И

Итоги года: дешевая нефть, фейковая реальность и надежда на инновации

Добрый вечер! Сегодня пятница, 26 декабря. 19.05 в Москве. Вы слушаете радиостанцию «Столица FM». У микрофона Илья Переседов. Это программа «Итоги недели». Так уж случилось, что это последняя наша с вами встреча в этом году, так что невольно придется подводить итоги года в целом. И, наверно, главный наиболее печальный итог в том, что Россия медленно, но верно, а может даже и не медленно, а очень быстро становится таким изгоем в мире. Причем не только в экономическом плане, но и в культурном и идеологическом. И это, естественно, быстро дает свои плоды.

Вот так, например, в эту среду, 24 декабря Росстат зафиксировал рекордную с 2008 года недельную инфляцию. Инфляция в России с 16 по 22 декабря составила 0,9% и надо заметить, что если бы такая тенденция наблюдалась бы каждую неделю на протяжении года, то общая инфляция составила бы 46,8%. Это очень и очень много. И вообще, наблюдается у нас максимальный рост потребительских цен с 2008 года. С того момента, когда Росстат, в общем-то, и начал публиковать такие данные. Соответственно, может быть даже и выше, чем 2008 года это падение у нас наблюдается. Всего с начала года инфляция составила около 10,5% и тоже, надо заметить, что показатель повышения цен стал двузначным впервые с сентября 2009 года.

По заявлению главы Министерства финансов Антона Силуанова, во время выступления в Совете Федерации вчера, в четверг 25 декабря, инфляция по итогам 2014 года составит около 11,5% или немногим больше. Надо заметить, что такие катастрофические показания российской экономики происходят на фоне очень даже неплохого положения дел в Европе и Америке. Для сравнения — среднегодовая инфляция в еврозоне за последние 10 лет составила 1,85%. А вообще в Евросоюзе в этом году дефляция, то есть там избыток, уменьшаются цены. И эта дефляция без учета данных декабря составила 0,21%. А инфляция в США за последние 10 лет всего-навсего 2,3%. Вообще, если заглянуть, например, в «Вашингтон пост» сегодняшний, то надо заметить, что там есть статья, что рейтинг президента Обамы значительно вырос по опросам американского населения — 48% граждан одобряют его действия. И это самый высокий показатель за последние 20 месяцев. И, в общем-то, три фактора выделяют при опросе американцы. Во-первых, это экономический рост, который составил 5% за последний квартал. Во-вторых, на рейтинг повлияли политические решения Обамы, это его улучшение миграционной политики. А также политические решения, касающиеся законов преодоления конфликта с Кубой и решения закона, касающиеся проблемы глобального потепления. На самом деле, позиция Обамы по России американцев вообще никак не волнует и наверно одно из главных разочарований, которое нас ждет в следующем году, это то, что Россия и ее политические претензии на международной арене мягко скажем, большинству стран удивительны и безразличны.

Вернемся к нашей ситуации. По словам Силуанова, дефицит бюджета в 2015 году значительно превысит запланированные 0,6% ВВП и правительству придется задействовать резервный фонд. При этом, по словам министра, один год с дефицитом — это не так страшно. Главное, «подготовиться к дальнейшим бюджетам и привести свои обязательства в соответствие с нашими новыми возможностями». Вот о том, какими будут эти новые возможности, поскольку зависят они напрямую от цен на нефть, мы сейчас поговорим с нашим постоянным консультантом Эльдаром Касаевым. Это эксперт в области нефтегазового бизнеса. Эльдар, здравствуйте.

КАСАЕВ: Здравствуйте, Илья.

ПЕРЕСЕДОВ: Вот, скажите, пожалуйста, разделяете ли вы оптимизм министра Силуанова, который думает, что всего на год придется нам раскошелиться с нашими золотовалютными резервами?

КАСАЕВ: Я в принципе человек оптимистичный.

ПЕРЕСЕДОВ: …»Сказал он грустным голосом»…

КАСАЕВ: Да. И на волнах вашей радиостанции, очень мной уважаемой и радиослушателями любимой, тоже не раз говорил, что сгущать краски не стоит. Все-таки мы по итогам года имеем не такую безрадужную картину, как некоторые аналитики хотят нам ее представить. Давайте просто такими широкими яркими мазками пройдемся и радиослушателям будет интересно и нам интересно будет, поскольку следующий вопрос ваш об итогах года предстоящего как раз будет содержаться в этом моем ретроспективном шарже.

ПЕРЕСЕДОВ: Давайте.

КАСАЕВ: Начнем с самого начала — это Украина. Конечно, это политические действия, но сейчас остановимся на экономике. Это очередное газовое противостояние. Вот мы, как «старшие братья» или как «мама», скорее, Россия все-таки женского рода название страны, как и Украина. Мы поддерживаем эту «сестру», а украинцы нам все время палки в колеса ставят и пытаются в лице посредника — Евросоюза, пытаются выставить нас недобросовестными исполнителями своих обязательств, как основного поставщика энергоносителей на европейский рынок.

ПЕРЕСЕДОВ: Эльдар, если вы сами завели об этом речь, я не могу не спросить — вот, скажем так, наше противостояние с Украиной началось в тот момент, когда мы громко объявили — «Украина стремится в Евросоюз», «Украина хочет подписать договор об ассоциации с Евросоюзом» и отдаляется от Таможенного союза — это грозит нам экономическими проблемами и лишениями некоими. Мы начали этому всячески противиться. Получили на свою голову или шею санкции. Санкции эти напрямую коснулись в том числе и нефтегазовой отрасли. И вот у меня теперь к вам вопрос — скажите, пожалуйста, неужели те возможные экономические потери, которыми грозила нам «евроассоциация» Украины, больше того, что мы теряем сейчас на санкциях и вызванном ими внутреннем экономическом кризисе.

КАСАЕВ: Нет, экономически, конечно, потери были бы гораздо более скромными, но весь «украинский вопрос», почему я и начал с политики, он сильно политизирован. И вопрос газа политизирован вдвойне вообще в мире и, в частности, в отношениях между Киевом и Москвой. Хочу напомнить, что уже в 2006 и в 2009 годах были схожие проблемы с Украиной, когда мы перекрывали им поставки газа, а они незаконно начинали отбирать или, проще говоря, воровать наш газ, который должен был идти в Европу. И мы получали от европейцев незаконные обвинения в том, что недобросовестно исполняем свои контрактные обязательства. Сейчас, чтобы такого не возникло, мы стали жестче действовать. Мы действительно пошли на определенный принцип — где-то, может быть, в ущерб своему имиджу на международной арене, но как поставщики, мы себя никоим образом не подставили и никак не дискредитировали. То, что пыталась украинская сторона выставить нас недобросовестными исполнителями обязательств, то это на их совести и они сами же поплатились. Вот сейчас давайте, завершая этот пассаж, скажу, что они бились-бились и их министр на пресс-конференции итоговой по результатам полугодовых переговоров получил возможность все-таки 4 млрд кубов законтрактовать при условии погашения долга и предоплаты получить их до конца 2014 года, а по последним данным, они отобрали только 300 млн и оплатили только 1 млрд. Получается, что Европа старалась, украинцы нас просили, мы пошли им навстречу, дали скидку и они все равно свои обязательства не выполняют. Не нужен наш газ — значит будут без него.

ПЕРЕСЕДОВ: Хорошо, Эльдар. Это хорошая новость, видимо, что мы ответственные поставщики, которые чтят букву контракта, но если даже мы очень ответственно продаем сырье, важно по какой цене у нас его покупают. И здесь, все-таки, главным потрясением этого года было падение цен на нефть. И, собственно, насколько я понимаю, ожидать особо, что цена вырастет в следующем году не приходится. Потому что, с одной стороны, мы знаем, что бюджеты важных для нас арабских стран сверстаны с позицией 80 долларов за баррель, но при этом, я хочу напомнить, что во вторник министр нефти Саудовской Аравии Али Аль-Наими заявил, что королевство не намерено снижать добычу нефти даже при падении цен на «черное золото» даже до 20 долларов за баррель. Так все таки каких цен ждать в следующем году?

КАСАЕВ: Что касается бюджетов, то у Саудовской Аравии не так давно был бюджет сверстан из расчета в 96 долларов за баррель, практически как наш. И потом они понизили до 89.долларов. Сейчас уже идут заявления, что до готовы до 20. Это, конечно же, все продолжение информационной войны и дутие щек это очень напоминает отношение двух людей разного пола, когда один пытается из себя что-то строить или одна, скорее, а второй принимает эти правила игры и все-таки гнет свою линию. Саудовской Аравии необходимы высокие цены. Да, у них есть 700 млрд в инвестиционном фонде. Это резерв, который они могут всегда потратить. Но нет тех денег, которые бы не заканчивались. Саудовской Аравии нужно поддерживать режимы ваххабитские в регионе Ближнего Востока. Нужно спонсировать также внутренние — следить за обстановкой внутри страны, потому что пошли такие небольшие сепаратистские настроения в восточной провинции, где проживают шииты. Скажу вот для радиослушателей, что есть арабы-сунниты и шииты. Не буду вдаваться в разницу между ними, но скажу, что это противостояние. А внутри страны важно иметь стабильность, как и для нашего государства, так и для саудовского. И поэтому здесь можно заиграться. Низкие цены хороши пока, сейчас, временно. Почему — в первую очередь, саудиты тем самым убивают полностью иранцев в краткосрочной перспективе. Иран, задушенный санкциями, не имеет возможности сейчас получать даже крохи, потому что цены настолько низкие, что иранцам не хватает. А в долгосрочной перспективе низкие цены на нефть полностью убивают сланцевую индустрию США, которая уже трещит по швам. А Саудовская Аравия сейчас пусть терпит потери финансовые, но получает возможность поставлять в перспективе на азиатские и европейские рынки собственное сырье и убивает конкурентов в лице Америки.

ПЕРЕСЕДОВ: То есть, они сейчас пытаются зачистить поле, чтобы хоть и монополистами они не станут, но сферу влияния свою пытаются усилить.

КАСАЕВ: Да, потому что сейчас тяжело быть монополистом. Последние полтора года американцы большой скачок совершили. И вот здесь важно, Илья. Тут мы подходим к основному вопросу для нашего государства, для стабильности. Это бензин. Вот бензины. Потому что автолюбители недовольны, матерятся. Интервью берут — сплошной мат идет. Люди недовольны. Путин что сказал? «Сдерживаем цены на бензин даже с учетом того, что цены на нефть падают». У нас что? Не выполняют, как всегда, поручения президента. Или выполняют со скрипом, или делают это спустя рукава. Нужно повнимательнее людям, принимающим решения в этой отрасли, посмотреть за тем, что происходит в стране.

ПЕРЕСЕДОВ: Ваши бы слова, да Богу в уши. Эльдар, последний вопрос у меня к вам. Короткий вопрос и ваш короткий прогноз. 400 млрд долларов у нас, собственно говоря, собрано в Резервном фонде. Ваш прогноз — в конце следующего года — сколько останется? Сколько мы будем вынуждены потратить из этой суммы?

КАСАЕВ: Я думаю, что процентов 30 мы потратим, и это будет очень хорошо. Потому что обычно ваши коллеги спрашивают негативные прогнозы, но на мой взгляд, здесь сгущать краски не стоит.

ПЕРЕСЕДОВ: Надо сказать, что ваш прогноз полностью совпадает с видением этой ситуации экспертами авторитетными агентства Moody Investor Service, которые говорят, что общая сумма, необходимая России для обслуживания долгов государства, банков и корпораций, оценивается ими в 130 млрд долларов на будущий год. Вот у нас и получается. что 130 млрд Резервного фонда уйдут на обслуживание наших внешних обязательств. Вот тот условный профицит бюджета, который мы получаем на низком курсе рубля, уйдет на социалку, а все остальные будут выживать, как получится.

КАСАЕВ: Если так получится, то мы с вами через год тогда обсудим.

ПЕРЕСЕДОВ: Спасибо огромное. С нами на связи был Эльдар Касаев, консультант нефтегазового бизнеса.

Продолжаем обсуждать ситуацию с российской экономикой и вот сегодня глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев, в интервью изданию «РБК» рассказал о плане правительства по выходу из финансового кризиса. По словам министра, Центробанк и Правительства обозначили для себя три главных задачи: это обеспечение ликвидности банковской системы, предоставление ликвидности в валюте и решение проблемы капитала банков. Последнюю задачу планируется решать двумя способами: через смягчение требований к достаточному уровню капитала, уменьшение нагрузки на него и непосредственно увеличение капитала банковской системы. А также обещают начать поддерживать малые и средние предприятия, рефинансируя их по специальной ставке в 6,5%. С нами на связи бизнесмен, президент Ассоциации развития электронной коммерции Герман Клименко. Герман Сергеевич, здравствуйте.

КЛИМЕНКО: Добрый вечер.

ПЕРЕСЕДОВ: Вот время от времени мы общаемся с вами в нашем прямом эфире и вот при общей такой патриотическо-позитивной позиции, вы всегда крайне пессимистично относитесь к инициативам правительства по поддержанию и сохранению бизнеса.

КЛИМЕНКО: Такой дуализм, да.

ПЕРЕСЕДОВ: Вот в новый год вы входите ровно с тем же самым?

КЛИМЕНКО: В целом, наверное, да. Я не думаю, чтобы что-то принципиально изменилось. Потому что позиция правительства достаточно раздерганная. Она несистемная. Потому что для бизнеса очень важна неизменность условий. Не так важно, какие налоги — 90% или 10%, как важна их стабильность и несменяемость, чтобы можно было нормально выстраивать производственные цепочки. Любые дергания правительства, любые попытки дать кому-то больше преференций, одному или другому, они производят удручающее впечатление. Конечно же, делать и выстраивать стабильный бизнес очень тяжело в таких условиях.

ПЕРЕСЕДОВ: Герман Сергеевич, я знаю, что вы имеете опыт ведения в том числе и банковского бизнеса.

КЛИМЕНКО: Да, лет 20 где-то есть такой.

ПЕРЕСЕДОВ: На этой неделе у нас основательно тряхануло банк «Траст», которому многие доверяли. Который так себя ярко позиционировал образом Брюса Уиллиса, причем, насколько я понимаю, основная причина проблем банка была в том, что частные лица стали изымать стихийно.

КЛИМЕНКО: Я бы даже добавил, что панически стали отзывать срочные гарантированные государством вклады. То есть, вдумайтесь, пожалуйста, в этот диалог. Мне кажется, Центральный банк создал все условия для того, чтобы банковская система находилась просто… Если бы я был следователем в 37-м году, то я бы обязательно весь состав руководящий Центрального банка давно бы привлек. Ты понимаешь, в чем суть? Вот банк «Траст». Мы сейчас не рассуждаем — плохой он или хороший. Он выдавал кредиты: на год, на два, на три. Под это дело он привлекал депозиты у населения. И когда банк обязан выдавать по первому требованию, вот человек разместил на год, под высокий процент, и банк по первому требованию обязан ему выдать деньги, а никакого рефинансирования же нет. И, собственно говоря, это ставит банковскую систему под удар. То есть, любая маленькая паника и все валится. А дальше мы видим то, что сейчас происходит. А за ошибки не то, чтобы некого обвинять, но получается, что сейчас государство будет расплачиваться за идиотизм Центрального банка. У меня просто других слов нет. Я надеюсь, что я достаточно культурно выражаюсь, но когда в августе 98-го года была паника людей и они выносили деньги, было принято быстрое решение о том, что вклады все отзывные, чтобы люди успокоились, что они могут забрать деньги в любой момент. Но когда появилось гарантирование от государства. Но как может быть и гарантия и немедленный отзыв? Это не может сосуществовать. Уже давно говорят — извините, Центральный банк, пожалуйста, введите безотзывные вклады. Пусть по ним ставки будут выше, потому что, по большому счету, вся банковская система, все вклады сейчас до востребования. Паника — и все. Поэтому «Траст» сейчас так и рушится. А за ошибки заплатим мы с вами из своих налогов.

ПЕРЕСЕДОВ: Я думаю, что здесь надо уточнить. Дело в том, что в России вот уже несколько лет есть несгораемые суммы так называемые — 700 тыс. руб.

КЛИМЕНКО: Да, и сейчас стало 1 млн 400 тысяч.

ПЕРЕСЕДОВ: Да, уже несколько дней миллион четыреста. Это касается только рублевых вкладов, не валютных.

КЛИМЕНКО: Нет, что ты, это всех касается.

ПЕРЕСЕДОВ: Хорошо, верю здесь.

КЛИМЕНКО: Нет, нет, касается суммы миллион четыреста. Она может быть до востребования, она может быть на депозите.

ПЕРЕСЕДОВ: Нет, просто насколько я помню, это касается именно рублевых вкладов. Валюта не попадает под эти критерии. Если уже и валюта попадает — тогда уже совсем хорошо.

КЛИМЕНКО: Попадает.

ПЕРЕСЕДОВ: И, с одной стороны, эта ситуация приводила к тому, что на рынке появлялось во время тучных лет большое количество крайне сомнительных банков, которые получив лицензию, объявляли мегапроценты.

КЛИМЕНКО: Да, и самое главное — это безответственное поведение населения. Дело в том, что про банк «Траст» было известно уже с года полтора, что у них проблемы. Так же, как до этого был банк «Пушкин». До этого были еще банки. О них было все известно. Они объявляли, допустим, ставку 12% годовых и люди просто несли деньги, зная, что государство гарантирует. У меня много знакомых, — я спрашиваю: «Зачем вы так делаете?» Они отвечают: «Вот у них отзовут лицензию и мы быстренько получим». АСВ не просто гасит, а еще гасит с процентами, которые этот банк пообещал. Вот о чем идет речь.

ПЕРЕСЕДОВ: Хорошо. Прогноз от Германа Клименко на полторы минуты, чего ждать в первом полугодии следующего года. Давайте не будем брать весь год, в первом полугодии.

КЛИМЕНКО: Мой опыт 2008 года и 98-го года говорит о том, что первые три месяца после кризиса — это, конечно, самая тяжелая позиция. Будет достаточно плохо все у продавцов, у торгашей. Но если не лезть в торговлю и не бизнесмену, а просто гражданским людям. Особо если не заморачиваться — все будет более или менее, если не надо будет покупать какие-то товары. Потому что, скорее всего сформируется сейчас проблема отложенного спроса — потому что уже все закупили. Никто не знает — закупаться по новому курсу, не закупаться. А вдруг курс будет 40. И поэтому сейчас — это сохранять рабочие места свои, не дергаться ни в коем случае, не менять работу. Потому что первые три месяца они будут, конечно, очень… есть такой термин у трейдеров «волатильные», и скорее всего, ожидания негативные, как всегда, не все исполнятся, но тем не менее стоит ожидать большое сокращение деловой активности.

ПЕРЕСЕДОВ: Вы так говорите, «первые три месяца после кризиса», а вы верите, что мы пик кризиса уже прошли?

КЛИМЕНКО: Да, конечно.

ПЕРЕСЕДОВ: Хорошо.

КЛИМЕНКО: Я далек от апокалиптических прогнозов. Экономика же не подчиняется желаниям либо оппозиционеров, либо «вашингтонского обкома», либо даже нашей «пятой колонны». Экономика — это экономика. Выросли, сбросили старые долги. Все, кто выжил — те выжили. 3-4 месяца и дальше будет хорошо.

ПЕРЕСЕДОВ: Спасибо большое. Это было мнение Германа Клименко, бизнесмена, президента Ассоциации развития электронной коммерции.

Что же, если подводить итоги не только недели, но и прошедшего года, конечно нужно обратить внимание на то, что заметно изменилась и роль масс-медиа в жизни нашей страны и их статус, и их стилистика. Я бы сформулировал для себя это достаточно просто — если посмотреть на предыдущие годы, то если говорить о государственных СМИ, и о массовых, которые у нас население и смотрит в основном, раньше они занимались тем, что интерпретировали в выгодном для себя свете окружающую действительность. Подавали ее, исходя из каких-то представлений о собственной целесообразности. И вот только лишь в этом году у нас вернулась такая советская отчасти традиция, когда федеральные СМИ начали просто рисовать картину альтернативной реальности.

В качестве примера можно привести ставший такой энциклопедической ситуацию, когда в эфире Первого канала 12 июля 2014 года вышел сюжет, в котором некая Галина Пышняк, представившись беженкой из украинского города Славянска, рассказывала о том, что якобы украинские военные, войдя в город, собрали на главной площади местных жителей и устроили публичную казнь жены и маленького сына кого-то из ополченцев. Причем, по словам героини сюжета, мальчик был якобы распят на доске объявлений и все это происходило будто бы на глазах у местных жителей. Следов никакого распятого мальчика найти не удалось. Ни одного свидетеля этого происшествия, собственно говоря, не было. И вот, по истечении нескольких месяцев Первому каналу все-таки пришлось признать, что это событие было порождено больной фантазией этой женщины. Но это, наверно, лишь самый вопиющий пример, если вспомнить вброс в массовое сознание таких терминов, как «хунта», адресованного украинским властям. Если взять прямое сопоставление образов Великой Отечественной войны и того, что происходит на Юго-Востоке Украины, становится понятно, что федеральное телевидение выступает в роли таких коллективных мифотворцев.

С нами на связи сейчас филолог, профессор Высшей школы экономики Гасан Гусейнов. Гасан Чингизович, здравствуйте.

ГУСЕЙНОВ: Добрый вечер.

ПЕРЕСЕДОВ: Я говорю о том, что в качестве итога года можно выделить, что у нас федеральное телевидение и СМИ стали создавать образ некоей альтернативной реальности, а не просто интерпретировать ее в собственных интересах. Согласны ли вы с этим?

ГУСЕЙНОВ: Да, я совершенно с этим согласен. Я думаю, что есть несколько ключевых слов этого года, которые вошли уже в русский язык, к сожалению. И одно из таких слов — это «фейк». «Фейк» — это современная форма мифа в отрицательном значении слова «миф». Как некоторые симулируемые или фальсифицируемые действительности, которые вместе с тем, благодаря тому, что она постоянно воспроизводится в средствах массовой информации, она становится частью психического опыта людей. И вот люди, которые на самом деле никогда не видели и такой реальности перед собой не имели и личный опыт которых не совпадает с медийной картинкой, все таки после бомбардировки через масс-медиа в какой-то момент создают свою в психическом мире эту новую реальность. Эту «фейковую» реальность. И она оказывает даже воздействие на их поведение.

ПЕРЕСЕДОВ: Гасан Чингизович, очень интересно, по обыденному считаешь, что во главе телеканалов стоят такие искусные и циничные медиаменеджеры, которые привлекают к себе крайне воодушевленных людей с тем, чтобы их позицию как-то промасштабировать и интерпретировать. А вот я, по своим данным, знаю, что немножко наоборот — если заглянуть внутрь редакционных студий наших федеральных телеканалов, то за кадром там градус такой экзальтации чуть ли не выше, чем он в кадре. В то время, как герои подобных программ, они наоборот ведут себя как такие статисты, актеры, то есть, вне объективов телекамер достаточно отстраненные и сдержанные. Что это за такой феномен?

ГУСЕЙНОВ: Это явление даже описано очень неплохо. И мы его хорошо знаем, даже не будучи связанными с масс-медиа, с электронными масс-медиа. Посмотрите на любую сетевую дискуссию в интернете, соцсетях. Всегда ее градус гораздо выше, чем если бы люди обсуждали что-то в аудитории, например. Или по переписке, имея время на то, чтобы остановиться и оглянуться. Это связано с тем, как я представляю, что условия, в которых порождается медиапродукт очень новые, к ним люди, вообще говоря, не готовы. Люди «гуттенберговской» или «постгуттенберговской» эпохи к этому еще не готовы. Это как посадить человека, который только-только курсы вождения, за руль «феррари» и заставить гнать по какому-то Нюрбургрингу или еще по какому-то кольцу. Поэтому в такой среде от этот общий градус или общий накал страстей значительно выше, чем, например, в нормальной редакции газеты, даже в момент выпуска этой газеты или, тем более, журнала какого-то. Медиасреда в этом смысле — это жертва новых технологических возможностей, которыми люди просто пока не научились как следует пользоваться. Но психические нарушения здесь конечно совершенно очевидны. Не хочется так скопом всех людей обвинять, что они там сходят с ума по этому поводу. Но тем не менее, признаки какой-то психической неадекватности все-таки наблюдаются. Когда человек заведомую ложь преподносит как только что открывшиеся данные, которые принесли ему в студию буквально горячими и «вот этот человек, который все видел», «а вот другой, который нажимал на кнопку», но правда это было в другое время в другом городе, в другой стране и вообще говоря, не на ту кнопку.

ПЕРЕСЕДОВ: Но, поскольку нам не приходится, видимо, ждать, что в ближайшее время вот эта стилистика как то изменится, вот от вас короткий рецепт по гигиене — как все-таки преодолеть это деструктивное влияние от подобного рода СМИ?

ГУСЕЙНОВ: Вы знаете, я могу описать, как это происходит, но я абсолютно не могу сказать, как этому противодействовать. Единственная форма противодействия — это просто вовремя выключать. В тот момент, когда ты понимаешь, что у тебя начинается учащенное сердцебиение и что ты не можешь соотнести реальность твоей собственной жизни с тем, что показывают тебе на экране — в тот момент просто выключай это СМИ и начинай читать что-то другое, какую-то аналитику. Вот и все. Я думаю, что здесь такая трагическая ситуация. Трагическая ситуация, когда выход или развязка может быть насильственной и самой неприятной. Поэтому у меня нет, к сожалению, никаких рецептов. Я надеюсь, что я не очень разочарую вас и ваших слушателей, но вот никаких рецептов я не вижу.

ПЕРЕСЕДОВ: Спасибо большое. С нами на связи был Гасан Гусейнов, филолог, профессор Высшей школы экономики.

Обсуждая общую ситуацию с российской экономикой, конечно полезно вспомнить о том, что ни один год, как мы слышим и в первую очередь от первых лиц государства, что России нужно как-то спрыгивать с нефтяной иглы. Нужно развивать новые направления и отрасли экономики и вообще, нам нужно идти в ногу со временем и заниматься разного рода инновациями и модернизациями. Вот надо заметить, что в 2014 году в целом количество отраслей для модернизационного развития заметно прибавилось. Появились стартапы, связанные с 3D-печатью, с робототехникой, обработкой больших объемов данных и облачными технологиями. И в целом большую популярность среди предпринимателей в 2014 году получили 3 блока: это поиск, бронирование, агрегаторы, аналитика для бизнеса (13%), электронная коммерция, игры, лайфстайл (8%), реклама и потребительская лояльность, менеджеры и социальные сети. С нами на связи Наталья Мушкарева, эксперт по маркетингу и PR, человек, который имеет непосредственное отношение к блоку стартапов. И мне хотелось бы поговорить с ней. Вот Наталья, на твой взгляд, с чем Россия заканчивает 2014 год в плане такой модернизации и что ждет этот кластер в условиях экономического кризиса, который мы все переживаем?

МУШКАРЕВА: Здравствуйте. Добрый вечер всем. Не могу говорить, конечно, за всю Россию, но буквально пять минут назад мне пришло письмо от стартапа, как сейчас модно говорить, в области промышленной робототехники. Ребята поздравляли меня с Новым годом и приглашали встретиться с ними прямо в январе и обсудить участие в выставке в Америке, которая у них состоится в марте 2015 года. И никакие кризисы или санкции пока что не мешают им это сделать и американская сторона полностью подтвердила им это участие. Это как такой очень позитивный пример развития наших стартапов. А, с другой стороны, мне кажется, что все, что бурно развивалось в последние годы в российском интернете: игровой сегмент, платежные сервисы, продажи легального контента — оно несколько застопорится, в основном из-за платежных проблем и привязки многих сервисов к курсу евро и доллара.

ПЕРЕСЕДОВ: А можно я сейчас такой крамольный вопрос задам? А можно ли говорить о состоявшемся развитии вот этого сектора, этой индустрии? Потому что про стартапы мы уже на протяжении нескольких лет слышим постоянно. В некоторых кругах это уже чуть ли не ругательное слово. Но как бы Сколково не полетело пока еще заметно. Каких то ярких изобретений на уровне Фейсбука у нас тоже за последние годы нет. Есть ли там развитие вообще? Или это ширма, за которой наш угрюмый и брутальный российский бизнес прячется?

МУШКАРЕВА: Там все немножко интереснее. Потому что если иметь в виду сегмент типа социальных сетей, то вряд ли здесь будет второй Фейсбук — у нас просто народу гораздо меньше. И не надо его второй раз изобретать. Если иметь в виду IT и интернет — то, с чего ты начал, то некоторые эксперты и я с ними согласна, говорят уже, что отрасль зрелая и она состоялась. В этом году было несколько очень громких инвестиционных сделок практически раунда B. Исчисляемых девятизначными цифрами долларовыми и на десятки миллионов долларов были входы и выходы инвесторов. Поэтому вроде бы здесь отрасль зрелая. Инженерия, робототехника, биомед — все эти кластеры, которые требуют очень долгой и сложной научной проработки и долгого лицензирования — они находились все это время в тени и загоне, но в этом году Российская венчурная компания (РВК) провело огромный акселератор для этих проектов, который дал свои весьма позитивные результаты. И будем смотреть, что будет в следующем. Я работала там в качестве маркетолога и практиически 160 команд, которые я там видела, были очень позитивно взбудоражены и радостно настроены по поводу того, что в последние примерно три года ситуация для них начала меняться кардинальным образом. И это вопрос не в том, «полетело или не полетело» Сколково. А в том, что у них появились контракты, у них появились клиенты, у них облегчилось в законодательной сфере лицензирование определенных вещей и так далее. То есть, может быть, здесь у нас есть шансы. Более того, у нас есть там изобретения, но они негромкие.

ПЕРЕСЕДОВ: Хорошо. Почти убедила. Спасибо. С нами на связи была Наталья Мушкарева, эксперт по маркетингу и PR.

Я не смог отказать себе в удовольствии и интересе пообщаться с человеком, который продолжает инвестировать в стартапы в этих сложных условиях. С нами на связи Олег Евсеенков, бизнес-ангел. Олег, здравствуйте. Вы нас слышите?

ЕВСЕЕНКОВ: Да, добрый день!

ПЕРЕСЕДОВ: Я правильно сказал? Вы действительно продолжаете инвестировать в новые разработки вот сейчас, когда все пытаются сохранить свои деньги и запрятать их как можно глубже?

ЕВСЕЕНКОВ: Естественно продолжаю. На самом деле, сейчас самое подходящее время для инвестирования.

ПЕРЕСЕДОВ: О каком порядке суммы все таки идет речь?

ЕВСЕЕНКОВ: Если мы говорим про бизнес-ангельские инвестиции, то это стандартный размер для этого вида инвестиций.

ПЕРЕСЕДОВ: Это…?

ЕВСЕЕНКОВ: Ну в каждой сделке бывает свой лимит. Как правило, это от 50 до 100 тыс. долларов.

ПЕРЕСЕДОВ: Хорошо. И во что вы в последнее инвестировали? Просто чтобы понимать, куда ветер дует.

ЕВСЕЕНКОВ: Последняя моя инвестиция была связана с сферой услуг и одновременно сферой IT. Это технология по, с одной стороны онлайн-записи для клиентов различных автосалонов, а с другой стороны система управления связями с клиентами, которая позволяет обеспечивать взаимодействие между администраторами, владельцами салонов и клиентами. Обеспечивать им наибольшее удобство в формировании индивидуальных предложений, формировании взаимосвязей, формировании доверия.

ПЕРЕСЕДОВ: Слушайте, я просто слышу вздох удивления наших слушателей — «как на это все тратить деньги»? И на что вы вообще надеетесь, как вы хотите на этом заработать?

ЕВСЕЕНКОВ: Очень просто. В любые времена люди хотят есть, быть здоровыми и красивыми. И в любые времена люди хотят комфорта и удобства. Соответственно, наше целостное предложение компании ActiRec, а собственно говоря, так называется этот проект — ActiveRecords — «Активные записи» и состоит в том, что мы позволяем людям получить удобство и комфорт. Соответствено, за удобство и комфорт люди готовы платить деньги в любые времена.

ПЕРЕСЕДОВ: То есть, вы считаете, что в нынешних условиях есть надежда не только у начавших реализовываться стартапов сохранить свое движение, но и стартовать новичкам?

ЕВСЕЕНКОВ: Безусловно. Конечно, во времена кризиса выходят на первый план стартапы, которые позволяют людям больше экономить, но и удобство всегда остается в цене.

ПЕРЕСЕДОВ: Спасибо большое. С нами на связи был Олег Евсеенков, бизнес-ангел.

Что же, поговорим дальше о науке. Хочется под конец о хорошем поговорить -не только же по доллару плакать. Сегодня на пресс-конференции в ТАСС руководитель Федерального Агентства Научных Организаций (ФАНО), которое распределяет средства в российской науке — Михаил Котюков, заявил, что в предстоящем, 2015 году, ФАНО удастся получить дополнительные средства и избежать сокращений расходов на науку, несмотря на проблемы российской экономики. Так, на 2015 год бюджет этой организации утвержден в размере, внимание, 92,9 млрд рублей. Собственно говоря, чиновник рассказал, что эта организация продолжит в 2015 году работу по информатизации, развитию кадрового потенциала науки, повышению эффективности координации исследований и разработок, а также вовлеченности наших организаций в инновационный процесс. С нами на связи Ивар Максутов, главный редактор издательского дома «ПостНаука». Ивар, нас слышно?

МАКСУТОВ: Да, Илья. Привет!

ПЕРЕСЕДОВ: Вот чиновники обещают нам, что 93 млрд будет потрачено на российскую науку в следующем году. Вот если подводить итоги года-2014 научного, то на что в лучшем случае могут пойти эти деньги?

МАКСУТОВ: Это сложный вопрос. Одно дело научные итоги года.

ПЕРЕСЕДОВ: Ладно, про чиновников мы услышим. Давай, ты нам расскажешь, про то, как наука большая заканчивает этот год, чтобы мы, соответственно, понимали, куда движется.

МАКСУТОВ: Большая наука — тут, в целом, ничего не меняется на протяжении нескольких десятков лет. Значит, что хорошего происходит. Довольно активно осваиваем космос. Или, по крайней мере возвращаемся к космосу.И миссия «Розетта», которая привлекла внимание, в основном, общественности рубашкой одного из руководителей этой миссии, всякими этими сексистскими размышлениями о том, можно такую рубашку одевать или нет. На самом деле, это большое достижение. Мы высадили на комету некий агрегат, который в состоянии ее изучать. Это серьезное достижение. Довольно много можно сделать и в этой области не только государство активно участвует, но и частные предприниматели, какие-то венчурные компании, знаменитый Элон Маск и его SpaceX. И, в общем-то, мы как то возвращаемся к теме космоса, которая в 90-е или даже 80-е казалось уже потухла.

ПЕРЕСЕДОВ: Но мы — это в смысле мировое сообщество.

МАКСУТОВ: Человечество.

ПЕРЕСЕДОВ: А Россия к этой истории никак не причастна была, кроме того, что мы в свое время эту комету открыли и она называется Чурюмова-Герасименко?

МАКСУТОВ: Не совсем так. Там. на самом деле, есть работы, которые делались в Питерском политехническом университете. Математиков, которые обсчитывали всю эту комету. Чтобы высадиться на эту комету, надо знать, как она движется, что там внутри происходит. Какая там атмосфера.

ПЕРЕСЕДОВ: Прекрасно — космос. Что еще?

МАКСУТОВ: Все что главное происходит сегодня в науке — это, конечно, биомедицинские исследования. Довольно много тем, связанных с созданием новых органов из стволовых клеток. То есть, мы там первые в этом году много экспериментов было с выращиванием сетчатки глаза, трахеи и еще каких-то элементов. Мы пока не умеем выращивать трехмерные какие-то сложные структуры типа сердца. Мы — как человечество. Но при этом в России есть целый ряд институтов, которые непосредственно этим занимаются. Вот трахея была впервые в России пересажена с использованием стволовых клеток. Там, правда, есть разные споры, насколько честно-нечестно. Но, так или иначе, эти новые органы — это очень важное направление. Мы научились редактировать геном. Вообще, с геномикой связано несколько прорывных открытий, которые произошли буквально за последние несколько месяцев.

ПЕРЕСЕДОВ: Вот у меня сразу тогда абсолютно обывательский вопрос — когда же молодые родители смогут начать программировать внешний вид своих детей. Начиная от их внешности, заканчивая перепонками, жабрами и так далее.

МАКСУТОВ: То есть мы уже понимаем, как редактировать геном довольно быстро. Но там есть много существенных ограничений на клинические испытания. Но та технология, которая возникла за последние несколько лет, она конечно сулит много революционных изменений. Но предсказать трудно — на это может уйти десятки лет, а может пять или десять. Но здесь в первую очередь проблема, что многие инновационные вещи, которые в биомедицинской отрасли возникают, они не так быстро доходят до реальных пациентов. Вот, в биомедицинской отрасли много вещей связанных с геном, с тем, что мы сегодня знаем о человеке, о его болезнях, предрасположенностях. Хотя пока мы, как человечество, не так хорошо можем читать эти геномы, хотя есть возможность читать ДНК, можем предположить закономерности. Но пока не можем сказать уверенно — что вот этот ген отвечает именно за это, за эту болезнь. Мы можем на основании медицинской статистики говорить, что есть вероятность, склонность к тому или иному типу заболевания и за этим нужно следить более внимательно.

ПЕРЕСЕДОВ: У нас полторы минуты. Вот последний вопрос у меня. Много разговоров было об адронном коллайдере. Он оправдал себя и как то используется сейчас и ждать ли от него каких-то новостей?

МАКСУТОВ: Да, он используется. Он будет перезапущен. Это третья большая часть элементарных частиц. Там очень много сегодня открытий. В этом году были, собственно, обнаружены тетракварки. Такая довольно экзотическая частица. Собственно, исследования, которые были проведены — это собственно бозон Хиггса. Оно было окончательно обсчитано только в этом году. То есть, были подтверждены именно те свойства, которые были предсказаны Питером Хиггсом и его коллегами больше полувека назад. Вот они были все подсчитаны и действительно та частица, которую обнаружили в 2012 году, — это действительно бозон Хиггса. То есть, от адронного коллайдера действительно стоит ждать много каких-то интересных историй, но не в следующем году. Все таки это процесс, который занимает много времени. Но физика частиц много нам дает интересных сведений.

ПЕРЕСЕДОВ: В двух словах, если как-то охарактеризовать состояние нынешней российской науки и стоит ли нам ждать, что как то Россия заявит себя в обозначенных тобой интересных процессах?

МАКСУТОВ: Честно говоря, порадовать тут особенно пока нечем. Тем более, что кризис, боюсь, в первую очередь ударит именно по этой сфере. Те процессы, которые идут, ничего радужного нам не сулят, к сожалению. Сокращения, трудно входит наука в рыночные условия, рыночные механизмы принимает, грантовые и так далее. Есть довольно хорошая программа 5-100, которая позволяет 13 вузам развиваться, которые входят в эту программу. Есть несколько интересных проектов, которые возникли сравнительно недавно. Это технополис в Казани и Сколковский институт науки и технологии. Но пока все они находятся в таком довольно зачаточном состоянии.

ПЕРЕСЕДОВ: Спасибо большое. С нами на связи был Ивар Максутов, главный редактор главный редактор издательского дома «ПостНаука».

Что же, я прощаюсь с вами в этом году. Желаю вам счастливого Нового года. Желаю поменьше смотреть телевизор и помнить о том, что мы живем в прекрасном и восхитительном волшебном мире, тайны которого нам открывает в том числе и наука. Поэтому любите друг друга, дружите, не придавайте слишком большого значения политике и экономике, а вот лучше смотрите по сторонам и изучайте Вселенную, в которой мы находимся или следите за теми людьми, которые это делают. Это был Илья Переседов. Удачи всем. С Новым годом!

Categories
Илья Переседов

Добавить комментарий