И.ПЕРЕСЕДОВ: Добрый вечер. 20:03 в Москве. И программа «Без вопросов» начинает свою работу. В студии «Русской службы новостей» Эдуард Лимонов. Здравствуйте, Эдуард Вениаминович.

Э.ЛИМОНОВ: Добрый вечер.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Я, его собеседник Илья Переседов. Ну что, Эдуард Вениаминович, после пресс-конференции Владимира Путина как-то ваш военный пыл как-то поутих по поводу Крыма?

Э.ЛИМОНОВ: Почему? Нет. Я думаю, что изначально Владимир Владимирович хотел бы ограничиться Крымом. То есть, помочь Крыму обрести то ли независимость, то ли ещё какую-то форму государственного существования. Но мне кажется, что в данном случае президент не принимает во внимание безбашенный Майдан. То есть, Крыму не дадут спокойно так вот перейти. Я надеюсь, вообще, что будет спокойно, и дай Бог, чтобы не было трупов, крови. Но практика доказывает, что это вряд ли возможно, скорее, невозможно. То есть, будет какое-то нападение, скорее всего, очень странное и извращённое нападение, как обычно с этими ребятами на Майдане, со всеми этими Тягнибоками, Ярошами. И, к сожалению, Россию, всё-таки, дальше втянут во всё это. Вот хотим мы или нет, нам придётся защищать людей. Я не говорю теперь уже русских людей, потому что, видите, присоединяется всё большее количество городов. В Одессе были бунты, в Харькове, в Николаеве, в Донецке, в Луганске. Вы знаете лучше меня, вы сидите на новостях. И, конечно, обстановка постоянно меняется, она такая волотильная. Вот сегодня из Харькова приходят, на мой взгляд, отрицательные вести. Вчера приходили положительные. Но тем не менее, не дадут спокойно ограничиться вот этой поддержкой Крыма. Будет обязательно эскалация ситуации. И, на мой взгляд, всё равно не миновать вот этой федерации восточных и южных областей Украины, включая Крым.

И.ПЕРЕСЕДОВ: А давайте сверим часы по Лимонову. Потому что, мы, действительно, сидим в непрерывном информационном потоке, через нас проходит всё, через наших слушателей тоже много. А вот, всё-таки, вы такую ясность внесите, что принципиально важного на ваш взгляд за последние дни происходило?

Э.ЛИМОНОВ: Сверьте по мне часы, тем более, что я последние годы очень часто не ошибаюсь. Я не говорю, что совсем не ошибаюсь, но я очень часто не ошибаюсь.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Вот видение ситуации.

Э.ЛИМОНОВ: Заметьте, я эту теорию двух Украин я ещё в ноябре её высказывал в «Известиях». В ноябре, когда, я полагаю, большинству наших соотечественников казалось бредом. Я говорил, что Украина обязательно разделится, потому что она всегда была разделена на две как минимум Украины и не миновать раскола и разгрома вот в этой ситуации, когда безумные люди с сельскохозяйственных регионов взяли и стали долбить эту украинскую государственность несчастную. И вот она разделилась. Поэтому, давайте, верьте мне. Я вот что продолжаю предсказывать. Во-первых, начнём с того, что в Украине объявили мобилизацию. Дезинформация идёт огромным потоком. Якобы там очереди в военкоматах. А с другой стороны, журналисты с мест говорят, что там никого нет. Более того, я предрекаю, что просто сотни тысяч военнообязанных ломанутся в Россию, это точно. Потому что не настолько очевидно. Не из западных областей – там найдутся добровольцы. Из восточной, с левобережья, все, кто потрусливей, те сбегут, а кто похрабрее, конечно же, присоединятся к этому движению, этой такой революции, назовём её русской революцией, хотя, конечно, речь идёт не только о русских, но и обо всех, кто там живёт и чувствует своё отвращение Западом. Вот как скорее обозначим. Я думаю, что не миновать, будет две Украины. Она опасаются себе западенцы отстоять название Украины, хотя им более пристало бы какой-нибудь Закарпатье или что там, Прикарпатье. Вот это будет, поверьте моему слову.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Давайте постараемся, построить, может быть, пошагово этот сценарий. Итак, не удастся смириться Киеву – украинскому центру — с автономией Крыма, которую они могут потребовать для себя в ближайшее время.

Э.ЛИМОНОВ: Просто там есть элементы, те, которые хотели бы смириться с чем-то, с наименьшими потерями, конечно. И есть элементы, которые ни с чем не хотят смириться. Это как раз те, кто захватил, собственно, власть, вынудил Януковича убежать. Вот они не смирятся. И среди них ребята во всех смыслах извращённые. То есть, этот народ типа тех ливийских повстанцев, которые, помните, захватили, убили Каддафи, такая бойница кровавая и пассионарная, мощная. Они попрут на Крым, да.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Но всё-таки, когда, если на Крым пойдёт орда неуправляемая какого-нибудь неуправляемого сектора – это одно. А если в Крым пойдёт неуправляемая орда, крышуемая, как в случае с Ливией, поддержкой молчаливой или активной поддержкой западного сообщества – это другое. Если всё-таки, нынешнему правительству удастся подтвердить свою легитимность в глазах собственных сограждан и у них будет какая-то заметная часть армии, и если они эту армию решатся использовать – это немножко третий сценарий. Какой из них вам кажется наиболее вероятным?

Э.ЛИМОНОВ: Начнём с того, что мне кажется, Владимир Владимирович Путин не хочет очень сильно увязнуть в этой истории. Сегодня, слушая то, что он говорит, я понял, что он, моё мнение, он этого не сказал, что он хочет ограничиться Крымом. Я уже сказал, что ему не даст противная сторона ограничиться.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Но вы же говорите, и Крым они полезут всё равно.

Э.ЛИМОНОВ: Полезут, конечно.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Кем они полезут?

Э.ЛИМОНОВ: Это может быть как угодно. Когда-то говорил от себя, нёс отсебятину и говорил, что могут бомбить, например, Севастополь, Симферополь. Запросто, ничего не стоит. Несколько самолётов, и, пожалуйста. Попытки могут быть сделаны. Вторые – под каким-то прикрытием, под видом проникает группа боевиков-диверсантов и начинает палить во все стороны. Конечно, это будет чревато потерями. Как только будут потери, уже и российская сторона и сторона, условно называют её сейчас крымской, не могут сидеть сложа руки. Безусловно, будет ответный огонь. Сегодня Путин очень-очень много раз упомянул о том, что потерь не было до сих пор. Действительно, не было. Но они будут. Простите, я не плохой вестник, а просто говорю как человек, который в войнах участвовал и знаю, что это будет.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Эдуард Вениаминович, вы перед паузой упомянули о том, что у вас был опыт присутствия на каких-то войнах. И, соответственно, вы вынесли оттуда некий опыт. Расскажите об этом. Мне кажется, это очень интересно, особенно в контексте тех пророчеств, о которых вы говорите.

Э.ЛИМОНОВ: Во-первых, поражает та быстрота изменения ситуации всегда. Я помню, я вернулся с первой своей сербской войны в Белград. Это был январь 92-го года. И в это время – я несколько месяцев там провёл на фронте – мне стали говорить друзья мои сербские: «Езжай, отдохни, что ты будешь сидеть в Белграде. Езжай в Сараево, например». Я говорю: «А что, там нет войны?» «Да какая война в Сараево», — меня стали убеждать. Там все такие ленивые. Там даже собаки ленятся, когда на них солнце падает, они ленятся перейти в тень. И знаете, январь. А уже в начале апреля там уже был расстрел, провокация, якобы расстрел мирной демонстрации. И потом стали месить и мочить друг друга. Уже буквально, несколько месяцев прошло, была жуткая война. И нам всегда говорят, что люди дружат сербы с хорватами, сербы с мусульманами, много смешанных семейств. И всё это полетело к чертовой матери. В таких ситуациях, моментах напряжения народных коллективов таких вот, они меняются всё время. Вот я смотрю за ситуацией в левобережной Украине, в Одессе, Харькове и говорю себе, конечно, этим ребятам надо там избавиться от старых элит. Нужно обязательно погнать поганой метлой всех губернаторов и мэров, которые были, и избрать совершенно новую власть, иначе всё время так и будет. Будут сидеть на двух стульях. Они же выкормлены не Майданом, но той ещё украинской властью. И потому они все ненадёжны, и заботятся только о своём собственном благополучии. Первое условие победы – надо изгнать старые элиты. Гоните их, если меня слышат на Украине, то гоните их. Вот я просто призываю – это первое, что нужно сделать.

И.ПЕРЕСЕДОВ: А новые элиты у вас доверие вызывают? Сергей Аксёнов, например, избранный новый премьер Крыма?

Э.ЛИМОНОВ: Ну, вы знаете, я думаю, что для майдановцев он мертвец в отпуске. Ему приговор уже наверняка. Он взял на себя ответственность, выбрал лагерь. Он бросился грудью на амбразуру. Ему при случае победы Майдана, я имею в виду духа Майдана, всех этих Тягнибоков и Ярошей, его ожидает смерть, возможно, мучительная. Поэтому, он достоин доверия на данном этапе.

И.ПЕРЕСЕДОВ: А то, что там по интернетам ходят рассказы про его лихую молодость или лихую бизнес-юность?

Э.ЛИМОНОВ: Тем интереснее. Знаете, у Махно тоже была лихая юность, а как командир он оказался очень талантливым военачальником. А что вы хотите? Из «пятёрочников» что ли, выходят хорошие руководители восставших республик? Да нет, выходят как раз из «двоечников», из хулиганья, из, может быть, сидевших в тюрьме. Я серьёзно говорю, безо всякого эпатажа, а просто зная по опыту. Другой пример другой войны в Приднестровской республике. Я помню, мне местные руководители потом рассказывали из ментов: всех патриотов как ветром сдуло, когда румыны пришли в Бендеры, и на мосту кто защищал Приднестровье? Мы – менты и местный криминал, отстреливались до последнего. Вот, это так бывает. У меня нет данных ни об одном из руководителей. Я надеюсь, они все из приличных семей и ходили в музыкальную школу в детстве.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Там два персонажа, на самом деле – Алексей Чалый – который мэр Севастополя – про него говорят, что он такой патриотически настроенный бизнесмен. А вот Сергей Аксёнов тоже патриотически настроенный бизнесмен, но вот говорят, что с криминалом был завязан.

Э.ЛИМОНОВ: В данном случае, слава Богу, значит, у него есть опыт отпора, есть опыт удара, что сейчас очень необходимо. Я предлагаю не искать среди святых новую элиту. Из святых никого не поступит, нет. Ангелов с крыльями не надо. И учеников музыкальных школ тоже надо сразу забраковать.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Погрустнел я сразу, как выпускник музыкальной школы.

Э.ЛИМОНОВ: По вам не скажешь, вы уже перековались где-то.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Михаил, слушатель наш, спрашивает: «Когда это будет?». Имея в виду возможную эскалацию событий, видимо.

Э.ЛИМОНОВ: Слушайте, по-моему, каждый день это всё происходит. Я бегу сразу к нескольким источника информации, слушаю многочисленные радио, заглядываю в интернет, вообще стараюсь. По-моему, мы все находимся в постоянном таком сейчас кипении. Эскалация идёт, конечно. А что это? Разве не эскалация? Смотрите, ещё неделю назад, кажется, никакого правительства Крыма не существовало. Помните знаменитую битву между крымскими татарами и русскими у стен Верховного Совета Крыма? Я переживал страшно. Я думаю, ага, наших бьют. Татары более организованы. Опять-таки, ничего не имею против татар, а я имею в виду, что тут они выступили как такая реакционная сила, как такие ландскнехты Майдана в моих глазах. Поэтому когда на следующий день вдруг я узнал, что, наконец, появились спокойные, чёткие военные, до зубов вооруженные – вот это мне очень понравилось. Эскалация идёт всё время. Сегодня Путин говорил о том, что на нашу сторону перешли 22 тысячи человек украинских солдат. Отлично.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Мы продолжаем общение с Эдуардом Лимоновым. Даёт он такие очень тревожные пророчества.

Э.ЛИМОНОВ: Я реалистические даю пророчества.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Я могу хоть как-то поддержать наших слушателей?

Э.ЛИМОНОВ: Поддержать? Они что, в обморок падают направо и налево? Да нет. Как героини только в старых спектаклях раз, в обморок. Вы умеете падать в обморок?

И.ПЕРЕСЕДОВ: Я пока не учился. Но я чувствую, что ещё пару недель общения с вами, и.

Э.ЛИМОНОВ: Я никогда не упал в обморок и вообще мало себе представляю.

И.ПЕРЕСЕДОВ: А мы, всё-таки, мы, обыватели, за последние два дня привыкли думать, что акцент сместился с силового противостояния в сферу экономическую, что рухнул вчера рынок акций российских, а сегодня подрос. Сегодня мы сказали устами Владимира Путина, что нет, мы очень сдержанные люди. Распустили на места боевой службы боевые части с учений, а вот американцы злые, всё равно грозят нам какими-то санкциями экономическими. Вот чего пугает обывателя в моём лице. А вас нет?

Э.ЛИМОНОВ: Меня ничто не пугает. Но я был несколько разочарован, когда узнал, что отозвали воинские части с учений. Потому что это тоже метод давления на врага, на противников, на тех, кто не счастлив, что Россия существует. Вот на них метод давления. Надо было дольше проводить учения.

И.ПЕРЕСЕДОВ: А вот по поводу экономических этих всех коллапсов и воскрешений?

Э.ЛИМОНОВ: Я такой отдельный человек. Я отношусь очень отрицательно к так называемому вульгарному экономизму, когда все поступки человечества объясняются, что где-то дали больше денег, а здесь недоплатили. Это не так. Миром движут страсти больше, чем деньги. В этом я абсолютно уверен. И вот эти страсти заставляют людей и голодать, если надо, и переживать тяжелые, страшнейшие какие-то моменты истории ради вещей, которые, собственно, даже может быть, и невидимы. Ради свобод каких-то, ради национальной независимости и прочее. Поэтому я считаю, что на самом деле, не надо обещать людям плохую жизнь, но пусть они помнят, что какие-то стеснения обязательно возникают.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Скачки курса валют вас вообще не волнуют?

Э.ЛИМОНОВ: Меня волнуют, но я знаю как себя не полноценно чувствует Россия и народ русский после того, как мы перестали быть мировой державой на самом деле. Мы перестали. Сейчас выкарабкиваемся. И поэтому, вы знаете, я считаю, что большая часть русской неприязни, например, к Америке, основана на понятной мне ревности. Ходят с этими навороченными автоматами по иракской пустыне все эти америкосы. А мы исчезли, нас вроде нет. Это очень противно, очень отвратительно вот это национальное унижение. Мне отвратительно, что города северного Казахстана принадлежат Казахстану. Я считаю, что Уральск, где, собственно, пугачевское восстание началось — это наша национальная святыня. Может быть, такая же, как было Косово поле для сербов. А мы не сумели это отстоять. Я воспринимал это всё 20 лет назад и переживал, но сейчас мне кажется, наконец, весь народ стал переживать. Мы хотим победы, вот что я хочу сказать. И ради победы, может быть, мы всё равно подтянем ремни и будем жить. Ради успехов на этой мировой, планетарной сцене, где всё время дерутся, где всё время конфликты.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Вы надеетесь, что Крымом дело не ограничится?

Э.ЛИМОНОВ: Я надеюсь, что мой родной город Харьков станет.

И.ПЕРЕСЕДОВ: А Аляску тоже будем забирать? Нам сегодня один слушатель рекомендовал на Аляску обратить внимание.

Э.ЛИМОНОВ: Давайте не будем строить таких прямо дичайших планов. Давайте благодарить судьбу, что у нас появилась возможность отстоять Крым. Не для нас с вами. Это будет предметом национальной гордости, если мы доведём дело до конца, будем упрямы, стойки и жестоки тоже, то мы всё получим.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Хорошо. Я всё-таки, опять обращаю внимание, что на фоне этих наших действий были поставлены под сомнение большое число планов России на международной арене. G8 срывается.

Э.ЛИМОНОВ: Знаете, я считаю, что G8 – это говорильня. Я внимательно присматриваюсь ко всем этим G, ко всем этим слётам больших людей и считаю, что это просто такая форма развлечения, пьянка, скорее. Никогда, ничто, никакие важные решения я не могу вспомнить. Разве что Горбачев что-то отдавал на подобных встречах. Но нам ничего никогда не перепадало. Я не помню, что мы что-то дельное получили после этого.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Санкции экономические.

Э.ЛИМОНОВ: Слушайте, у нас прямо практически нет с Америкой. Сегодня они прекратили с нами военные какие-то там любые отношения. У нас нет с ними никаких военных отношений. Были однажды, по-моему, один раз манёвры, очень, скорее, такие игрушечные, маленькие. И вообще, это всё преувеличено. Что такое международные отношения? Да они разбиты вдребезги давным-давно. Международное право попрано. После того, как появился этот феномен правозащитных войн – это моя терминология, я считаю, что под предлогом правозащитных целей можно любую страну атаковать, разрыхлить её бомбами и отправить на тот свет сотни тысяч людей и всё это под аплодисменты всего мира. Правозащитные войны. Помните, крестоносцы приходили в чужую землю, всё это захватывали под предлогом, что тут живут иноверцы, и вот они, подлецы, захватили гроб Господень. Вот это также эти правозащитные войны столь же на самом деле, лукавы, коварны.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Я помню про крестоносцев, но я помню и другой парадокс. Сразу оговорюсь, не сторонник прямых исторических аналогий, но я помню, что жил да был Саддам Хусейн в своё время. Было государство Ирак, богатое нефтью, богатое своим своеобразием, плотно вписано в мировую экономику, и все беды Саддама начались с того момента, как он вторгся в Кувейт. Он тоже начал, как ему казалось, справедливую, в чем-то освободительную войну, а кончилось всё, мы видели.

Э.ЛИМОНОВ: Я подскажу вам такую историю. Более того, он был спровоцирован на это вторжение в Кувейт. Американский посол, по-моему, это была женщина, всё время убеждала в Ираке, убеждала, что Соединённые Штаты не будут предпринимать ничего, если он войдёт в Кувейт. Вторая поправка: Кувейт, там говорят на том же языке – это часть Ирака. Она была насильственно отторгнута в 20-е годы.

И.ПЕРЕСЕДОВ: О чём я и говорю, что очень похоже.

Э.ЛИМОНОВ: Да, очень похоже. Но не надо нас сравнивать с Ираком. У нас есть: а) ядерное оружие, что очень огромный фактор. Посмотрите на Северную Корею, которая просто шантажирует Соединённые Штаты. То ли у них есть ядерное оружие, то ли они только готовят. Но никто не решается сделать больно этому режиму. Потом, не сравнивайте нас с Ираком. У нас люди крайне серьёзные.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Тогда это будет третья мировая война.

Э.ЛИМОНОВ: Никакой третьей мировой войны не будет. Чего ради? Мы не начинали третью мировую войну из-за Ирака. Американцы, люди хотят жить. Ничего не будет. Даже рядом не лежало. Даже рядом не лежало. Опят большевиков есть великолепный. Не надо ничего насаждать. Когда Украина была не советская, советская власть тихо сидела за своей границей. Зато образовались вдруг Донецкая советская республика, образовалась Луганская. По-моему, много их было изнутри. В конце концов, Россия послала только одну бригаду на помощь, а так украинцы справились сами и никаких вопросов к ним не возникало. Сейчас здесь действовать нужно также. Нужно по воле украинского народа левобережья, по воле украинского народа Одесской области и т.д. и пошел.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Прервёмся на новости.

Э.ЛИМОНОВ: Опять на новости?

И.ПЕРЕСЕДОВ: Это «Русская служба новостей». Это программа «Без вопросов». Мы продолжаем. У нас в студии Эдуард Лимонов писатель. Я, его собеседник Илья Переседов. Обсуждаем перспективы развития ситуации на Украине. Я не могу иначе сказать, что прогноз писателя Лимонова весьма тревожный и пессимистичный.

Э.ЛИМОНОВ: Напротив, оптимистический. Я говорю, что всё будет наше.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Вы говорите, что будет война в том или ином виде.

Э.ЛИМОНОВ: Война не есть пессимистическое. Тем более, современные такие войны – это вам не Первая мировая, когда колотили из орудий под Верденом. Погибало 80 тысяч человек в сутки под Верденом с обеих сторон. Это была мясорубка. Современный войны довольно такие местные, во всяком случае. Я был на пяти войнах,и везде это было выносимо. Потом, войны всегда, заметьте, они что-то решают. Это как-бы решение проблемы. Это же не просто так решили все и бросились воевать. Это средство достичь какого-то решения, раз уже никакие аргументы не работают. Вы видели, какие аргументы могли работать против этих людей на евромайдане? Да никакие. Они хотели власти нагло просто, не имея на это никаких прав. Поскольку у них претензии были единственное, к существованию Януковича так такового. Но, извините меня, совсем недавно вся страна его выбрала. Все их претензии. Они ни другой идеологии требовали, ничего, только уберите.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Как быть с расколом в российском обществе по поводу вот этих событий? Нет же однозначного мнения?

Э.ЛИМОНОВ: Российское общество глобальное Я думаю, из 142 или сколько там, 143 миллионов.

И.ПЕРЕСЕДОВ: 146 сейчас, по-моему.

Э.ЛИМОНОВ: Ну, может быть. Но в любом случае, я думаю, что наши либералы исключительно. Это не равный раздел.

И.ПЕРЕСЕДОВ: 143,5.

Э.ЛИМОНОВ: Значит, допустим, 3,5 миллиона у нас найдётся людей, которые испытывают пацифистские, антивоенные какие-то импульсы. А глобально я уверен, что в этом вопросе страна практически единодушна. Заметьте, мы не воюем с мусульманской страной. Если бы это было, у нас бы поуменьшилось бы единства. А так, я думаю, полнейшее единство, без сомнений. Мы 23 года живём в унизительном для нас положении. Мы всё теряем, люди ждут победы. И сейчас они ликуют. Одновременно, мы, конечно, видим заблудших овец. В мэрию сегодня подано уведомление о том, что либералы организуют – некий Царьков, по-моему, подал уведомление – они организуют митинг и шествие где-то на Пушкинской, кажется, на 50 тысяч человек 15 марта. Я вообще сомневаюсь, что в нашей стране найдётся 50 тысяч как говорили во времена Солженицына, духовных власовцев, которые выйдут на такую демонстрацию. Я сомневаюсь, я думаю, что намного меньше будет вот таких предателей. Я расцениваю это очень сурово. Я считаю, что это недопустимо. Это ведь, знаете, не высказывание по поводу свободы собраний или чего-то. Речь идёт о совершенно позиции предательской, вражеской. То есть, на стороне врага выступать. Говорить, слушайте, не помогайте народу Крыма, не помогайте народу левобережной Украины, и смиритесь с захватом власти чуждыми элементами, подчиняющимися Западу. Это ни в какие ворота не лезет. Наша интеллигенция заблудилась. Сказать, что она заблудилась, надо её всячески клеймить, позорить и унижать. Это предательство, это скотство, твари просто. Моё слово такое – твари. Я понимаю, это глубоко укоренённая традиция. Джон Леннон был пацифистом, против войны, против Вьетнамской войны выходил, ну правильно, 3 миллиона погибло. в основном , вьетнамцев тогда, во время вьетнамской войны, только 97 тысяч американцев. Я понимаю, действительно, взыграла совесть. Но тогда была другая история. А сейчас не об этом речь. Речь идёт о людях, которые жили под пятой, буквально были оккупированы вот этой Украинской, местечковой государственностью. Если вы не знаете как, что люди говорили все эти годы, то я знаю. У меня и родители там жили до недавнего времени, пока не умерли. И я знаю отлично все настроения того времени. Я сейчас вижу людей в Крыму, среди даже руководителей, я их знаю лично. Сергей Цеков – вице-спикер Верховного Совета Крыма. Я его давно знаю, с 94-го года, и очень неплохо.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Ну и тогда уж быстро характеристику скажите этому человеку. Вы его знаете, он в этих условиях способен как-то себя проявить?

Э.ЛИМОНОВ: 20 лет назад, в 94-м году. У меня есть памятная фотография. Я сегодня как раз рассматривал, она опубликовала в одной из моих книг. Мы стоим там. Я пожимаю руку Цекову, а между нами стоит ныне покойный, был депутат Верховного Совета Крыма от Севастополя Александр Круглов. Очень известный, почитаемый в Севастополе человек. Жаль не дожил. И тогда мы этого же хотели, но не было поддержки государства российского. Годами Круглов выводил людей к памятнику Нахимову, и они обращались к России: «Помоги!».

И.ПЕРЕСЕДОВ: И мы продолжаем. У нас последний блок программы общения с Эдуардом Лимоновым. Перехожу к вашим репликам на сайте, посредством sms.

Э.ЛИМОНОВ: Наушники одевать?

И.ПЕРЕСЕДОВ: Да, да, конечно, надевать. Сейчас будем ещё и звонки принимать.

Э.ЛИМОНОВ: Давайте пока на сайте.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Хорошо. Вот Сбитый лётчик наш постоянный слушатель пишет: «Джон Керри и представители МВФ прибыли в Крым для переговоров с представителями хунты», — я читал дословно, что написали, — «захватившей власть. То есть был прямой призыв. Американцы, МВФ поддерживают, фактически, самопровозглашённых правителей из террористов, которые в одном ряду с Аль-Каидой, «Братьями-мусульманами». Как это прокомментирует Лимонов?» Что американцы берут и поддерживают безоговорочно.

Э.ЛИМОНОВ: После того, как произошло самоубийство, назовём это так точнее, самоубийство СССР, Соединённые Штаты стали единственными хозяевами мира. И смотрите, что они сразу какой бордель они устроили на планете. А теперь они действуют методом самосуда. Видите, они выбирают страну-жертву и начинают её всячески затаптывать. И заметьте, как они не гнушаются делать это чужими руками и ещё какими руками. В Ливии, в Сирии они делали это руками исламских экстремистов. Мы видим это. Никакого чувства стыда или брезгливости, ничего. Теперь смотрите, а в Украине они делают это руками западенских националистов. Тоже никакого смущения, ничего. Керри забыл вообще. В стране моего детства. Я считаю, что это страна моего детства.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Сегодня посетил мемориал памяти погибших на Майдане. Цветы положил туда.

Э.ЛИМОНОВ: Ну, понятно. Естественно, что они хотят контролировать эту территорию. И мы в данном случае срываем их планы. И будем срывать их планы и вообще, я не считаю, что Соединённым Штатам нужно о чем либо с ними разговаривать. Я считаю, что вообще не нужно с ними разговаривать. Вот я вижу. Заметьте, он довольно такая неотёсанная дубина.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Я фотографию показываю, про которую уже рассказывал в эфире, что вот здесь лежат покрышки, вот здесь груда цветов, вот делегация американская.

Э.ЛИМОНОВ: Там же могилы нет, собственно говоря. Они просто организовали памятное место. Только что он там забыл? Он где родился? В какой-нибудь штате Коннектикут, видимо. И с чего он через 15 тысяч километром приехал цветы возлагать?

И.ПЕРЕСЕДОВ: 788-107-0 – телефон нашего прямого эфира. Пожалуйста, ваш лаконичный, очень лаконичный комментарий или вопрос Эдуарду Лимонову, его оперативный ответ. Вы в эфире. Здравствуйте, как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Александр. Спасибо большое Эдуарду Лимонову. Знаете, я хоть и офицер в запасе, капитан. Стараюсь следить за всем этим, но не успеваешь, настолько мощный информационный поток. У меня один вопрос. Понимаете, да, хорошо, мы делаем всё правильно. Но я общаюсь со своими друзьями на Украине и вот я с ними дружил, когда эта вся бодяга еще не началась, а сейчас они мне в открытую – мы переписываемся с ними соцсетях – они говорят, что мой отец — девушка пишет – мой отец сказал, что если объявят мобилизацию, я пойду и уду убивать русских солдат, которые в нам пришли в Крым. «А если меня призовут, он тоже в меня будет стрелять», — спроси у него. Она говорит: «Да, он будет убивать русских солдат». Я думаю, вот эти наши враги они же, наверное, сейчас открывают бутылки с шампанским, что они взяли и перессорили реально два братских народа. Вот как нам быть в такой ситуации, когда идёт мощная информационная война?

И.ПЕРЕСЕДОВ: Спасибо большое, Александр.

Э.ЛИМОНОВ: Единодушие никогда не существует, в природе не может существовать. Посмотрите, почитайте умные книги и посмотрите умные фильмы. Везде часто в исторические такие сложные эпохи существуют личные трагедии. Конечно, девушка на одной стороне, парень на другой стороне. И это ничего ровным счётом не доказывает. Если вы хотите жить, не придушив комара, или там, не поссорившись с соседом, то это глупо, это невозможно. Мы живём в мире, напичканном страстями, и это будет, ничего не доказывает. Да, он видит это так. А мы видим по другому.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Алло, как вас зовут.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Вячеслав. Приветствую Эдуарда.

Э.ЛИМОНОВ: Спасибо.

СЛУШАТЕЛЬ: Я так вижу ситуацию на Украине, что стабилизировать положение на Украине невозможно. То есть невозможно провести общенациональный референдум, которому бы доверяло всё население Украины. Поэтому сейчас наблюдается парад суверенитетов. Вопрос вот какой у меня. Относительная победа будет только в том случае, если мы сумеем отстоять Киев. Не только левобережную, а Киев и центральную Украину.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Спасибо.

Э.ЛИМОНОВ: Здесь спорный вопрос. Столицы переносят то и дело. В данный момент Киев захватили западенцы. Я бы не стал ломать копья за Киев, а дал бы Киеву самому разобраться. Я думаю, что уже через несколько месяцев, а может быть, уже и сейчас, киевляне созрели, наверное, или быстро созреют, чтобы отказать в гостеприимстве вот этим людям.

И.ПЕРЕСЕДОВ: На сайте rusnovosti.ru пишет нам Георгий: «А почему те, кто против войны, власовцы?»

Э.ЛИМОНОВ: Такая лично у меня психология. Они поддерживают врага, значит, они власовцы. Вы видели сцены неприятные с Майдана? Отвратительные сцены издевательств, избиений, поджога живых людей. Вот это, кстати говоря, новый метод, невиданный до сих пор, когда жгут коктейлями Молотова полицию. Я такого не видел. Я просто выбрал себе сторону. Я считаю, что они власовцы, мерзавцы, твари.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Алло, вы в эфире. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Скажите, пожалуйста, как вы считаете, можно сказать, что Севастополь поставил некую точку конца развала страны, начала объединения, интеграции? Или ещё рано?

И.ПЕРЕСЕДОВ: Вот так.

Э.ЛИМОНОВ: Знаете, давайте, надо пережить какое-то время. Я с определённой тревогой и нетерпением жду первую атаку майдановцев на Крым или на крымские интересы. Вот мы посмотрим. Мы находимся на самом деле, где-то в первой трети фильма, который нам предстоит увидеть.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Пожалуйста, вы в эфире. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Андрей. Добрый вечер.

Э.ЛИМОНОВ: Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Хотел узнать мнение Эдуарда. К сожалению, отчества не знаю.

Э.ЛИМОНОВ: Не столь важно. Короче, без отчества.

СЛУШАТЕЛЬ: Все ругают Януковича, а я считаю, ему памятник с Путиным надо поставить на Красной площади. Потому что он не дал приказ штурма, в сухом остатке мы получаем территорию, может быть, дальше. Может юыть, это каккя-то тонкая операция была?

И.ПЕРЕСЕДОВ: Янукович как Штирлиц.

Э.ЛИМОНОВ: Ну вы знаете, так нельзя рассуждать. Тонкая операция, провести страну – я имею в виду Украину, да и Россию — через вот эти все страдания, через непрерывную напряженку, через трупы. В конце концов, 84 человека погибло, около тысячи раненных. Центр Киева разрушен. Посмотрите, он выглядит, вот я видел разрушенные города во множестве. Он выглядит как классический разбомбленный город.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Там ни одно здание не сгорело. Архив погорел там.

Э.ЛИМОНОВ: Зданий сгорело немало. Руины стоят. Несколько зданий обвалилось, вы забыли. Короче говоря, вот это всё вы считаете, что было задумано так? Януковичу ставить памятник? За что? За его слабость, за его трусость? Сегодня, пожалуйста, у нас есть Владимир Владимирович Путин. Я расхожусь с ним по многим вопросам, но то, что он сказал, мы слышали. Он сказал, что у Януковича нет политического будущего. И он только не сказал, более цинично можно было бы выразиться. Я бы тоже так сказал. Я бы сказал цинично, я бы сказал, что это человек, который всё к чертовой матери своей трусостью и слабостью, дряблый как коровье вымя, всё загубил. Но пока он нужен нам, поскольку, действительно, он нужен нам как доказательно, предлог. Он всё-таки, легитимный президент.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Я вывожу следующий звонок. Итак, ваш короткий вопрос Эдуарду Лимонову. Алло, вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, добрый день. Меня Валентин зовут. Смотрите, ситуация такая. Я вам хотел задать, Эдуард, добрый вечер.

Э.ЛИМОНОВ: Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Я сам бывший гражданин Украины, бывший военнослужащий. Сейчас общаюсь со всеми регионами Украины, фактически, запад, юг, восток, Крым. Там войны никто не хочет из ребят. Ребята все военнослужащие, фактически, в Крыму есть военнослужащие, в Одессе есть, никто не хочет никакой войны. Люди не хотят там воевать. Крым, во-первых, надо спросить у людей Крыма, они не хотят в Россию, они хотят просто автономию. О чем вы сейчас говорите. И знаете, ситуация такая. Лично у меня здесь жена, дети, семья, достаточно долго живу. Там у меня родители, родственники. И таких как я, поверьте, наверное, процентов в России, Украине 50.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Вопрос конкретнее.

Э.ЛИМОНОВ: Я понял. Я хочу вам сказать, что войны не совершаются потому, что обе стороны хотят воевать. Такого никогда не было. Большей частью никто не хотел воевать. Вы посмотрите в истории, нет этого. Война, поскольку сложилась патовая ситуация, в которой нет выхода. Она последнее средство решения проблемы. А проблема есть. И вот вы говорите все довольны. Ничего подобного. Я в Севастополе наблюдал все последние два десятка лет жутчайшее недовольство. Люди были недовольны всем от того, что ими повелевает какой-то новорожденный режим, мальчуковый такой, подростковый, мстительный, очень мстительный, с комплексом неполноценности. Потому что не было государственности. Это всех достало. А вы говорите, что нет. Воевать, конечно, особенно никто не хочет, кроме совсем людей сильных и ярких. У меня есть такие во множестве друзья и знакомые.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Не могу не задать вопрос. Пришла новость про то, что Триумфальную площадь собираются серьёзно перестроить. И где-то на год на ней начнутся вестись строительные работы, туда просто будет не попасть.

Э.ЛИМОНОВ: Они уже вели там строительные работы. Два года почти была вырыта какая-то приблизительная яма. Оттуда доставали, якобы, артефакты, археологические какие-то керамические, кожаные изделия, по-моему, позаимствованные на время из ближайшего краеведческого музея. Приезжал главный археолог, главный архитектор, несли всякую пургу. Это кончилось тем, что яму пришлось закопать. Теперь эта песня хороша, начинай сначала. Яма не мешала нам выходить. Мы всё равно выходили и будем выходить, пускай они хоть ещё одну яму построят. Это ничего не меняет. И полиция будет тоже на свидании, обязательно она придёт со своими заборами, барьерами. Там мы отстаиваем свободу собраний.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Как пел Бутусов, эта музыка будет вечна, если я заменю батарейку.

Э.ЛИМОНОВ: А вот батарейка у них есть, у меня тоже батареек запас огромный.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Спасибо огромное. У нас был в гостях, мы были в гостях.

Э.ЛИМОНОВ: Вы у меня? Нет, это я, всё-таки. Отличная новая студия. Спасибо вам.

И.ПЕРЕСЕДОВ: До встречи через неделю. Илья Переседов был у микрофона тоже.