Х

Храбрость Леси или Без лести пропавшие

Каюсь, сам бы я ни за что не заметил Лесю Рябцеву, как не обращаю внимание на сезонные предложения в Мак Дональдсе. Не потому, что они плохие – вовсе не обязательно. Просто, будучи консервативным потребителем, я слишком постоянен и нетороплив, чтобы вестись на предложения, выпущенные на злобу дня. Обычно маркетологи выбрасывают их на рынок, чтобы оперативно подправить дела своих корпораций. Какая-нибудь Пита Грик должна продержаться в меню, минимум, три сезона, чтобы я её попробовал.

То, что Леся Рябцева – аналог сезонного предложения: рекламный продукт, непривычный для меню Эха – мне было понятно сразу. Ну было и было. Мы редко придаём значение очевидным вещам. Но за эту неделю в разных компаниях мне трижды предложили обсудить скандалы, связанные с именем этой ведущей. Так я узнал об ажиотаже вокруг Леси и решил обобщить на одной странице всё, сказанное про неё мною.

Тезис 1: Леся Рябцева – продукт, созданный Алексеем Венедиктовым

Всё, что звучит в эфире «Эха Москвы», появляется там по инициативе и с согласия главного редактора. Только так и никак иначе. Скандал с попыткой акционеров отстранить от эфира Плющева убедительно это доказал.

Тезис 2: Венедиктов бизнесмен

Именно способность «Эха Москвы» быть прибыльным бизнесом Венедиктов всегда выставляет своим главным достижением и талантом. Он постоянно подчеркивает, что редакция не является рупором никакой идеологии и соответствовать должна лишь двум критериям: профессионализму и навыку отвечать интересам аудитории.

Тезис 3: Бизнесмен Венедиктов ради выживания готов поступиться многим, в том числе этическими принципами

Больше пяти лет утренние эфиры Эха отдаются под программы, рекламирующие БАДы и медицинские приборы более чем сомнительного качества: http://lleo.me/dnevnik/2014/08/16.html
Просвещенная общественность предпочитает этого не замечать, но факт остаётся фактом – Эхо помогает наживаться на невежестве и доверчивости пенсионеров. Попросту говоря, их использует.
Венедиктов утверждает, что не вмешивается в работу рекламного отдела (примерно так же, как в работу Леси). Очень удобная и, главное, прибыльная позиция.

Тезис 4: Дела у Эха идут не очень

Эхо постоянно балансирует на грани закрытия, все это отлично знают. Игра на таких ожиданиях слушателей много лет является основой маркетинговой стратегии радиостанции. Однако не так давно в адрес Эха стали звучать новые критические аргументы: высказал их впервые, кажется, Лесин на встрече редакции. Суть их сводится к тому, что Эхо – не такой уж и успешный и прибыльный проект, каким привык казаться. Существующие на нём форматы и герои мало интересны молодежи и наиболее платежеспособной части аудитории. Стало понятно, что, если Венедиктова и будут смещать с поста главного редактора радиостанции, то с резолюцией, что он руководит станцией, интересной лишь политически озабоченным пенсионерам и бюджетникам-интеллигентам.

Тезис 5: Для сохранения бизнеса Венедиктов стремится использовать возможности современных медиа

Алексей Алексеевич – талантливый и очень активный менеджер. Он без устали осваивает новые фокусы и трюки. Сайт Эха Москвы – уже давно самостоятельное СМИ, наравне с эфирным вещанием, твиттер главреда – полноценный канал сбора и генерации траффика, плюс игры с телевидением, плюс журнал «Дилетант»…

Так что при всем консерватизме аудитории, которая по умолчанию ассоциируется с «Эхом», радиостанция регулярно демонстрирует готовность меняться, следуя за модными трендами

Тезис 6: Леся Рябцева – главное медийное событие Эха последнего сезона

Последнее, что нужно уточнить, прежде чем переходить к выводам: Леся Рябцева – главное медийное событие последнего сезона работы Эха. На всех фронтах: в эфире, на сайте, в Твиттере, в Фэйсбуке, в оффлайновой жизни.

Это не какая-то погрешность, затесавшаяся в эфир по недосмотру главреда или по причине его старческой сентиментальности, не дань и не откуп, которые Венедиктов платит кому-то. Это главный медийный продукт, который Эхо предлагает своим слушателям в этом сезоне. Горячее предложение сезонного меню.

Посмотрим, как оно работает.

Перечисленное выше наглядно показывает: нет смысла задаваться вопросом, хорошая или плохая Леся Рябцева. Нужно спрашивать: с какой целью Венедиктов раскручивает этот проект?

Причин, как мне кажется, три:
1. Леся даёт трафик
С её приходом жизнь радиостанции приобрела черты реалити-шоу – своеобразного Дома 2. За которым интересно наблюдать. Шендерович сколько угодно может кичиться статусом «известного литератора», но мало кому интересно слушать, как он в миллионный раз подряд уныло и предсказуемо будет ругать Путина. Наблюдаться за тем, как Шендерович дерется с блондинкой в ванной, наполненной спагетти с томатным соусом – куда как интереснее

2. Леся – чистильщик
Перед Венедиктовым стоит задача радикально обновить форматы вещания Эха. А для этого надо что-то делать со старой гвардией, которая там обосновалась. Вариантов два: либо разгонять, либо заставлять их учиться играть новые роли по новым правилам. В первую очередь – лишить пространства комфорта. Именно этим Леся и занимается.

Нет оснований думать, что Венедиктов относится к своим ветеранам эфира менее прагматично, чем к слушателям-пенсионерам – они должны приносить доход. Если Леся победит Шендеровича и он однажды откажется выходить с ней на татами, на заклание Рябцевой приведут другого старца. А потом следующего… На спарринг Рябцева – Ларина или Рябцева – Латынина, мне кажется, официально будут собирать ставки.

Не думаю, что по Лесе можно судить о форматах будущего Эха, она лишь создаёт условие, чтобы они появились. Выполняет роль чистильщика.

3. Леся – окно Овертона
Своим нарочитым невежеством, наивными вопросами о святом и очевидном, готовности быть любезной тем и этим Леся выполняет функцию пресловутого окна Овертона – создаёт условие для появления в вещании Эха тех людей и тех тем, которые раньше невозможно было себе представить

Кто это будет – видеоблогеры с ютуба, нацики-иллюзионисты – Гиркин с Просвирниным, модные стервы-феминистки – сложно предсказать.

Лера выпиливает окно с широким прицелом. А если что-то пойдет не так, её просто сменят на другой сезонный продукт: «Пита Грик» уступит место «Русским неделям».

P.S. В своей книге «История успеха» основатель компании «Макдональдс» Рэй Крок рассказывает, как в меню сети появился рыбный бутерброд «Филе о’Фиш». В 60-х компания открыла свои рестораны в крупном городе, населенном католиками. Те постились по пятницам и в этот день не ели мяса и, соответственно, не ходили в «Макдональдс». Чтобы угодить публике корпорация ввела рыбный бутерброд в свой рацион сначала в этом городе, а потом и во всем мире. Так что иногда сезонные или временные рекламные предложения становятся постоянными.

Categories
Илья Переседов

Добавить комментарий