В

В России слишком велика плата за ошибки в инновациях

В России у Стива Джобса не было бы шансов — слишком высока стоимость ресурсов и ошибок, без которых невозможны инновации. Руководитель проектно-экспертного отдела НКО «Региональный фонд социально-экономического развития «Туган Иль» (местный офис «Татарстан-2030») Владимир Грицких считает, что нам надо создавать стабильную среду для развития, не забывая о преимуществах конкуренции

Давайте поговорим о региональном развитии в контексте долгосрочного прогнозирования. Если смотреть из Москвы, может показаться, что глобальные цели в России ставит только управленческий центр. А регионы занимаются решением оперативных задач и ни на что больше не претендуют. Так ли это?

Это не совсем так. Во-первых, никаких ясных программных решений по модернизации России, которые федеральный центр предлагал бы регионам, сейчас нет. Обсуждаются разные варианты. В этих условиях наиболее активные регионы ощущают потребность начать разрабатывать собственные планы развития.

Конечно, теоретически когда-то потом эти планы могут вступить в какое-то противоречие с политикой стратегического развития страны, которая будет объявлена Москвой. Но если и так, то при наличии опыта самостоятельной работы в этот момент власти на местах смогут их скорректировать и быстро переориентироваться на новые цели.

При реализации стратегий важны не столько общие цели и совпадение образов картин будущего, сколько навык согласовывать общие действия и учитывать мнения и интересы всех участников процесса. Именно этому сейчас активно учатся регионы, нацеленные на внутреннюю модернизацию. Например, Татарстан.

Как Татарстан реализует политику самостоятельного развития?

В 2015 году у нас была утверждена «Стратегия социально-экономического развития Республики Татарстан до 2030 года». Это стало поворотным событием в жизни республики.

Никаких ясных программных решений по модернизации России, которые федеральный центр предлагал бы регионам, сейчас нет. Обсуждаются разные варианты. В этих условиях наиболее активные регионы ощущают потребность начать разрабатывать собственные планы развития

В постсоветское время мы привыкли видеть, как руководители регионов живут в режиме угадывания пожеланий федерального центра: что бы такое сейчас сделать, чтобы центр в ответ сказал «правильной дорогой идете, товарищи».

Сейчас Татарстан реализует четкую стратегию развития, которая ориентируется на два уровня: внутренние и внешние рынки.  Мы пытаемся конкурировать с регионами внутри России и в тоже время ориентируемся на примеры стран и регионов, которые успешно заявили о себе в глобальной мировой экономике.

И с кем из них себя ассоциирует Татарстан?

Главная цель стратегии, которую определил для себя Татарстан — это войти в число глобальных регионов-лидеров роста. Это не значит, что мы хотим стать копией Сингапура. Мы говорим, что темпы изменений, происходящих в Татарстане, могут быть сопоставимы с темпами изменений в Сингапуре.

Можно было бы ограничить задачу — наладить производство чего-то только для внутреннего потребления, но это высокий риск. Только когда мы находим продукт, который сможем продвигать на глобальных рынках, мы на самом деле начинаем вступать в глобальную конкуренцию. Потому что здесь мы претендуем на внешние инвестиции и совершенствуем институциональные правила, начинаем выстраивать внутренний экономический климат так, чтобы соотносить себя с ними.

Кто, кроме Сингапура, выступает для вас образцом для подражания?

В последнее время Татарстан всё больше тяготеет к «азиатским тиграм» — Южной Корее, Сингапуру, Малайзии и Тайваню. Эти экономики быстро стартовали, при том что их уровень жизни в тот момент был очень низкий. Они добились значительных изменений за короткий период времени. И, надо признать, мы похожи на них своей управленческой культурой: у нас, как и там, исторически достаточно высок авторитаризм и роль административных рычагов в реализации решений. Это не помешало им развиваться, надеюсь, поможет и нам.

Расскажите подробнее о программе «Татарстан 2030».

Стратегия республики была принята как закон в 2015 году, а начали мы над ней работать в 2012. Таким образом, в нашем распоряжении был достаточно большой срок для подготовки стратегии. На мой взгляд, за это надо сказать отдельное спасибо руководству региона. В итоге всё делалось не впопыхах, нам удалось привлечь к работе хороших экспертов и стопроцентно выполнить полевую работу: объехать и изучить все районы республики.

Сейчас уже можно говорить о каких-то результатах?

Есть три ключевые идеи, которые обозначены как цели развития и которые сейчас активно реализуются.

Главная цель стратегии, которую определил для себя Татарстан — это войти в число глобальных регионов-лидеров роста

Первое: мы начали конкурировать за человеческий капитал.

Мы понимаем, что для инноваций главное – люди. А что важно для людей? Место жительства, пространство в котором, они живут, возможность для их детей иметь стабильное будущее. Поэтому в республике большое внимание стало уделяться системе образования: дошкольного, школьного и вузовского.

Второй момент: создается новая комфортная среда жизни. У нас стартовали большие проекты, связанные с парками и скверами, когда людям возвращают удобство городской среды.

Третий момент касается экономики. Мы называем это кластерной активацией. Работая над стратегией, мы обнаружили интересную вещь, важность которой нам удалось донести до президента. В наследство от советской эпохи Татарстану достались крупные промышленные предприятия – Камаз, Нижнекамскнефтехим, Татнефть. Они играют важную роль в нынешней экономике региона. И была необходимо было мотивировать эти предприятия включать в свои производства инновационные процессы так, чтобы начать формировать вокруг себя среду, в которую будут интегрированы местные вузы, а также местные малые и средние предприятия.

Например, Камаз объявил о запуске проекта разработки беспилотного автомобиля, в ответ республика запланировала строительство первой роботизированной дороги Казань — Челны. Такие проекты, казалось бы, немного фантастические, но над ними уже работают.

В сфере образования что-то уже удается менять к лучшему?

В образовании есть серьезная проблема: вузы, которые должны быть основными драйверами регионального развития, модернизации и роста региональной экономики, сегодня не всегда выполняют эти задачи, поскольку имеют федеральное подчинение. Со стороны региона возможности влияния на политику Вузов, на формирование ими региональной инновационной среды ограничено.

Международный опыт показывает что, как правило, успех регионов лидеров базируется на их взаимодействии.  Они должны стать теми стартерами, куда мы вставляем ключ и заводим. Сейчас пока этот ключ в руках федеральных чиновников.

Какие-то системные проблемы, которые препятствуют региональному развитию, уже удалось выделить?

Системная проблема одна. Сегодня отсутствует механизм мотивации губернаторов на активизацию процессов регионального развития. Потому что это значительно увеличивает для них объем повседневной работы и не приносит никаких отчетливых бонусов. Например, Москва может сказать: «мы оставим вам 1-2% какого-нибудь налога или доходов бюджета, если вы научитесь делать то-то», или на определенный срок зафиксировать размер отчислений. Тогда у региональных руководителей будет  мотивация этого добиться, поскольку у них появиться дополнительный ресурс решать первоочередные социальные задачи. Сейчас получается так, что регион производит дополнительный продукт, а федеральный центр его забирает.

В образовании есть серьезная проблема: вузы, которые должны быть основными драйверами регионального развития, модернизации и роста региональной экономики, сегодня не всегда выполняют эти задачи, поскольку имеют федеральное подчинение

Возвращаясь к началу разговора, какой горизонт планирования регионального развития реален сегодня в этих условиях?

Мы обозначили для себя 2035 год. Но это достаточно условная вещь. Важно было показать через этот документ, через стратегию, некий вектор развития. Это — глобальная конкуренция. Когда мы понимаем это, сроки становятся вторичным фактором.

То есть вам здесь кажется более важным формирование некой стабильной среды?

Конечно. Культуры устойчивого развития и существования в условиях непрерывной конкуренции.

Что может помочь её быстрому формированию на уровне локального управления?

В нашей стране очень высока плата за ошибки. Это связано в первую очередь со стоимостью ресурсов, которые привлекаются в виде капиталовложений и инвестиций на стадии запуска. Она несоизмеримо выше по сравнению с американскими или другими моделями, где вы можете получить грант на три миллиона долларов, у вас ничего не получится, но факт получения вами гранта и одной ошибки ничего в вашей жизни не решает. Вы просто идёте за следующим грантом для нового проекта.

У нас, если вы ошиблись — система вас отбраковывает. Наша система отбраковала бы и Стива Джобса на стадии запуска им своих проектов и он никогда бы никаких компьютеров здесь не собрал. Поэтому, когда мы сегодня обсуждаем «инновационную культуру», выступаем за повышение степени лояльности к ошибкам.

Беседовал Илья Переседов


Грицких Владимир Иванович

Родился 01.08.1952 г.

Образование: Казанский государственный университет им.В.И.Ульянова-Ленина, 1974г., физик-бионик.

Руководитель проектно-экспертного отдела НКО «Региональный фонд социально-экономического развития «Туган Иль» (Местный офис «Татарстан-2030»).

Осуществлял общее руководство подготовкой и реализацией проектов регионального и городского развития, в том числе с участием средств международных финансовых организаций (Всемирный банк и Европейский банк реконструкции и развития – Жилищный проект («Инженерная подготовка квартала «Б»), проект «Городское теплоснабжение», «Усовершенствование муниципальной инфраструктуры и услуг водоотведения и водоснабжения города Казани», «Диагностика системы высшего образования г.Казани», «Повышение инвестиционной привлекательности г. Казани», «Разработка стратегии социально-экономического развития г. Казани до 2015 года», «Разработка стратегии социально-экономического развития Республики Татарстан на период до 2030 года».

Местный офис под руководством Владимира Грицких выполняет функции координации, планирования, анализа, мониторинга и контроля за ходом реализации проектов.

Депутат Государственного Совета Республики Татарстан IV созыва (2009-2014 гг.)

interrobang