О

Ошибка резидента

Новый клип группы Ленинград «Экстаз» рассказывает про страсть, вспыхнувшую между богемной дивой и рядовым автослесарем. В некотором смысле, это проба пера – первый клип в серии минифильмов, который посвящён коллизиям жизни современного мужчины.

Мы уже видели женские страдания от сборов на свидание в клипе «Экспонат»; по поводу маленькой груди – «Сиськи»; из-за дорогого аксессуара – «Очки Собчак». Настало время посмеяться над приключениями простого парня, попавшего в высший свет благодаря случайной женской симпатии.

Красотка на «Феррари» (Светлана Ходченкова) заруливет в придорожный автосервис, чтобы поменять пробитую шину. Внезапно, в чумазом автослесаре она узнаёт Стаса – своего бывшего одноклассника. Девушка вспыхивает от радости и зовёт вновь обретённого друга сначала выпить кофе, а потом и разделить с ней постель. Разумеется, Стас – никакой не Стас, а Виталик. Простой работяга, который не способен отказаться от шанса пожить чужой жизнью, раз уж подвернулся такой случай.

Дальше история раскручивается предсказуемо и комично: мнимый Стас трогательно не может разобраться с ручками душевой кабины в элитном отеле, ожидаемо морщится от вкуса устриц и недоумевает, разглядывая эротические экспонаты в соверменном музее. В какой-то момент он начинает верить любовным признаниям своей нежданной знакомой и даже решается на саморазоблачение.

После скандала и недолгого расставания чувства заставляют Марину Бойцову (так зовут нашу диву) вернуться к Виталику, чтобы позвать его ехать с ней вместе в Америку.

И тут сюжет подходит к своей трагической кульминации.

На пограничном контроле у Виталика обнаруживается долг 20 000 рублей по кредиту за iPhone, а Бойцова в транзитной зоне встречает настоящего Стаса – респектабельного и обаятельного мужчину из своего круга.

Казалось бы, всё очень гармонично – перед нами традиционная и очень удачная комедия положений. Если бы не одно НО: разговор Виталика и пограничника на пункте паспортного контроля.

Когда пограничник впервые обращается к Виталику профессиональным тоном:
– Безухов Виталий Сергеевич?
Тот на автомате отвечает:
— Так точно!
Чем выдаёт, что служил в армии.

Вот только дальше в разговоре, от которого зависит его судьба, Виталик ведёт себя, словно капризный хипстер, и совершенно не производит впечатление человека, знакомого с армейской смекалкой.

Дело в том, что мужской мир в России живёт по собственным автономным законам: в нём есть свои коды, свои неписаные связи и правила. Те, кто когда-то стал его частью, вряд ли могут забыть об этом так уж легко. У Виталика был мизерный шанс отвести от себя катастрофу, если бы он сумел вывести пограничника на уровень внутренней беседы мужского неформального клуба. Вместо этого с каждой новой репликой он всё больше усугубляет своё положение.

— Проблемки у Вас (Пока ещё спокойно говорит пограничник)
— Что за проблемы? (Раздражённо спрашивает Виталик, вместо того, чтобы сказать что-нибудь проникновенное в стиле «Браток, что случилось?» или «Товарищ сержант, войдите в положение…»)
— Сейчас подождите… (проходит какое-то время)
— Так, у вас там всё нормально?! (Капризно интересуется Виталик, после чего окончательно становится похож на избалованную столичную журналистку)
— А что, торопитесь куда-то? (Иронично спрашивает пограничник, давая понять, что участь туриста уже решена)
— Вообще-то, да! (Истерично отвечает Виталик, после чего затевает драку и остаётся на Родине с фингалом и долгами по кредитам).

Кому-то может показаться, что я напрасно придираюсь к гению. Решил Шнуров, что распробовавший сытую жизнь Виталик станет таким – зачем ждать от него какого-то другого поведения?!

Но именно в таких деталях искусство отличается от поделок на злобу дня.

Пафос последних клипов, да и вообще всего творчества Сергея Шнурова основывается на утверждении, что где-то в непосредственной близости от официальной публичной жизни и формальной культуры, живёт что-то неформальное, низовое, но от этого не менее постоянное, самобытное и живое.

И тут оказывается, что носитель этой народной «правды жизни» категорически неустойчив и нетвёрд в своём modus vivendi. Несколько дней близости с модной богачкой вымыли из него социальные привычки и навыки, впитанные до этого чуть ли не с молоком матери.

На ум тут же приходит Данди по прозвищу «Крокодил» – персонаж популярной в 90-х годах американской комедии. В ней простой австралийский фермер, оказавшийся в ситуации близкой с историей Виталика, благодаря верности своим корневым инстинктам смог добиться верности и любви от своей избранницы-мажорки и завоевать уважение всего Нью-Йорка: от уличной шпаны до воротил политики и бизнеса.

И хотя авторам «Экстаза» ничего не мешало оставить своего героя на Родине по вине какой-нибудь монстрообразной чиновницы-бюрократа, потерявшей человеческий облик, к сожалению, то, что позволено австралийскому фермеру – недостижимая пока в культурном плане высота для простого русского автослесаря.

Надеюсь, что Сергей Шнуров теперь не забросит надолго «мужскую тематику» и следущие опыты работы с ней выйдут у него более удачными.

А пока, я ставлю «Экстазу» 5 баллов за драйв, 4 балла за стиль и 3 с минусом за сценарий с признаками латентного мужененавистничества.

manager