И. ПЕРЕСЕДОВ: Добрый вечер. 20 часов, 3 минуты. Это программа «Без вопросов» на «Русской службе новостей». Сегодня её герой – литератор и публицист Дмитрий Ольшанский. Я, его собеседник, Илья Переседов. Здравствуйте.

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Добрый вечер.

И. ПЕРЕСЕДОВ: С Вас как с эксперта по средней температуре по больнице, то есть по Украине, первый вопрос.

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: История, которая касалась Крыма, я думаю, что на данном этапе закончена, и основные переживания по этому поводу позади. Теперь уже граждане Крыма превратились в граждан России. Они спокойно решают свои бюрократические проблемы. Хотя, впрочем, проблемы не простые, потому что там остаётся вопрос с электричеством, вопрос с водой.

И. ПЕРЕСЕДОВ: Меня поразила история с заключёнными, которые находятся на территории четырёх колоний в Крыму, которые осуждены по украинским законам, и совершенно не понятно, являются ли они такими же преступниками в России.

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: На эту тему хочется вспомнить какую-то французскую кинокомедию 1950-ых годов с Луи де Фюнесом.

И. ПЕРЕСЕДОВ: Причём некоторые уже отсидели, а их не выпускают.

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Там, конечно, болезненная проблема – это транспортный коридор, потому что я так понимаю, что больше никого не будут уже выпускать и впускать, не понятно, как всё это будет, потому что из Керчи моста нет, есть паром какой-то не очень понятный. А нормальная дорога, которая идёт через Белгород, Харьков и Херсонскую область…я думаю, что эти две границы будут крайне неохотно пропускать автопотоки. И уже пропускают их крайне неохотно. Но, в общем, я надеюсь, что это будет как-то решаться. Дело сейчас уже не в ситуации в Крыму, а в том, что будет с Украиной в целом. Здесь, я думаю, очень многое зависит от решения нашего российского руководства. Пока, конечно, мы не видим признаков того, что принято какое-то решение.

И. ПЕРЕСЕДОВ: А какое решение должно повлиять на внутреннюю ситуацию на Украине?

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Как писали в Советской газете, «если бы начальником был я». Какие варианты не правильные, давайте сначала разберём. Откровенное и ничем неприкрытое военное вторжение Российской Федерации на территорию Украины – это не правильный вариант, потому что это слишком грубое, слишком циничное нарушение норм международного права, к которым я отношусь со скепсисом, но вместе с тем понимаю, что без них нельзя совсем никак. Также неправильным вариантом является махнуть рукой на ситуацию в стране, потому что это не Чечня Дудаева, это не Грузия Саакашвили, то есть это не какая-то маленькая республика, где ничего нет, которая где-то сбоку. В принципе, мы можем годик, второй, третий, четвёртый как-то пожить с этим обстоятельством. То есть не взяли Тбилиси в 2008 году, остался Саакашвили на месте, и, в общем, как-то там разорваны были дипломатические отношения и ничего за несколько лет трагического, собственно, не произошло. Но с Украиной так не получится, потому что слишком много всего там есть. Если мы забудем про довольно-таки романтическое стремление помочь русскоязычным жителям юго-восточных городов, которые живут под властью, которая их не устраивает, даже чисто прагматически там много всего есть. Там газопроводы, транспортные коридоры, российская собственность, ядерные объекты, оборонные объекты в Днепропетровске и Харькове, которые снабжают наш ВПК некоторыми важными деталями. И, наверняка, ещё есть много всего другого – визовые проблемы и возможность вступления в НАТО.

И. ПЕРЕСЕДОВ: Обама сегодня сказал, что они не будут пускать Украину в НАТО.

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Даже без НАТО понятно, что под властью нынешнего режима это будет всё равно идеальная база для ненормального пребывания любых военных инструкторов, боевиков. Исламистов туда запустят с удовольствием, если они будут готовиться к каким-то диверсиям на территории России. Категорически неправильно просто махнуть рукой, как Ельцин в 1996 году махнул на Чечню, Россия в прошлом десятилетии махнула на Грузию с Саакашвили. Третий неправильный вариант – это идея, что какой-то политик придёт к власти на Украине, и мы с ним договоримся. Любой политик, который придёт к власти и поедет в Москву подписывать с Путиным бумаги и тем самым прямо или косвенно признает отделение Крыма, сильно рискует получить по голове от своих сторонников на Украине. Я не очень верю, что он поедет, кто бы это ни был. Кроме того, это всё равно будет какая-то жульническая махинация, которая будет способствовать интересам Украины, а не России. Мы сейчас стоим на жёсткой позиции по газу и по всему остальному. С неё мы можем сползать в результате каких бы то ни было договорённостей только к более выгодной Украине, но не к более выгодной нам, потому что то, что выгодно нам, они никогда на это не пойдут – на два государственных языка, на признания референдума в Крыму, на вступление в Таможенный Союз. Поэтому любые договорённости могут быть выгодны только Украине, и проблема в том, что Украина, может быть, не сможет на них пойти, потому что радикальные сторонники революции просто не простят этого ни одному из видных украинских политиков, которые, наверняка, хотели бы с Путиным договориться.

И. ПЕРЕСЕДОВ: Я бы тут цинично заметил, что нам всё-таки выгодно, когда украинцы нам за газ платят, а в этой ситуации они пока не платят.

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Денег у них нет платить рыночную цену.

И. ПЕРЕСЕДОВ: Новость с ленты. Украинский «Навтогаз» – это компания, которая продаёт газ на территорию Украины – с 1 мая поднимает цену на газ для розничных потребителей на 50%. Причём делает это, следуя требованиям Международного Валютного Фонда и Евросоюза.

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Это очень предсказуемо, и мы знали, что так будет. МВФ будет выкручивать в отличие от кредитов, которые наше правительство давало правительству Азарова, что называется, за голубые глаза и за мир да любовь. Деньги МВФ будут даны под условия жёсткого обрезания социальных расходов и повышения тарифов. Мы проходили это в России в 1990-ые годы. Мы продолжим обсуждение того, какие варианты для России правильные, а какие нет. Мы поговорили о том, что просто оставлять Украину в том состоянии, в котором она находится, неправильно. Просто объявлять ей войну и воевать – это тоже неправильно, и договаривать с ней тоже неправильно, потому что любые договорённости – это, в общем, они играют только на руку им. России они на руку не играют и сохраняют статус-кво, который нам чрезвычайно не выгоден. А что же нам выгодно? Мне кажется, что нам выгодно только появление Виктора Фёдоровича Януковича. На мой взгляд, он в полной мере отвечает и интересам России, и интересам значительной части Украины, и требованиям международного права. По крайней мере, если их не трактовать под влиянием пресс-конференции Белого дома.

И. ПЕРЕСЕДОВ: Как в известном советском фильме кто-то кричал «лошадью ходи, лошадью», так и Вы рекомендуете «Януковичем ходи».

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Абсолютно. Я считаю, что единственный правильный вариант, что где-то на территории Украины, в одном из лояльных пророссийским интересам городов появится законный легитимный президент Янукович – не важно, где он физически будет – и законный и легитимный министр обороны Лебедев, который, напомним, пропал месяц назад, и никто не интересуется его судьбой. Последний раз сообщали, что он уехал в Севастополь, и теперь ни слуху, ни духу. В Севастополе его не показывали. Он находится явно где-то в России. Напомним, что министра обороны легитимный президент не отправлял в отставку. И главнокомандующий Украины, и министр обороны Украины имеют право создать любые новые подразделения украинской армии, они имеют право на какую-то контртеррористическую операцию. И главное, что самое опасное для режима – это то, что они могут пригласить части украинской армии перейти на сторону Украины. Не будем забывать, что в Крыму на сторону, так или иначе, России перешло более 75% военнослужащих Украины. Продолжить службу на Украине, уехать туда и дальше служить изъявило желание около 4 тысячи из 18 тысяч военного контингента в Крыму. Если больше 75% украинских военных перешло на сторону России, то сколько украинских военных перейдёт на сторону Украины? Перейти на сторону России, чтобы бы там ни было, — это измена присяге. То есть, как это внутренний человек ощущает, это у каждого по-своему. Кто-то верит в украинский патриотизм, кто-то нет, а кому-то всё равно, но, так или иначе, это, несомненно, нарушение закона с точки зрения Украины.

И. ПЕРЕСЕДОВ: Дмитрий, всем очевидно, что Янукович сейчас не обладает никаким политическим авторитетом. Если даже представить, что мировое сообщество и Украина пойдут навстречу России следовать всем известным договорённостям от 21 числа, и Янукович в каком-то виде появится на Украине, он всё равно появится как промежуточная, временная фигура, чтобы объявить новые легитимные выборы и официально уйти со сцены. А Вы предлагаете ему стать таким знаменем, что он выйдет и скажет «Украина, приходи ко мне» как Гендель в белых одеждах.

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Одно другому не противоречит. Появляется законная власть, начинает операцию по освобождению территории страны от банд-формирований и от незаконных всяких самопровозглашённых властей. На сторону законной власти переходят, например, воинские части, не нарушая никакой присяги, не совершая никакого преступления. Я думаю, что этим воинским частям не очень нравится тот «Правый сектор», не очень нравится хаос, что там уже третий министр обороны за месяц сменился. Они, я думаю, что безрадостно ко всему относятся. Значит, формируется эта легитимная власть заново. Я думаю, что не на всей, но на большой части, заметной, а дальше, несомненно, проходят законные выборы. Я думаю, что по итогам Виктор Янукович получает законную отставку, гарантии свободы и неприкосновенность своей, другой, очередной дачи, не важно, но дальше приходит какой-то политик, который становится президентом Украины, нормальный человеческим. Если бы я мог моделировать историю, я бы выбрал таким президентом Украины днепропетровского депутата Олега Царёва. С моей точки зрения это человек, который, с одной стороны, несомненно, любит Украину, при этом он дружественный политик России и мужественный человек, потому что меня впечатлило видео, когда боевики просто проехали к нему домой в Днепропетровск, в те дни, когда всё развалилось, когда не было никаких вежливых людей.

И. ПЕРЕСЕДОВ: Он не побоялся к ним напрямую выйти.

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Он вышел и никуда не убежал. Это был жест. Я думаю, что это показывает, что такие люди и политики есть, и вполне на досрочных выборах президента Украины такой человек вполне может быть.

И. ПЕРЕСЕДОВ: А что мешает Царёву сейчас начать претендовать на роль такого объединителя? Зачем Янукович нужен, который ни словом не обмолвился о возвращении Крыма?

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Потому что если Януковича нет, то любой человек, который просто выходит и говорит «это в Киеве самозванцы, а я начинаю борьбу», то это человек, который является Че Геварой в чистом виде, что было бы, конечно, прекрасно. Мы видим Че Гевару в Донецке, например. Довольно печально, потому что они оказываются один на один с местным СБУ, МВД, боевиками и со всем остальным. А наше руководство, к сожалению, не обладает таким захватывающим полётом фантазии, чтобы взять и бросить войска на поддержку таким чисто партизанских формирований.

И. ПЕРЕСЕДОВ: 07-ой пишет на sms-портал +7-925-101-107-0: «Авантюрное предложение, но будет отторженный Тайвань».

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Ничего себе Тайвань. Отторженным Тайванем как раз будет то, что не перейдёт под законную власть, потому что речь идёт о крупнейших городах Украины, обо всех промышленных её активах, всех заводах, всех шахтах, об оставшемся выходе к морю в Одессе.

И. ПЕРЕСЕДОВ: А если мы Одессу к себе присоединим, у нас общая граница с Приднестровьем тут же окажется.

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Естественно. А с Крымом автомобильная. Мы не то, что присоединим, к Российской Федерации не надо присоединять. Это слишком, может быть, опасно, хотя в идеале было бы правильно для меня, но я понимаю, что не для Путина. Но если там будет государство, республика Украина, то, конечно, это коридор в Приднестровье, и автомобильный коридор в Крым, которого пока нет через Керчь. Тогда на стороне всего евромайдана с чулком на голове остаются только Киев и аграрные районы, которые придётся ЕС содержать в чистом виде. Они этого заслужили, пускай они это содержат.

И. ПЕРЕСЕДОВ: Хотел бы заметить по поводу выборов. На Украине прошёл у граждан опрос, кого Вы видите ближайшим президентом. На третьем месте Тимошенко, на втором месте Кличко, а первом с заметным отрывом… четверть респондентов назвали олигарха Петра Порошенко.

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Я думаю, что, во-первых, ко всем опросам нужно относиться с осторожностью. Кто заказал опрос? Какие были варианты? Я думаю, что то зерно, которое здравое и правильное в этом есть, наверное, заключается в том, что Порошенко – это человек, который не замазан ни с той, ни с другой стороны.

И. ПЕРЕСЕДОВ: Он замазан, но равномерно и отовсюду.

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Он не является в глазах одной части Украины одиозным представителем свернутого режима. В глазах другой части Украины он не является человеком, который говорит, что надо этих русских бомбой замочить, то есть он просто меньше всех делал какие бы то ни было яркие заявления и как-то меньше светился. Понятно, что он, видимо, был одним из финансистов Майдана, ну, и понятно, что ничего хорошего его возможная победа не несёт. Вообще говоря, не понятно, даже если забыть про Россию, то не понятно, зачем умерли эти 100 с лишним бойцов небесной сотни. Они умерли за то, чтобы человек из министерской команды Ющенко 2005 года снова вернулся во власть. Он был вице-премьером, то ли кем-то, то есть это уже всё было. И эти все люди были. Это привело только к законной победе Януковича.

И. ПЕРЕСЕДОВ: «Правый сектор» говорил, что мы сейчас будем менять правила игры, полностью менять набор лиц, но пока меняют сам «Правый сектор».

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Да, у них есть внутренние столкновения. Конечно, между этой жульнической олигархической властью, которая есть в Киеве и которая прикидывается украинцами, или совершенно не являясь в своей реальной жизни, потому что эти люди не говорят на украинском языке в быту. Им глубоко наплевать на украинскую национальную культуру и самобытность. Они просто воспринимают Украину как удобную для своего бизнеса и неподчинённую Москве самостоятельное, большое, транзитное государство между российским газом, Евросоюзом, НАТО и так далее. Просто они делают там бизнес на этом государстве. А с другой стороны баррикад, с другой стороны линии определённые есть люди, которые, действительно, являются украинцами, верят в своего Бандеру, Петлюру, да хоть в профессора Грушевского – это не имеет значения – и в свои рушники. Они разные, потому что партия «Свобода» – это западенцы, а «Правый сектор» — это просто такие ультранационалисты, как ни странно, космополитического рода. Странная появилась вещь – интернациональные националисты. Новое явление. То есть такого типа националисты, которые везде одинаковы во всём мире. Такая смесь из футбольных фанатов, нацистов, каких-то просто правых полиинтеллектуальных радикалов похожа во всём мире, она везде одинаковая. И «Правый сектор» в отличие от западенцев из «Свободы», у которых есть местный колорит, более не различим в этом смысле. Понятно, что это, действительно, такие радикалы, которые хотят свою Украину. Они не хотят какой-то бизнес с международными структурами. И, в принципе, для России и русских, как мне кажется, нужно всячески желать торжества правых радикалов над жуликами. Чем больше будет успехов у правых радикалов, тем больше будет мобилизовано русское население на юго-востоке, и тем скорее государство Украина окажется в настоящих и подлинных национальных границах. Любые успехи правых радикалов способствуют отторжению от Украины тех территорий, которые формально в официальных документах являются, на самом деле, частями, а по своей культуре к ним не принадлежат. Праворадикалы очень помогают России, помогают русским, в том, чтобы расставить всё на свои места, в то время, как вся эта разношёрстная группа жуликов, киевских олигархов, бизнесменов и политиков всячески наводит тень на плетень и мухлюет, пытается создать некое ощущение такого непонятного государства, в котором люди на русском языке всё время рассказывают о том, какие они украинцы.

И. ПЕРЕСЕДОВ: То есть это противостояние между «Правым сектором» и министром внутренних дел Арсеном Аваковым, который разворачивается сейчас в последние дни. Напоминаю, началось всё со смерти известного Александра Музычко, Сашко Билого.

Д.ОЛЬШАНСКИЙ: Нам не очень на руку убийство Музычко. Я бы не радовался этому факту, потому что, несомненно, покойный был более нравственным человеком, чем Арсен Аваков, даже к гадалке не ходи.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Мы говорим об одном и том же человеке? Мы говорим о Музычко, который воевал в Чечне, вроде бы убивал российских солдат, был убеждённым украинским националистом?

Д.ОЛЬШАНСКИЙ: Как ни странно, да. Этот Сашко Билый был такого совершенно контуженного отмороженного полусумасшедшего типа боевик. Ну, боевик и боевик. Понимаете, просто не нужно оказываться с ним один на один на улице, когда есть автомат, а у тебя нет автомата. Вот весь разговор с боевиками. Если у тебя есть спецназ, то тогда, соответственно, да. А вот люди типа Авакова какие-то международные проходимцы, которые не имеют никакого отношения ни к Украине, при этом они саму Украину представляют в органах власти. И при этом, как Вы понимаете, они живут, в основном, в Италии, разыскиваются какими-то чуть ли не международными криминальными полицейскими структурами. То есть это Остап Бендер, Ильф и Петров. Это намного хуже, потому что с этим гораздо труднее справляться в жизни. Вот и поэтому, конечно, понятно, что ничего хорошего не будет, если «Правый сектор» будет разгромлен этим всем жульём.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Численность «Правого сектора», на самом деле, не так уж велика. Там, на горизонте, маячат более серьёзные ребята. Я имею в виду Тягнибока и его партию «Свобода».

Д.ОЛЬШАНСКИЙ: Там вообще разные есть, какая-то «Спильна справа», что то там ещё такое. Вообще разные группировки, я думаю, что некий там хаос есть. Важно не это, а важно, что вообще все вот эти группировки нам скорее полезны.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Нам — это большой России. Но русским людям, которые живут в Украине, они не полезны.

Д.ОЛЬШАНСКИЙ: Полезны.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Если они полезут наружу.

Д.ОЛЬШАНСКИЙ: Полезны, и объясняю почему. Если Порошенко будет подавать на президентство, и если будет себя по умному вести, то может задурить головы людям в Харькове или Одессе. Приехать, что-то наврать, потом обмануть, ничего не сделать, как он обещал. А «Правый сектор» никого не обманет, вот в чём прелесть. Понимаете? «Правый сектор», если появится с автоматом, сделает ещё более яркие ролики. Партия «Свобода» в YuoTube каждый такой ролик прибавляет тысячи людей на стороны русских людей на Украине. Каждое их активное мероприятие способствует тому, что люди русскоязычные просыпаются и говорят «да, нам нужно что-то с этим делать».

И.ПЕРЕСЕДОВ: Я увидел новость интересную. «Правый сектор» дал новой власти время на ультиматум, что они должны отдать под трибунал бывшего министра обороны Тенюха и Авакова. То есть не просто уволить. Тенюха уже нет, Аваков на должности. Не просто их уволить, но также отдать их под суд. «Правый сектор» дал власти время на выполнение этих требований до 19.00 завтра, когда на Майдане планируется провести вече, посвящённое Александру Музычко. Вот такая новость.

Д.ОЛЬШАНСКИЙ: Вывод один – «гори, гори ясно, чтобы не погасло». То есть нет ничего более удобного, чем междоусобные разборки между ними в момент, когда Виктору Фёдоровичу самое время появиться.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Если уж у нас зашла об этом речь, я вижу здесь два абсолютно разных сценария развития событий: либо «Правый сектор» в этой ситуации гибели Музычко может встать в такую траурную позу, достаточно пассивную, и вызывать к себе народное сочувствие, пытаясь представить себя синонимом Майдана или сердцем Майдана, либо же они могут переходить к решительным революционным действиям.

Д.ОЛЬШАНСКИЙ: Если они дали время власти, ультиматум на то, чтобы Авакова не только уволить, но и отдать под суд, и поставили ультиматум до 19 вечера завтрашнего дня, то это значит, они не намерены просто так это сносить. Они вообще всё-таки должны, они люди не глупые как раз-таки, совсем не глупые, я думаю. Они должны понимать, что в интересах новой власти их убрать как можно скорее. Разумеется, потому что они прямо мешают. Но понимаете, часто пишут про Гитлера и Рема в связи с этими событиями, про «ночь длинных ножей», но дело в том, что есть существенная разница. Во-первых, когда Гитлер убирал Рема штурмовиков, то на границе Германии не стояла до зубов вооружённая, скажем, армия Франции, которая, может, была готова на многое. Такого не было. И во-вторых, у Гитлера не было такой ситуации с собственной армией. Там были штурмовики, но при этом это ещё не Вермахт называлось, а Рейхсвер. В общем, не важно. Была германская армия, оставшаяся ещё от Первой мировой войны со своим жёстким офицерским руководством, традициями, дисциплиной, обозлённая на неудачи в Веймаре. Гитлер мог опереться, в частности на немецкое офицерство. Здесь мы видим, что в борьбе с боевиками не то, чтобы украинская власть может рассчитывать на своих традиционных силовиков, потому что силовики, мягко говоря, сильно потрёпаны революцией, революционным хаосом и сдачей группировки в Крыму, которая, я думаю, уже не обрадовала военных и других силовиков. То есть я не очень верю в то, что новая киевская власть сможет легко и просто зачистить своих радикалов.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Но при всём при этом, убийство Музычко доказывает, что украинские силовики вполне себе боеспособны, они в состоянии организовать и провести такую достаточно сложную операцию, когда авторитетного боевика они уничтожают в его родной местности.

Д.ОЛЬШАНСКИЙ: Они способны. Вопрос, способны ли на долгосрочные последствия? Потому что Янукович тоже раз взял и зимой разогнал Майдан. В декабре был, действительно, разгон. Потом, когда он продолжился, он оказался не способен к продолжению.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Правды ради, хочу напомнить, что он его практически разогнал и второй раз, но в последний момент остановился и пошёл на переговоры.

Д.ОЛЬШАНСКИЙ: Но каждый раз оказывалось, что он не способен к продолжению.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Меня сегодня в контексте всей этой истории насторожило другое – то, что Наталью Поклонскую, исполняющую обязанности прокурора Крыма, украинское МВД объявило в розыск и заявило, что готово на неё обвинение, как на подрывающие основы украинской государственности. Вот после гибели Музычко, я бы вот за Наталью переживал.

Д.ОЛЬШАНСКИЙ: Я думаю, что там все руководители Крыма уже объявлены вне закона на Украине. Это логично, что её объявили, потому что она тоже возникла в медиа-поле.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Нет, потому что её Чайка утвердил в должности исполняющей обязанности.

Д.ОЛЬШАНСКИЙ: Коль скоро её утвердили, то её подвергли там и так далее. Всё понятно. Вообще в связи с героиней японских комиксов, прокурор Поклонская, и не только в связи с ней, а, прежде всего, с мэром Севастополя можем видеть, как замечательно все эти конфликтные события выдвигают новые имена, новые лица. Что-то происходит. То есть, как полезен вообще конфликт, на самом деле. Мы можем посмотреть, какие сволочи всегда выдвигаются наверх в условиях такого сытого стабильно спокойного существования, и какие интересные и красивые неожиданные люди могут возникнуть в результате противостояния. Подлость отступает всегда в ситуации противостояния, потому что ей не очень удобно обделывать свои дела в этой ситуации.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Но вот Поклонская – это какой-то иконический образ, на самом деле.

Д.ОЛЬШАНСКИЙ: Это потому, что возникла радикальная ситуация. В радикальной ситуации всё время каким-то образом появляются какие-то люди, которые вдруг оказываются яркими, красивыми, смелыми, интересными, обаятельными, мужественными, женственными и так далее.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Никак меня не отпускает образ Натальи Поклонской, которая при всей своей красоте и изяществе, такой скромности — надо отдать должное – если вслушаться в то, что она говорит и присмотреться к тому, как она себя ведёт, производит впечатление вполне человека на своём месте.

Д.ОЛЬШАНСКИЙ: Нет, конечно, вообще очень благотворное было движение с Крымом. Оно было благотворным, потому что оно оздоровило очень сильно обстановку и в самом Крыму, потому что погнали самых ужасных жуликов и негодяев, которые там были во власти. Да и в России оно оздоровило обстановку. В этом смысле можно как раз вернуться к юго-востоку, к Украине в целом, что, в общем-то говоря, от того будет ли продолжение крымской истории на Украине зависит, это дело не только Украины, от этого зависит дела в самой России, и в Москве. Противостояние с киевской властью, противостояние с Западом будет усугубляться, то этот процесс автоматические повлечёт за собой изменение жизни в нашей стране в лучшую сторону.

И.ПЕРЕСЕДОВ: А что в России должно поменяться? Я пока только слышал призыв Медведева о том, чтобы студенты активно готовились ехать в Крым, чтобы в стройотрядах возрождать этот прекрасный полуостров.

Д.ОЛЬШАНСКИЙ: Понимаете, меняться будет то, что жильё будет бесконечно труднее в этой ситуации. Каждый человек, чьей жизнью была программа наворовать денег и уехать на Запад, а это была главная жизненная программа нашей элиты в течение двух с лишним десятилетий, этим людям станет бесконечно труднее жить. Они должны будут либо отказаться от этой программы, либо будут быстро мигрировать. И это уже есть удивительно благотворная вещь, а дальше нам грозят другие вещи. Тут и возможное исключение и выведение из ВТО, выведение денег из американских ценных бумаг и начало производства разных, собственно, каких-то промышленных технологий продуктов, которые не производились, потому что импортировали. И возможный переход на оживление какого-то сельского хозяйства, тоже из-за того же импорта замещения. И появление каких-то новых интересных ярких людей в сфере будь то общественной и публичной, будь то военной, будь то какой-то ещё из-за того, что конфликт требует.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Между прочим, я хочу обратить внимание, что после того, как Крым вошёл в состав России, то вот те крымские политики смогут участвовать в президентских выборах при желании.

Д.ОЛЬШАНСКИЙ: Конечно, и всё это естественно.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Вот Чалый какой-нибудь возьмет и раз.

Д.ОЛЬШАНСКИЙ: На месте Владимира Владимировича, тут позвольте такую шутку, Вы знаете, в Римской империи была такая традиция, что император усыновлял следующего императора. Я подумал бы на месте нашего руководства об этой доброй традиции. По крайней мере, понятно, что мы видели человека кроме Путина, ещё одного человека, которого не стыдно по полной программе совсем, которым восхищаешься на этой церемонии включения Крыма в состав России. Если в целом, глобально, то происходит очищение от усугубления конфликтов, потому что разного рода делишки, разного рода сомнительные бизнесы делаются всё сложнее и сложнее. Действительно, вся вот эта смесь из жадности и лицемерия, и каких-то серых денег и всего прочего начинает трескаться, рушиться. На её место должны приходить какие-то люди, военные инженеры, врачи, политики, которых поддерживают люди и так далее. То есть очень полезен в этом смысле конфликт, ну, конечно, не дай Бог, конфликтов, которые влекут за собой огромные жертвы. В этом смысле не надо понимать меня ложно. В принципе, конфликт – это политическое противостояние. Оно очень полезно, потому что нельзя быть колонией, и вот это противостояние даёт нам шанс на то, чтобы преодолевать разные формы нашей неоколониальной какой-то зависимости. Я не хочу сказать, что мы гарантируем, смогли бы победить эту зависимость, могли бы выиграть в этом противостоянии. Я не уверен в этом, никто не знает, но я считаю, что у нас есть шанс в случае, если всё не останется, на уровне статус-кво.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Вообще хотелось бы заметить, что вот это напрямую конфликтная и в чём-то конкурентная ситуация, и она вязнет и вязнет в привычном сегодня уже информационном мире. Мы живём в каком-то мире шаг вперед, два шага назад. Кто-то нам говорит, что Украина выходит из договора о нераспространении ядерного оружия, и тут же потом идёт опровержение. Кто-то говорит, что россиян престанут пускать в Европу или крымчан перестанут пускать в Европу. Тут же идёт не подтверждение. Майдан кричит о том, что мы сейчас порвём все отношения с Россией, и тут же вот, пожалуйста…сейчас зачитываю: «Назначенный председатель правления «Навтогаз» Украины Андрей Коболев заявляет, что невозможно и нецелесообразно заместить поставляемый на Украину российский газ каким-либо другим, то есть, проще говоря, мы с Россией повязаны этой вот пуповиной газовой трубы. Это замыливание информационное, оно как-то не способствует этой категоризации.

Д.ОЛЬШАНСКИЙ: Иногда что-то вдруг происходит. Проснулись утром, а в Симферополе оцепление вокруг парламента и правительства. Это был великий момент.

И.ПЕРЕСЕДОВ: 788-107-0 – телефон нашего прямого эфира. +7-925-101-1070 – телефон для sms—сообщений. Rusnovosti.ru – наш портал. Я думаю, что настало время запустить режим блица. Итак, ваш короткий вопрос Дмитрию Ольшанскому и его оперативный ответ. Алло, Вы в прямом эфире. Как Вас зовут?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Вахтанг. Я бы хотел спросить, как он думает на счёт того, что спецслужбы могли провести спецоперацию, так как он там очень нелестно высказывался?

Д.ОЛЬШАНСКИЙ: Нет, я в это не верю. Музычко нужен был живым, и в любом случае он нужен был живым, как для компрометации киевского режима, так и гипотетически для того, чтобы его арестовать и красиво судить в России. Но убивать его для наших спецслужб никакого смысла не было. Он только был на руку нам. Убивать его надо было тем, кому не надо было, чтобы он их компрометировал.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Плюс ко всему украинские силовики заявили напрямую, что это их рук дело.

Д.ОЛЬШАНСКИЙ: Нам вообще это всё совершенно невыгодно. Разгром этих людей, которые каждый день доказывают нашу правоту по поводу Украины.

И.ПЕРЕСЕДОВ: 788-107-0 – ваш вопрос. Здравствуйте.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Сергей Алексеевич. Появление Януковича было, вероятно, из двух выступлений ясно, что Кремль учитывает эту ситуацию. А как Вы представляете охрану Януковича, когда его туда перевезут? Это первое. Надо сделать так, чтобы его услышала Украина при мощном противодействии. Второе – вокруг Януковича должны были быть люди, которые отдавали бы боевые приказы, и самое главное, чтобы эти приказы выполнялись. То есть колоссальная координационная работа. А вот как Вы себе это представляете?

Д.ОЛЬШАНСКИЙ: Я думаю, что с чисто военной точки зрения это очень легко делается, потому что я видел в Луганске как происходит евромайдан. Уже после победы на днях там милиционеры охраняют их. До такой степени в Луганске не дружественная атмосфера по отношению к местным. Поэтому с чисто военной точки зрения взять какой-нибудь Луганск под контроль, я думаю, это вопрос нескольких часов. Это не проблема. А что касается выполнения приказов, мы же видим, как армия развалилась в Крыму, а там ей предлагалось переходить на сторону другого государства, нарушая присягу, не будем об этом забывать. А если у них будет альтернатива в виде законного министра обороны с флагом Украины и в форме Украины, то здесь, собственно говоря, будет как-то вообще просто.

И.ПЕРЕСЕДОВ: 788-107-0. Алло. Вы в эфире.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло, здравствуйте. Меня зовут Фёдор из Москвы. Хотят ли украинские правоохранители арестовать Яроша?

Д.ОЛЬШАНСКИЙ: Я думаю, что явно они этого хотят, к гадалке не ходи. Но думаю, что это не так просто, потому что он публичная фигура, он заявил о том, что идёт в президенты, и он хитрый человек. Я читал с ним какие-то материалы, какие-то интервью. И, конечно, они могут это сделать, но это будет очередной мини-переворот. Как раз это и будет в чистом виде уже разгром штурмовиков.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Это может быть воспринято как предательство Майдана?

Д.ОЛЬШАНСКИЙ: Конечно. Я не уверен, что у них на это есть силы и психологическая готовность, потому что я думаю, что для тех же сотен Майдана не так сложно взять и захватить снова ту же Верховную рады или что-то ещё.

И.ПЕРЕСЕДОВ: 788-107-0. Алло. Вы в эфире.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Борис Георгиевич. В случае захвата власти двумя группировками. Первая – «Правый сектор», вторая – Яценюк и компания.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Силы НАТО как-то могут начать помогать?

Д.ОЛЬШАНСКИЙ: Я не исключаю, что если значительная часть Украины окажется под контролем украинской, но при этом дружественной и союзной нам власти, то войска НАТО, конечно же, захотят взять под контроль какую-то другую часть Украины. И я думаю, что не нужно им в этом мешать. Вариант ФРГ и ГДР никто не отменял, и он кажется мне разумным.

И.ПЕРЕСЕДОВ: 788-107-0. Ваш вопрос Дмитрию Ольшанскому. Алло. Вы в эфире.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Андрей, Москва. Если Янукович каким-то образом присутствовал в стратегических планах российского руководство, зачем нужно было публично его унижать?

Д.ОЛЬШАНСКИЙ: Что Вы имеете в виду в плане унижения?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Заявления о том, что у него нет политического будущего. С разных уровней власти неслись разные сравнения. С депутатского, что он подлец, трус и так далее. Второй вопрос – готовят ли русских националистов к русскому, московскому Майдану?

Д.ОЛЬШАНСКИЙ: Я думаю, что никто не ставит на Януковича как на будущего в дальнейшем президента Украины. И никто не пытается никого убедить, что это перспективный кандидат на что-то. Он просто звено в формальной легитимно цепи, и не более того. И если он, допустим, возвращается, как мне бы хотелось надеется, то только для того, чтобы обеспечить проведение досрочных выборов. Поэтому это нормально. Что касается русских националистов, то мне кажется, что они разные. Во-вторых, значительная часть русских националистов поддерживает политику нашего руководства по поводу Украины, Крыма. Таких ненормальных, которые не поддерживают, их явное меньшинство. Я рискнул бы сказать, что нашей власти необходимо помнить, что русские национализм в его умеренном цивилизованном демократическом варианте – это единственный вариант его развития, преуспевания. Это единственный вариант, который обеспечивает ситуацию, при которой те положительные завоевания, которые сейчас есть, не будут в дальнейшем никогда пересматриваться. Грубо говоря, если сейчас Севастополь вошёл в состав России и перестал быть украинским городом, то у нас сохраняется негативный шанс на то, чтобы какое-нибудь будущее руководство России, которое мы не знаем, возьмёт да и продаст Крым за 3 копейки, как это делали Горбачёв. Ельцин, Хрущёв. Но если тот Крым, Севастополь станут частью национального единства, консенсуса, то тогда его нельзя будет сдать. И вообще все завоевания власти, связанные с обороноспособностью страны, с территорией, ядерным оружием, их нельзя будет сдать только в том случае, если их защита будет не вопросом начальственного решения, исключительно приказала, а вопросом национального консенсуса и понимания нации, что это её достижения, завоевания и достояния.

И.ПЕРЕСЕДОВ: 19-ый пишет нам sms на номер +7-925-101-107-0: «Музычко убили спецслужбы США». Как Вам такая версия?

Д.ОЛЬШАНСКИЙ: Спецслужбы США всех убили, а потом улетели обратно домой на Марс.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Наше время подошло к концу. Я прощаюсь и благодарю литератора и публициста Дмитрия Ольшанского, который был с нами этот час. Спасибо. До встречи через неделю.

Д.ОЛЬШАНСКИЙ: До связи.