В

В мире картографического «фастфуда» будущее за маленькими «бургерными»

Сегодня нам сложно представить свою жизнь без виртуальных карт, которые знают, как быстро попасть из точки А в точку Б, и подсказывают, где можно быстро перекусить или приятно провести время. Мы обсудили с экс-руководителем службы дизайна Яндекс.Карт и экспертом в онлайн-картографии Андреем Кармацким, чего ещё можно ждать от современных картографических технологий

Из ваших лекций может показаться, что карта сегодня – нечто большее, чем просто чертеж с проекцией и масштабом. Скорее, некий графический язык. Так ли это?

Да. Карты – универсальная форма передачи информации. На мой взгляд, для большинства сфер деятельности человека это достаточно удачный способ решать самые разнообразные прикладные задачи. Потому что с их помощью можно рассказать практически обо всём.

Может быть, я немного идеализирую, потому что увлечен картами. Но мне кажется, что карты — это универсальный инструмент, служащий человечеству. Наряду с текстом, рисунком, живописью, графикой, музыкой…

[Map] Literature Map of the World(5735×2913)

Литературная карта мира, на которой каждая страна представлена одной книгой, была опубликована на сайте Reddit 13 марта 2017 года. И тут же спровоцировала множество дискуссий на просторах всемирной сети

В какой момент карты обрели такие фантастические возможности?

Сразу в момент своего изобретения.

Мне нравятся тезисы одного «технологического парня», выдумщика Брета Виктора. Он говорит, что на самом деле с изобретением компьютера человечество не поменялось настолько кардинально, как это случилось, например, после изобретения письменности.

Когда появилась письменность, возник широкий спектр новой человеческой деятельности: работа за столом, хранение и передача больших объёмов информации – это был переход на новый уровень. Компьютер — всего лишь «более быстрая бумага».

Технологии дешевеют, становятся доступнее, помогают обрабатывать всё больше информации и делать это быстрее. Но по сути ничего нового не происходит.

Вторая его мысль: современные компьютеры нас сегодня уже ничем не ограничивают и мы ограничены лишь собственной фантазией.

Невозможно представить, чего нельзя сделать с картами, потому что возможно практически всё — и даже без компьютера. Можно увидеть карты смыслов, карты того, как люди воспринимают город. Можно записывать различную информацию, например, картографировать запахи или звуки. Есть множество различных проектов, где исследователи уже не ограничиваются просто топографической картой или тематическими картами в привычном нам виде.

Интерактивный атлас мировой этнической музыки, созданный на основе уникальной коллекции собирателя фольклора Алана Ломакса. Позволяет услышать оригинальные записи песен самых удалённых уголков планеты с привязкой к их местоположению

Для меня стало неожиданностью, когда я увидел, что Яндекс Карты стали работать как социальная сеть. Люди, которые встречаются в пробках день за днём, стали общаться, знакомиться, вместе сочинять стихи.

Согласен, феномен «Разговорчиков» удивителен. Если говорить про Яндекс Карты, то такой массовый сервис в принципе меняет восприятие и воздействует на развитие общества. Мы все сегодня смотрим на пробки. Выработался рефлекс на уровне «перед выходом на работу открыть и почитать газету», который превратился в «открыть смартфон и понять, как ехать».

Возможность писать комментарии к Яндекс.Картам ежедневно вдохновляет пользователей на общение и юмористическое творчество

Вы говорите, что карты были всегда, сейчас стало лишь быстрее и легче их делать. Но ведь у нас появилась возможность создавать динамические карты, объёмные карты. В режиме реального времени отслеживать процессы, начиная от пробок и заканчивая климатическими событиями…

Раньше мониторинг динамических изменений тоже существовал и даже 3D рисовали руками. Например “отмывка рельефа” Эдуарда Имхофа, шведского картографа, который разработал классические правила отображения рельефа местности. Его до сих пор никто не может превзойти, хоть все и пытаются повторить. Потому что компьютер воспроизвести такое пока не в состоянии: это надо видеть и чувствовать вживую.

Правила алгоритмизированы, но чувство вкуса в картографии, передача этого видения всё-таки находится в человеке. Вот почему компьютер — это упрощение и ускорение вычислений, но ни в коем случае не замена источника данных. Да, появились принципиально новые типы данных, например, от GPS-сигналов, датчиков, сенсоров. Но раньше существовало многое другое, просто в ином режиме. Замеры качества городской среды, воздуха, производились не датчиком, а пробиркой и записывались на бумаге.

Эдуард Имхоф создаёт модель рельефа горы Гросс Виндгеллен (Швейцария). 1938 год

Тогда давайте поговорим про рынок картографических проектов. В какой-то момент популярность стартапов, связанных с картами, стала заметна невооружённым глазом. Как обстоит с ними дело сейчас?

Картографический рынок существовал давно. Самый дорогой рынок — это, естественно, военная топография. Все лучшие технологии картирования в 50-60-х годах прошлого века применялись там. И не были доступны широкому кругу компаний. Сейчас за счет того технологии обработки и передачи данных становятся доступными, картографией могут заниматься всё большее число компаний и энтузиастов.

Сегодня иметь подробный чертёж всего мира могут позволить себе всего десяток мировых компаний: Яндекс, Google, Apple… Это всё ещё очень дорогая технология. Здесь уже давно работают «мастодонты»: компания TomTom, которая занимается навигацией, ESRI – производитель геоинформационных систем, но появляются и новички: недавно Uber вошел в этот рынок. Но всё равно, это крупные компании, потому что такая работа стоит миллиарды долларов: просто чтобы вести карты всего мира и обновлять их данные.

Это если говорить о картах мира целиком. Но ведь ещё много коммерческих проектов нацелены на локальную местность и локальную презентацию тех или иных вещей?

Да. Помимо таких супергигантов, есть огромное количество, тысячи компаний, занимающихся картографией на локальном рынке. Для них это более доступно, или они берут какую-то неширокую тему, которую могут отработать гораздо лучше.

Я обычно сравниваю большие картографические компании с фастфудом: можно покрыть земной шар некоторым продуктом усредненного качества. А можно заморочиться и открыть “бургерную”, чтобы готовить лучшие на районе бургеры. И то, и то имеет право на существование.

Приведите пример каких-нибудь интересных, ярких “бургерных” картографии.

Во-первых, есть пользовательская картография — OpenStreetMap, это по сути картографическая Википедия. Она дала очень бурный толчок для развития рынка локальных проектов, связанных с картами. Например, американская компания MapBox уже сейчас является достойным конкурентом компании ESRI.

Похожая революция произошла недавно в спутниковой съёмке. Раньше запуск спутникового аппарата стоил несколько миллиардов, потом сотни миллионов, потом несколько миллионов — и было доступно лишь для компаний уровня NASA, Digital Globe и так далее. И тут год или два назад начинают появляться компании, которые делают спутник размером с коробочку 50-20-20 сантиметров и в рамках одного запуска готовы запускать, например, 30 таких спутников. Каждый такой космический аппарат стоит несколько сотен долларов. Соответственно, снижаются риски неудач и снимки поверхности Земли из космоса в становится в разы дешевле.

OpenStreetMap (дословно «открытая карта улиц»), сокращённо OSM — некоммерческий веб-картографический проект по созданию подробной и бесплатной географической карты мира силами сообщества пользователей Интернета

В данном случае planet.com — это пример прекрасной компании, которая выходит на рынок с совершенно новыми технологиями. То есть, появилась конкуренция и “новички” начинают смещать эти тектонические плиты десятилетних перспектив больших компаний. Большие компании видят, что они настолько большие, что очень медленные и начинают тоже двигаться в эту сторону. Происходит столкновение двух стихий: стартапы разогревают эту историю и всё становится гораздо интереснее.

А во что это выльется через 15-20 лет?

Здесь несколько направлений. Во-первых, очевидный тренд — удешевление технологий и доступность их практически любому человеку. Методы обработки данных сейчас становятся настолько простыми, что всё ниже порог входа на этот рынок, все больше конкуренция за конкретную тему. В конечном счете это хорошо, потому что идет битва за своего пользователя, потребителя, есть какой-то естественный отбор.

Вторая тема — это персонализация продуктов. Я даже не говорю «картографических», потому что это частный случай любого цифрового продукта. Просто компании начинают больше про вас знать, точнее предлагать, менее навязчиво. Вы недавно открывали предложение каршеринга — значит, проходя мимо свободного автомобиля на улице, получите сообщение: «Не хотите ли воспользоваться?». Это уже не реклама на улице для всех.

С точки зрения потребителя понятно, есть множество критериев, какой продукт лучше. Карты будут помогать «тречить» пользователей, понимать, что эти люди делают, как им предлагать лучший сервис.

Наши эксперты говорят, что будущее за роботизацией и новыми медицинскими технологиями. Карты с этим как-то пересекаются?

Я мыслю картами в инструментальном плане, а где, собственно, чип расположен — это уже не важно. Сейчас это автомобиль или велосипед. Завтра может быть платежный терминал, который вживлен у вас в ладони или за ухом.

Есть тренд, где карты нужны и важны. Точная картография вплоть до сантиметровых моделей в 3d — это, конечно, беспилотные технологии. Беспилотный транспорт — это тренд ближайших 10-15 лет и очевидно, что идея о том, что надо сначала строить карту, а потом по ней маршрут — уже устарела. В случае с беспилотными технологиями речь идет о том, чтобы аппарат умел автоматически анализировать обстановку вокруг себя и составлять свою карту местности. На её основе он сможет делать выводы «куда повернуть».

То же самое — датчики интернета вещей. Всем давно понятно, что бессмысленно собирать, передавать на сервер все эти бешеные гигабайты данных, чтобы там их обрабатывать. Можно научить сам сенсор анализировать и учиться. Научить устройство делать выводы можно и в случае с картами: беспилотные устройства будут уметь анализировать картографию, сканировать местность радарами и принимать решения. Можно допустить, что автомобиль сам научится читать новые дорожные знаки.

Вы сейчас рассказываете про индустрию карт как глобальную технологию. Но мы постоянно слышим про национальные суверенные интересы. В этом плане возможна конкуренция и конфликт с государством свободных картографов?

Один из тормозов развития картографии в России — некоторые устаревшие нормы законодательства. Сама картография до недавнего времени была строго зарегламентирована. При этом происходила чехарда с органами, которые должны были определять эту политику, что тормозило очень большое количество компаний. Нельзя было просто взять и открыть свою картографическую “бургерную” и производить данные.

На мой взгляд, в 2012 — 2013 годах произошли позитивные изменения – лицензирование деятельности осталось, но только той, которая затрагивает отображение национальных границ, либо исследования, связанные с военной тематикой. При этом не ограничивается обработка и сбор информации, которая не может представлять какой-либо опасности или угрозы для государства.

Пользовательские сервисы эту ситуацию так или иначе учитывают или обходят. К слову, «кому принадлежит Крым», например, для OpenStreetMap — горячий вопрос. Понятно, что есть версии украинских и российских пользователей сервиса, и соответственно, и обе эти группы правы, но OpenStreetMap общий на всю планету, поэтому у них не остается ничего, кроме как договориться. Это, кстати, добавляет веры в самоорганизующиеся пользовательские системы.

Если ждать расширения функционала карт — то это возможно при получении доступа к открытым данным?

На мой взгляд, совершенно очевидно, что открытых данных в России очень мало. И то качество, в котором они присутствуют, слабоприемлемо для того, чтобы считать их хорошими данными. Поэтому, рассчитывая построить какой-нибудь хороший продукт, в последнюю очередь нужно рассчитывать на открытые данные.

В моей практике были примеры применения открытых данных, но их нужно допиливать собственными силами до приемлемого состояния. Если просто показать на выставке, что они есть — тогда открытые данные годятся. Если сделать какой-то продукт, который не будет обманывать пользователя, эти данные нужно перепроверять и тратить достаточно большое количество сил. В некоторых случаях проще даже создавать эти данные заново.

Но если бы рынок открытых данных существовал, было бы интереснее?

Предложение рождается в ответ на спрос. Я общался с ребятами, которые занимаются раскрытием открытых данных — им нужно понять, зачем им это делать, и им мало кто объясняет, зачем это нужно. Есть законодательство, которое заставляет их публиковать эти данные. Это некоторое решение из-под палки и очевидно, что они относятся к нему чисто по-канцелярски, для галочки. Но если бы они видели, как это действительно помогло кому-то или выполнило за них часть работы, их устремления были бы более открытыми.

В качестве положительного опыта выдачи открытых данных можно ссылаться на примеры департаментов транспорта Лондона, Нью-Йорка, Чикаго — это довольно развитые в плане открытых данных ребята. Например, нью-йоркская служба по надзору за такси и лимузинами открывает все свои данные, и в том числе, проводит хакатоны по теме открытых данных. Зачем им это нужно? Им дешевле вместо найма штата аналитиков провести несколько хакатонов или открыть данные для компании, которая сделает работу за них и выдаст аналитику, сделав попутно какой-нибудь коммерческий продукт.

Расскажите, чем вы сейчас занимаетесь и что вас увлекает.

К вопросу про “бургерные”, сейчас мы делаем маленький продукт, он называется «Улицы прогулок». Этот проект опирается на исследование о качестве городской среды. Мы с коллегами задались целью выяснить, насколько пешеходам комфортно гулять по городу. На выходе должен появиться сервис, который поможет комфортно перемещаться по Москве.

Сайт «Улицы прогулок» – walkstreets.org на старте даст пользователям возможность изучить 4 истории о городе: «Тротуары», «Доступная среда», «Шум на улице» и «Популярные места»

Этот продукт поможет выстраивать не самый короткий маршрут, а например, на одну минуту дольше, но самый зеленый или самый тихий. Потому что если, например, мы двигаемся по Ленинскому проспекту, то можем и не знать, что есть прекрасная параллельная улица Малая Калужская, по которой перемещаться на велосипеде или пешком гораздо удобнее, безопаснее и тише. Потому что на Ленинском 89 децибел шума и высокая загазованность.

Думаю, что уже летом мы этот проект запустим.

Иллюстрация: Anthony Scerri «Burgertown, a Subway Map-Inspired Burger Illustration»

Беседовал Илья Переседов


Андрей Кармацкий

Информационный дизайнер.

Работал в Яндекс.Картах с 2007 до 2015 года, руководил службой дизайна геоинформационных сервисов.

Возглавляет студию Urbica Design, которая специализируется на информационном дизайне, пользовательских интерфейсах, дизайне сервисов, этнографических исследованиях, анализе и визуализации данных в городской среде.

Ведет тематический телеграм-канал «Городские данные» и группу в фейсбуке «Бытовая картография».

interrobang