огромное количество изданий, которые занимают свою нишу, начинают регулярно работать и они продают контент, который людьми востребован. Но стоит по каким-то причинам их из этой ниши убрать, и про них уже никто не вспомнит. Это место тут же займет ровно такой же, который точно также будет регулярно давать читателям тот же контент. Поэтому в какой-то момент даже во имя узнаваемости… сейчас страшное слово скажу… можно пожертвовать долей трафика.

Соответственно, что у вас: компиляция или авторский текст. Полноценный текст включает и первое, и второе. Но колумнистика рулит. Потому что она отвечает тем критериям: насмешить и напугать.

Существуют формальные интересы – публикация закона, публикация отчета собрания акционеров «Роснефти», публикация данных по стабфонду. И в этом может содержаться какая-нибудь революционная какая-нибудь новость, но этого все равно никто не заметит, пока не придет кто-то и это не припомнит.

Мы избавились от темы творческих мук, сейчас пришла пора расстаться с таким понятием, как объективность. Никакой финальной истины, последней правды в современных СМИ содержаться не может. Потому что, если мы говорим о сухих фактах, то, во-первых, каждый факт сегодня нуждается в многоаспектной проверке и в этом плане все-равно на первый план выступает фигура проверяющего. Так «Московский комсомолец» подставил на прошлой неделе, вы не представляете.

Прихожу домой, надо что-то написать в бложек. Как говорят, «покормить крокодила». И на сайте «Московского комсомольца» я читаю статью, что вдова Джона Леннона Йоко Оно призналась, что в 1970-х годах имела близость с Хиллари Клинтон. Она была тогда студенткой университета, жила в том же городе, что и Йоко Оно и казалось бы, я, матерый волк, но что меня подвело. Я просто прекрасно представляю себе, что и Билл хипповал, и Хиллари от него недалеко была и видел фотографию их в молодости. Во-вторых – «Московский комсомолец». А я смотрю – пока еще не пошла новость. И я на эту тему быренько пишу пост, прямо присобачиваю аналитику. Придумываю гениальное на мой взгляд название поста «Хиллари Клинтон раздвигала перед Йоко Оно границы мироздания». Я ответственный человек – я нашел ссылку на американский сайт, где об этом написано.

Хилъри Клинтън Cropped (1)

Хиллари Клинтон

И ко мне приходит, естественно, мой читатель из Америки, который говорит – сайт этот чистое гонево, как наше ФокНьюс, публикует выдуманные новости. «И был я на этой пресс-конференции Йоко Оно, ничего такого она не говорила». И просто не удалять же текст. Пришлось честно писать: «Простите, товарищи, маху дал». Это к вопросу про факты.

— Посещаемость увеличилась от этого?

— От этого нет. Потому что я его не стал заряжать ни в какое промо. Я же не поленился даже фоточки с молодости Хиллари найти.

Это я к тому, что факты нуждаются в проверке и на первое место выходит роль проверяющего.

А колумнист, понимаете, это Шахерезада. Вот у меня есть даже отдельная лекция на тему колумнистики и как для журналистики в целом я продаю этот сценарий «Накормить, напоить, насмешить, напугать». Для колумнистики я продаю другой сценарий. Это, если помните, в «Унесенных ветром» у Скарлетт О’Хара была поговорка: «Об этом я подумаю завтра». Вот это вот девиз колумнистики. Ты пишешь про Хиллари Клинтон, Йоко Оно, их близость, о том, как Хиллари будет использовать в будущей предвыборной кампании.

А как же интересы консервативной части Америки? И завтра ты пишешь про консервативную часть Америки. Лучше оставлять такие подвисшие хвостики, которые станут дудочкой, которая заставит приходить к тебе снова и снова. А значит мы никогда не договоримся до каких-то предельных основ. Как мне когда-то Сергей Доренко рассказывал, когда мы с ним обсуждали журналистику, у него тоже есть своя прибаутка.

Это хорошая интонация хорошей статьи. Любая публикация, любое СМИ оно должно на полях все равно ощущаться, что так то оно так, да трошечки не так. В тот момент, когда вы начинаете выступать с позиции: “Сограждане. Вы отсекаете часть аудитории и скатываетесь в итоге в шутку”.

У нас был случай на Russia.ru . Мы решили запустить передачу про травматическое оружие. Тема на поверхности лежит интересная. У нас нашелся в команде человек, который этим увлекается. Мы сняли пилот, все хорошо пошло, я даже на монтаже присутствовал. И там это все по делу. Приходит эксперт в студию, расскажите про пистолет «Оса» и он говорит: “Пистолет «Оса». У него такой то размер. Он может поместиться в дамскую сумочку, у него четыре патрона, ударная мощность такая-то”.

Запустили. Пошел трафик. Проходит полгода, смотрим трафик падает. Надо посмотреть последний выпуск. А у них все это выродилось в такую полуэротическую программу для тех кто заполночь. Сидят два эксперта, оргазмируют на какой-то кусок железа. «Посмотрите на этот блок, вы видите, мы в прошлой программе говорили про блок 784, а это блок 786, вы видите изгиб втулке, как он изменился». Просто сидят два мужика и сублимируют на одной волне, что этот пистолет, абсолютно непонятно.

Когда Медведев начал играться со Сколково, я придумал анекдот. Он в народ не пошел, но мне он кажется удачным.

«По итогам года работы Сколково, в результате исследований перспектив стоящих перед Россией, экономических вызовов и социальной палитры нашей страны ученые Массачусетского технологического института при участии супер-компьютера МГУ и разных других экспертов пришли к двум неожиданным выводам. Вывод первый — народ все видит. Вывод второй — народ все понимает».

Это жестокая правда, но она работает.

В тот момент, когда ты рассказываешь про пистолет «Оса» с позиции того, как он может помочь девочке студентке возвращающейся домой с дискотеки. Когда два таких же мужика сидят и начинают обсасывать какой-то кусок железа. При том, что говорят так же убедительно и с такой же твердостью в голосе — это оказывается никому не нужно. Все разговоры о непризнанных гениях, которые переросли свою эпоху — это не для журналистики. В художественной литературе, в поэзии это иногда бывает, но редко. Чаще всего, если вас никто не читает, вы — графоман.

Я хотел про заголовки поговорить еще. Мы живем в ситуации парадокса. В ситуации многих парадоксов, в том числе этот парадокс, который не имеет однозначного решения. Может иметь только оперативный компромисс. Потому что если вы создаете статью с расчетом на соц-сети, то эта ситуация прямо идентичная тому, как если бы ваш товар, например «Растишка» попадал на прилавок магазина. Человек сидит, листает свою ленту в подписке и он видит ваш материал даже не секунду, долю секунды. За долю доли секунды он принимает решение нажать или нет. В этом плане ваш заголовок должен кричать: “Нажми меня!” И сразу должен передавать то свежее самое вкусное молоко.

Первое что мне сказала , когда меня сегодня увидела: “Во что превратил свою страницу в Faceebook, невозможно”. Не знаю можно употреблять в формате записываемой лекции то слово, которое это все дело охарактеризовал. Это было слово на букву «Х» и ни разу не хорошо. Потому что она привыкла, что моя страница — это что-то приватное, частное и вдруг с моей страницы на нее что-то стало «выпрыгивать» с такими выпученными глазами и говорить: “Нажми меня”.

kvartet-i

«Квартет И» — создатели фильма «День выборов»

Мне очень понравилось Высшая школа экономики. Надо понимать формулировки Высшая школа экономики выпустила мониторинг данных региональных бюджетов за последние пол года, год. И в четвертом абзаце этого отчета было сказано, что в рамках обозначенных тенденций можно констатировать в некоторых регионах ситуацию близкую к дефолту. Я это взял перепаковал,написал заголовок «Замкадье на дне: дефолт уже тут». 35 000 заходов, как с куста. Половина из Facebook. Всякий раз меня обуревают смятение. Я напишу какую-нибудь «херню», а потом у меня палец зависает над кнопкой публикации и я думаю: “А как же Вербицкая?”

Смотрели «День выборов» ? У нас кандидат массажист, выборы через неделю, полный бардак, оказываемся. А деньги? Остаемся. Так же и здесь.

Вербицкая. А заходы? И тут моя рука оживает и помимо моей воли чпок и публикует. Оно должно сразу привлекать внимание. Но материал, который мы забрасываем во вне, если человек зайдет на страницу в тот самый долгожданный адресный заход, а вы работаете над соцсетью. Он решит, что зашел в гости к шизофренику. Представьте себе, что ваша подруга стала торговать Oriflame или стала членом религиозного объединения, а вы к ней пришли чайку попить, а она вам: “Знаешь, у тебя такая сухая кожа, масла алоэ” … и так все время пока вы у нее. Или: “Ты задумывался какое настоящее имя у Бога?” Зевс.

Была такая история. В Питере у меня жил знакомый философ и он подрабатывал ночным грузчиком, а потом дворником. То есть, он сначала грузил, потом с утра мел, потом день отсыпался, вечером бухал, вел философские беседы и шел на ночную смену. И вот, как-то раз он спит и настойчиво трезвонят в его дверь. А он со смены, у него раскалывается голова. Он открывает, а там: «Здравствуйте! Вы знаете, как настоящее имя бога?» «Зевс», — отвечает он.

Как только вот эти слова: «Купи меня, купи меня» покажутся вам во мгле: «Россия погибает от СПИДа», «Пятиногая собака предсказала итоги Евровидения», то нормальные люди читать не будут. Поэтому хотя бы у себя на странице надо перемежовывать вот эти бои в литавры чем-то таким релаксационным. А это, как раз, хорошо отвечает тем целям: отчетной, лоббированием аудитории и так далее. Но еще раз — заголовки для соцсетей — это продажи. «Замкадье на дне», «Дефолт уже близко».

Заголовки для сайтов, для внутреннего пользования. Вот раньше, когда еще жили газеты и газеты создавались по определенным канонам, а я являюсь сторонником того, что эти каноны нужно знать, чтобы потом над ними изгаляться и нарушать. Но чтобы понимать, что вы нарушаете. То там страница газеты версталась исходя из логики, что сначала человек прочтет один заголовок, потом другой, потом лид и можно было позволить себе ничего не значащие эмоциональные заголовки: «И дольше века длится день». «Встреча выпускников швейно-моторного факультета».

Сегодня это уже невозможно. Оно возможно только в формате глумления и то, если оно отвечает стартовой информационной функции. Но это очень сложно и это мало кто умеет. Вот «Коммерсант» славится. У них в декабре был шикарный заголовок. Сложилась на финансовом рынке в России такая ситуация финансовой нестабильности, что банки перестали выдавать кредиты. «Коммерсант» выдал заголовок: «Банки боятся и ссуд». Формально он отвечал заявленному. С другой стороны, он демонстрировал блистательное знание владения русским языком. Но это сложно.

B5E0k-2IEAACwJh

Вчера капитально погорела Лента.ру. Я вылетал из Москвы — их начинали пинать, а сейчас уже наверно в кровавой каше сапоги нашей интеллигенции. В Америке случилось драматическое происшествие — в автомобильной аварии в такси погиб физик, Нобелевский лауреат, который был прообразом героя фильма «Игры разума».

— Джон Нэш.

— Проблема в том, что это была вечерняя новость и основные уже ушли с работы и оставили там на Ленте какого-то молодного SMMку или просто уборщицу. Было видно, как у человека рот слюной наполнился, потому что так много всего: и «физик», и «Нобелевский», и «прототип кино», и «больной», и «американец». И они не потянули. Вот вы знаете ведь, как бывает — подходит спортсмен к штанге и не может поднять. Они написали: «Шизофреник-нобелевский лауреат разбился в такси». Сейчас там висит заголовок: «Страдавший шизофренией лауреат Нобелевской премии погиб в автокатастрофе».

rassel-krou-dzhon-nesh-igry-razuma-2001

Рассел Кроу и Джон Нэш

Хорошо работают про Я, например, считаю, что лучший мой заголовок, который, к сожалению, не прошел. С другой стороны, это может быть хорошо, потому что если бы его опубликовали, то мне в приличной журналистике больше нечего было бы делать — он звучал так: «Путин и фотосинтез».

— Когда на Ютубе есть видео, где провинциальные девочки из разряда — моя мама про таких говорила «ни кожи, ни рожи» — они рассказывают что-то. Их смотрит пятьсот тыщ миллионов человек. Я искренне потратил суммарно наверно неделю на это все. Я смотрел это трезвым. Я смотрел это пьяным. Я смотрел это один. Я собирал консилиумы. Я не понимал, в чем секрет. Почему это происходит.

— В простоте дело.

— Я понимаю даже популярность этих японских идолов. Четырнадцатилетние девочки, которые изображают из себя нарочитых идиоток. Но они это делают блистательно, для них это образ. Это очень сложная роль, которая транслирует. Эти же даже ничего не транслируют. Я потом понял, что это не из разряда медиапродуктов, это из разряда… Вот вы знаете, большой популярностью пользуются включения видео из зоопарков. То есть, вы сидите дома или в московском офисе и в любой момент можете набрать заветный адрес и посмотреть, что делают панды в пекинском зоопарке. Вот у вас там квартальный отчет горит, по кредитной карте не плачено, девушка на Мальдивы хочет. А ты включаешь, а там панда бамбук жрет и вообще настолько до фени… Поэтому рецепт номер два — станьте пандой.

Вы живете очень своеобразной и интересной жизнью. Это главная проблема для человека, который пытается войти в медийное пространство, почувствовать, чем он интересен. Эта проблема, с которой я столкнулся, когда год назад просматривал материалы, приходящие из Крыма. Начался Крым. Крым вернулся в Россию. Испорченные циничные москвичи, в них что-то внутри зацарапалось, похожее на национальную гордость и совесть. И такой прямо удачный момент. И все крымские авторы, с которыми мы общались, они все, как один слали нам свое глобальное видение мировых процессов и прочее, и прочее. А нам это нафиг не надо было! У нас своих аналитиков — под каждым кустом, причем, по правде говоря, более профессиональных и так далее.

Нам нужно другое. Нам нужно про «камешек шершавый» какой-нибудь, про какой-нибудь лафет выкопанный, про колебания цен на севастопольском рынке. Но человек не в состоянии это понять, не в состоянии увидеть бабушкину прялку, которая на чердаке валяется, как какой-то символ эпохи. Он смотрит телевизор и ему хочется встать вровень со всеми теми, кого он видит на экране.

Поэтому точно также и вы. Вы живете очень интересной жизнью, которая многим может показаться альтернативной. Нам очень нравится залезать и смотреть на альтернативные миры, которые дает нам интернет. Поэтому, мне кажется, не проповедовать, ни морализаторствовать, а вот так, как бы…

FLEX0853

Рецепт третий — он похож на второй, но более простой. Найдите существующий уже сегодня информационный канал. То, что я могу назвать сходу — не поздно, я думаю, пройтись по региональным сайтам. Я думаю, что они могут заинтересоваться этим. А так — в том же Живом журнале есть популярные сообщество «Один мой день». Это огромные просмотры. Где людям нравится смотреть, чем живут другие люди. Поэтому, если вы расскажете «один наш день» — сегодня мы с друзьями воздушный шар собрались запустить — очень может быть что это заинтересует.

Первый закон любого созидания — это (неразборчиво — громко шепчутся девушки у диктофона Нам долгое время по ушам ездили тематикой инноваций, а вот сейчас стали, слава Богу, раздаваться голоса «Ну, инновации хорошо. Но инноваторы очень редко добиваются успеха». Обычно инноваторы что-то изобретают, а потом приходят интерпретаторы, которые видят, как это можно адаптировать к существующему порядку вещей. Именно они зарабатывают больше всех.

Поэтому не пытайтесь изобрести велосипед. Найдите то, что максимально близко тому, кем вы хотите быть. Поглядите, как они это делают. Скорее всего, если они это делают так, а не иначе, они это делают неслучайно, а прошли через пробы и ошибки. И попробуйте это скопировать, но в нужном вам ключе и ресурсе. Потому что вот, например, на российском телевидении сейчас ситуация такая, что вы вообще не сможете продать ни один проект не Первому, ни второму каналу, если вы не покажете, с какого зарубежного аналога вы это копируете.

Вот если вы посмотрите «Голос», «Вечерний Ургант», «Кто хочет стать миллионером», все сериалы — это все реплики американских и европейских каналов. В современных условиях не смогла бы возникнуть ни игра «Что? Где? Когда?», ни КВН. Потому что запустить шоу стоит дорого. Привлечь рекламные деньги сложно и экспериментировать невыгодно. То есть, «хорошо! а аналог какой?»

Самая популярная поговорка в кремлевских коридорах: «Вам шашки или ехать?» Вот если вам «ехать» — то оно вот так, а если «шашечки» — то, пожалуйста…

— У меня скорее реплика — как я понял, вы акцентировали основное внимание на том, что средства массовой информации, их задачи и цели — они должны быть востребованы, приносить деньги. Но такую задачу, как мне кажется, вы вниманием обошли, как вот, например, подача сигналов государственным органам тем или иным общественным силам. И, посредством этого, влияния на общественно-политические процессы. Может ли быть это достаточным основанием для того, чтобы СМИ функционировало и достаточно успешно со своей целевой аудиторией и так далее?

— Смотрите. Во-первых, сигнал власти вы пошлете только в тот момент, когда власть поймет и поверит, что вас читают, смотрят. Что публикация у вас каких-либо материалов что-либо да значит. Иначе вы будете выступать в роли персонажа, который пишет в «Спортлото». А так — понимаете, все-таки я привык думать, что политтехнологии — это не совсем журналистика. Хотя, конечно, близки, но немного по разным законам живут. В принципе, такое возможно. То есть, отлично работает шантаж. Когда вы что-то начинаете писать радикальное, резкое. При этом подавая полузаметные сигналы, что «со мной можно договориться».

Была прекрасная история — не знаю, правдива она или нет — за что купил, за то и продаю — о том, что якобы один известный блогер взял деньги у правительства Москвы за то, что он ничего НЕ будет писать на московских выборах мэра. Там было понятно, что он в силу своих внутренних убеждений не может поддерживать кандидата власти. Но он взял деньги, чтобы не писать. Взял, уехал, выключил телефон. А пароль от блога отдал своему другу, весьма политически активному, который начал транслировать в него свои публикации. И когда первый вернулся, у него спросили: «Как же так, «Вася» (неразборчиво) «Да, конечно отдал. «Пете».

Контакты с властью сейчас сложная тема и я бы не советовал вам с нуля пытаться в нее входить. Тогда уж попробуйте найти людей, которые с властью взаимодействуют, поработайте с ними подмастерьем и тогда поймете.

Единственное, о чем я хотел упомянуть в контексте власти, это как раз в нашем анонсе было заявлено — «Котики и их политическое влияние». Что я имел ввиду. Котики — это всегда прекрасно. Кстати, заголовок «Путин и фотосинтез» мне не удалось продвинуть, зато мне удалось наводнить нашу страну тиражом в 5,5 млн экземпляров «Собакой-Выборамдоверякой». Когда был такой модный мем в интернете — «собака-улыбака», «собака-всемназаборекака» и была «собака-подозревака» — дворняга, которая лежала рядом с портретом Путина с подписью «Не верю».

«Собака-выборамдоверяка» — это такая очаровательная Кони, которая тянулась в объектив фотоаппарата.

Так вот, дело в том, что на выборах-2016, но главным образом, на выборах 2018 года — на выборах президента России, избирательное право получат дети, которые сейчас сидят Вконтакте в группе МТК и западают там на котиков. И вот сейчас самое время — и сейчас в высоких кабинетах думают, как, на что их подцепить и как их окучивать, чтобы эти два года прошли с ними и чтобы в 2016 году подать им правильный (неразборчиво/ И вот если вы вдруг знаете этот рецепт и скажете, что «я приведу к вам…»

pens

У нас очень сложная ситуация на выборах сейчас. У нас голосуют в основном пенсионеры и у нас в сознании пенсионер до сих пор воспринимается как синоним ветерана. А на самом деле, современный пенсионер нифига не ветеран. Это не старушка, это тетенька, у которой пик молодости пришелся на 60-е. Она под «Битлз» танцевала, понимаете? И интернетом владеет. И как это совместить, как ее правильным образом направить — это вопрос. То есть, у нас с каждым годом тематика выборов все сложнее и сложнее. То есть, у нас вот эти пенсионеры «неправильные» пошли, женщины постепенно начали как-то самосознание обретать.

У нас же основные финансы в стране, основные решения на бытовом уровне принимают женщины. И они как бы рулят на локальном уровне и принципиально отказываются выходить на глобальный уровень. То есть, любое политическое заигрывание с тематикой «партия женщин» и т.д. сегодня все еще по традиции воспринимается неким фарсом. Но при этом тот, кому удастся зацепить, воздействовать на какой-то нерв в сознании женщин, тот будет править Россией.

С другой стороны, вырастает какое-то абсолютно непонятное поколение детей. Поэтому можно встраиваться в привычные институции, а можно пытаться играть на этих новых образующихся нишах. Это не журналистика, это другой (неразборчиво).

На самом деле, я вернусь к началу — все-таки журналистика — это ремесло. А тренироваться лучше на кошках. То есть, сначала собрался коллектив газеты «Коммерсант» и они пописали просто так, потом возник проект «Не дай Бог!», потом уже выросла серьезная газета «Коммерсант» со сложными всякими там связями на уровне властей и прочее.

Можем разобрать какой-нибудь кейс или потренироваться. Я думал, что если вы все подключены к интернету, то можно предложить вам составить, посмотрев новости, предложение «Если бы вы владели СМИ, о чем оно сегодня рассказывало». Вплоть до того, чтобы написать заголовки. Благо, что у вас есть бумажки и вы это сможете сделать как раз минут за 15-20 и потом мы это разберем часов до 5-6 у нас есть время.

— Интересно, но не у всех интернет есть. Может с помощью проектора?

— Нет, так это вы должны сами выискивать новости. Какой смысл нам высматривать… Открываете новостные тексты и выписываете. У вас есть СМИ и нам надо понять, о чем бы вы рассказывали сегодня и как? Желательно, конечно, чтобы кто-то взял федеральную повестку, а кто-то местную. А потом мы пару-тройку примеров разберем. Приступили?

(пауза на работу с источниками)

FLEX0869

— Первый заголовок — «Россия становится привлекательной для беженцев». Рассказывается о том, что за последние годы выросла. Источник — «Взгляд».

— Вы нам называете свой заголовок или который вы на «Взгляде» прочитали?

— Нет. Это я называю свой заголовок. А это я взял оттуда.

— Это я понимаю. Просто мне кажется, что заголовок «Россия становится привлекательной для беженцев» — он не очень удачный. Он мало привязан к конкретным событиям. Понимаете, «становится» — это слишком абстрактно длящееся. Либо вы должны говорить, что Россия окончательно стала наиболее привлекательной, либо должны поднимать в заголовок какую-то цифру. То есть, «поток мигрантов увеличился на 284%, не указывая, по сравнению с чем. Может быть, он увеличился по сравнению с 72-м годом и обусловлен не столько миграцией, сколько ростом численности населения. В данном случае должна быть привязка к какой-то конкретной событийности. Но как тема — вполне подходит.

«Роснефть» уходит из ОАЭ» — тоже не подходит?

— Тоже не подходит. Нет, тематика нормальная. Все зависит от того, на кого рассчитано ваше СМИ. Если там люди, которые знают, что такое ОАЭ — то для них это будет слишком общий заголовок. Люди, которые не знают — для них будет вообще не понятно. В данном случае, если какое-нибудь общественно-политическое издание — писать «Нефть может подешеветь: «Роснефть» уходит с арабских рынков». Понимаете, да? Вот мы говорили, что если вы в своих материалах рассказываете истории, то общий сюжет этих историй и их интрига должны присутствовать в заголовке.

— То есть, не надо так, как в западных СМИ — у них в основном все новости пишутся в настоящем времени. Хотя событие уже свершилось.

— Смотрите, стопроцентно равнятся на западные СМИ конечно не стоит, потому что у них и у нас разная культура потребления информации. Во-вторых, опять-таки все отличается жанром. Если какой-нибудь NewYorker пишет для образованных людей, обладающих состоянием, то в Америке образованных людей, обладающих состоянием, в разы больше, чем в России. Если в России — это еще экзотические какие-то животные, которых, к тому же, уже становится меньше, то там наоборот, популяция устойчивая, которая разрастается.

— Вы не могли бы вкратце обозначить разницу между восприятием новостей у нас и на Западе?

— Разве что вкратце, потому что глубоко этим не занимался. Во-первых, за рубежом потребляют больше информации, чем у нас. Читают больше. Во-вторых, там меньше смущают объемные тексты. Если в России тактика развития электронного СМИ — это выпускать как можно больше небольших и средних по размеру текстов на разные темы и тем самым увеличивать количество посещений сайта. То есть, вы заходите на сайт, читаете один коротенький текстик, он вас привлекает. Вы еще не устали — вам подсовывается реклама еще по теме. Нормально, что человек 3-4 заинтересовавших материала на одном сайте может посмотреть и за счет чередования тем дает общий объем кликов.

Если посмотреть на зарубежные издания, американские в первую очередь, то там уже по другому. Они очень любят огромные лонгриды и они их режут на несколько частей. И там, чтобы прочитать большую статью, ты дочитываешь до конца один кусок, открываешь страницу номер два, дочитываешь до конца другой кусок, нажимаешь номер три. Это очень неудобно, если ты занимаешься научной работой какой-нибудь, или какую-нибудь аналитику серьезную готовишь. И ты пробиваешь по Google какие-нибудь данные и вылезает статья, а она, зараза, выскакивает и дает всю статью. У нас если лонгрид — забиваешь поиск по странице и тебе выскакивает нужный кусок, можно понять, где.

Там совершенно другой формат колумнистики. У нас колумнисты — они очень любят изображать из себя таких визионеров-жрецов, которые постигают истинную суть вещей. Что говорить — астрология очень развита. «Меркель там с Обамой — они ууу…» А у них по другому — они на наш взгляд особо не вникают в суть событий, не ищут второго дна, третьего, но они очень любят давать советы власти. То есть, у них нормальным считается «Обама должен то-то, то-то и то-то». И там сто тысяч миллионов человек это читают, встречные рекомендации дают. У нас такие советы власти наоборот — очень не любят. И так далее. Очень большая разница. Самое главное, что у них культура рыночной журналистики насчитывает века. И рынок достаточно большой, чтобы как-то это насытить. У нас вся мало-мальски структурированная журналистика — она вся дотационная. Ее разные силы финансируют во-первых. А во-вторых вся культура потребления информации воспринимается не как обязательное условие вашего существования, а как такой бонус-хобби. Жена смотрит мыльную оперу, а муж сидит и вечером читает какие-нибудь колонки в «Известиях». А оба работают на бюджетном предприятии и уверены, что их судьба зависит от теневых решений, подковерной борьбы, а вовсе не от каких-то публичных диалогов.

В той же самой Америке огромная часть экономики — частный сектор и малое предпринимательство, у которых от веяния политической конъюнктуры, от моды зависят напрямую продажи. Поэтому для них это в порядке вещей — читать, вникать, понимать. Потому что это повлияет на их жизнь.

Поэтому у нас, например, играет большую роль визуальное оформление, дизайн и прочее. Зайдите, я вот очень люблю, посмотрите на сайт фонда Уоррена Баффета. Вообще классно. Одна страница в голом HTML — черные буквы на белом фоне и внизу телефон и email. А там «Здравствуйте, мы второй по величине фонд в мире». У нас отдел по работе с молодежью заказывает себе не сайт-страницу, а портал сразу же. Очень много отличий. Почему и прямые заимствования не до конца оправданы.

— «Управделами Президента Александр Колпаков заработал за 2014 год 10,5 млн рублей».

— И… последнее.

— И последнее — «МИД РФ не будет строить демократию по лекалам США«. Но это я уже с ИТАР-ТАССа.

— А котики-то где? Где «правда жизни»? Что вы все в одну точку долбите? У вас там и «Роснефть», и МИД, и чиновник.

— «Котики» — а вот если…. (неразборчиво).

— Смотря как подадите, вполне может быть. Во всяком случае так уж «Медведев появится в новой серии «Елок».

— Нет, там не Медведев, там герой России Кадыров.

Медведев появлялся просто в «Елках». Вот про Кадырова — вообще прекрасно. Кадыров сейчас даже Ксению Собчак вытеснил. Но про Кадырова вы как-то аккуратнее будьте. А вообще Кадыров прекрасно. Кто еще поделится?

maskavamotociklsitinighr-wolves-45886539

Байкер Александр Залдостанов по прозвищу Хирург

— А вот ваше мнение относительно ситуации со СМИ здесь? Я здесь меньше года нахожусь, очень отрицательное. Может я заблуждаюсь, но мне так кажется.

— Я думаю, что вы заблуждаетесь. Оно не может быть иначе. Во-первых, сюда приехали очень сильные гастролеры, которые делают, например, «Крыминформ». Что, никто про родной Крым не посмотрел новости? В Крыму ничего не происходит?

— Актуальная новость про то, что сегодня впервые крымские школьники сдают ЕГЭ.

— Это же вообще — не просто новость, а тема дня, к которой можно было бы оформление выдумать заранее. Это очень круто. Это можно было начать качать еще за неделю.

— Тем более, что там условия менялись, тесты менялись. И еще немногие знают, что в Севастополе уже несколько лет сдавали школьники ЕГЭ.

— Во-первых, самая громкая новость сейчас на федеральном уровне — это то, что Чалый запретил «Ночным волкам» (неразборчиво — девушки у диктофона комментируют реплики). А Чалый ему ответил, что «по дуэлям ему бегать некогда, пусть Хирург на общих основаниях подается на тендер. Это вообще горячая федеральная новость. Ее еще если и раскрутить. А если не полениться сфотографировать, что там есть, да если подверстать к этому перечень патриотических клубов, которые уже существуют, а если залезть посмотреть положение, данные о конкурсе. Вообще заход в Яндекс Новости практически гарантирован. Вот здесь на самом деле сегодня с точки зрения медийного торжество и новый год. С одной стороны можно писать про ЕГЭ и качать местный трафик. Но с привлечением федерального. С другой стороны, можно влезть в конфликт с Хирургом, а если найти фотографии Чалого на мотоцикле. А третье — это прогноз на сезон туристический.

— Опять же актуальная проблема с электроэнергией наша.

— С электроэнергией вечная проблема.

— Тут говорится о том, что собираются какую-то станцию строить, которая будет радиацию…

— Но это если только вам удастся какое-то расследование сделать, получить какие-нибудь схемы и так далее. Или если вдруг вы раскопаете, что подобные станции используют США и стал предметом разбора американского конгресса. И сделаете заголовок — станет ли Крым предметом для испытаний американских технологий. Тогда трафик пойдет. Да нет, все работает по принципу «федералам продаете Чалого, местным продаете ЕГЭ». Федералам продаете какую-нибудь тему санэпидемсостояния крымских пляжей, а местным продаете прогнозы на туристский сезон, а лучше даже то, что в сентябре в России заканчивается налоговый год и что все люди, которые сдают всякие свои углы, они обязаны платить по этим законам налоги. Поэтому выпустил бы материал, сколько нам придется отдать по итогам туристического сезона.

— Еще новость актуальная, что собираются мерять землю.

— Это тоже прекрасная новость, но это уже на следующий выпуск.

— Или то, что билеты будут продавать по паспортам.

— Когда еще никто про терроризм не знал, хотя дома взрывались, можно было доехать из одного города в другой в локомотиве поезда. Причем там если кто присматривался, у поезда два локомотива. Потому что когда он доезжает до одного места, он же не разворачивается, он в обратную сторону едет. И можно было договориться, чтобы тебя пустили в заднюю кабину и все зависело от того, как договоришься — либо бесплатно, либо за бутылку, либо за деньги. И я так постоянно ездил, когда был студентом.

4

Илья Переседов на съемках

И у меня была замечательная история, я уже не помню — я ехал из Питера то ли в Новгород, то ли куда-то еще и поезд затормозил и туда тоже в эту кабину машинист пустил занятных людей, которые ехали в соседнюю деревню на свадьбу. Причем, они на свадьбу еще только ехали, но уже были готовые. И со мной в кабине оказалась юная барышня, которая почему-то решила, что я священник. У меня, правда, тогда были длинные волосы, борода. И случилась прекрасная сцена: ночь, русское поле, равнина, железный локомотив, стучат поршни, технократия и мне молодая пьяная русская баба пытается исповедаться. Потому что она решила, что я священник. Настолько психоделическая ситуация, что было непонятно, что с ней делать. Она прямо так искренне и душевно все рассказывала. В итоге мне пришлось в конце отпустить ей грехи. Не стал вдаваться в подробности. И тут поезд остановился и она так просветлела внутренне и выпала в такую народную клоаку, а поезд вместе со мной поехал дальше.

Ладно, что-то не прет у вас креатив. Не обо всех проектах, которыми я занимаюсь, я могу вслух говорить и на них активно ссылаться. А вот верните, пожалуйста, первую страничку. Я с середины прошлого месяца начал реанимировать свой блог в Живом Журнале сугубо из меркантильных прикладных соображений. В мае на него уже было 77 тыс. заходов. Я, естественно, покупаю на него промо, но мне один заход обходится где-то порядка на круг 10 коп. Все, что ниже рубля — хорошая низкая цена. То есть, вот мы говорили про рекламу и имейте в виду, что само по себе практически ничего не работает.

Когда вы создаете какой-то медийный контент, вы должны быть готовы платить за его раскрутку. Вопрос в том, во что это обойдется вам, либо людям, которые с вами работают. Вот сейчас в России все, что до рубля считается очень хорошо. Так что вот все, что я вам описывал, работает. Милости просим — будут вопросы, обращайтесь.

Илья Переседов

Добавить комментарий