И.ПЕРЕСЕДОВ: 20 часов, 3 минуты. Мы начинаем программу «Без вопросов» на «Русской службе новостей». В студии Дмитрий Ольшанский – литератор, публицист, и я его собеседник, Илья Переседов. Здравствуйте, Дмитрий.

Д.ОЛЬШАНСКИЙ: Привет.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Ну что, Крым на повестке у нас?

Д.ОЛЬШАНСКИЙ: Давайте начнём не с Крыма для разнообразия. Начнём с истории Lenta.ru. История интересная, показательная. Не часто это бывает, что ты что предсказываешь, и это сбывается. События уж очень изменчивые. Эта была история, которую я предсказал вполне точно, что следующим СМИ, обречённым на разгром, будет Lenta.ru. Так оно и оказалось.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Я думаю, что надо какой-то синопсис предоставить нашим радиослушателям.

Д.ОЛЬШАНСКИЙ: Да, давайте быстро расскажем, что случилось. Корреспондент нашего самого крупного новостного сайта в России, а, возможно, и во всей восточной Европе Lenta.ru Илья Азар работал репортёром на Майдане и во всей этой украинской истории. Он напечатал репортажи и интервью оттуда. В общем, хотя понятно, что репортаж жанр такой непрямой, никакая это ни колонка, какое-то мнение, эти материалы были проникнуты, безусловно, симпатией к украинской революции и безусловной антипатией к её врагам. И в частности, он печатал там материалы типа интервью с лидерами правого сектора. В силу чего Lenta.ru получила предупреждение от Роскомнадзора за размещение, в общем-то, пропагандистских материалов нашего возможного военного противника. И после того, как они получили это предупреждение, из-за Азара была уволена главный редактор Lenta.ru Галина Тимченко. И, видимо, потому то она отказалась Азара увольнять, в силу чего вынуждена была сама уйти, а с ней и добрая половина редакции. Напомню, что хозяином, владельцем Lenta.ru является известный бизнесмен Александр Мамут, и это издательский дом «Рамблер-Афиша-СУП».

И.ПЕРЕСЕДОВ: В число активов которого, в том числе входят Живой журнал, Lenta.ru.

Д.ОЛЬШАНСКИЙ: В общем, много других крупных ресурсов. Что я думаю по этому поводу? К сожалению, ничего хорошего не думаю. К сожалению, я считаю, что Мамут был прав. Ну, или не Мамут, неважно кто. Неизвестно, это не имеет значение. Люди, которые обратили внимание на эти материалы, они были правы, потому что, конечно, на мой взгляд, абсолютно абсурдная бредовая ситуация, когда в Москве, в России, существует большой информационный ресурс и журналистский ресурс.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Дмитрий, а можно я небольшое уточнение внесу. Насколько я понимаю сейчас, в тусовочке или в среде московских журналистов параллельно фигурирует две версии. Версия первая – Мамута заставили уволить Тимченко, прям позвонили из Кремля, с какого-то там гербового телефона и сказали «вот давай». Он взял под козырёк весь наш крупно управляемый бизнес. Тимченко лишилась работы, и вот дальше разразился этот скандал. Версия вторая – Мамут как бизнесмен, который стережёт свою выгоду, увидев что получило – его издание получило предупреждение от Роскомнадзора и следующее такое предупреждение может обернуться закрытием или исчезновением этого бизнеса – избавился от Тимченко, которая еще 2 года назад говорила о том, что она устала и через два года планирует уйти. Поскольку сама Тимченко эту ситуацию отчётливо не комментирует, нам сложно вот так утверждать.

Д.ОЛЬШАНСКИЙ: Понимаете, Илья, я думаю, что это неважно. Из Кремля позвонили, из Роскомнадзора. Роскомнадзор – это тоже какой-то Кремль, другой кабинет. Это не имеет значение или он сам понял, что лучше этого не делать, и лучше все это прекратить пока не поздно.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Мне как журналисту это не безразлично, если честно.

Д.ОЛЬШАНСКИЙ: Понимаете, не так важно. Кто и откуда звонит или человек сам понимает, что ему позвонят, поэтому нужно сделать всё то же самое, что ему скажут по телефону. Вопрос не в этом. Тут принципиально вопрос морально-этический, не аппаратный, не административный, а морально-этический. Правильно ли, чтобы в стране существовало большое журналистское медиа. Большой ресурс, крупный, который находится откровенно на стороне нашего очень возможного, к сожалению, военного противника. Вот насколько это правильно? Ведь телеканал НТВ в 1995 году, когда была война в Чечне, и как бы мы не относились к этой войне, а относились мы к ней очень критически, но шла война, и на телеканале НТВ вовсю выступали Басаев, Удугов, Радуев и все остальные. Это была такая площадка для высказывания лидеров независимой Ичкерии, скажем так. Вот то же самое делали Lenta.ru, то есть «Правый сектор» будет иметь трибуну на Lenta.ru. Я, к сожалению, думаю, что эта ситуация неправильная. Если вы хотите заниматься в общем киевской пропагандой, а, по большому счету, Lenta.ru занималась именно ей, просто довольно тонко, то есть там не было топорных совсем материалов, но было видно, что, люди, конечно, полностью сочувствуют вот определённой стороне, и эта сторона не в той стороне, где они издают своё издание. Если вы хотите этим заниматься, приезжайте в Киев, много московских журналистов замечательно работают в Киеве, начина с Киселёва и другие люди, и там можно издавать всё, что угодно и, пожалуйста, будем вам и «Правый сектор» и все остальное и вся бандера, но делать это в Москве не правильно. И люди, которые не понимают этого, не понимают всей бессмысленности ситуации, в которой они находятся, эти люди меня удивляют.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Но это можно назвать цензурой, то, что сейчас происходит?

Д.ОЛЬШАНСКИЙ: В каком-то смысле да.

И.ПЕРЕСЕДОВ: А у нас цензура запрещена законом.

Д.ОЛЬШАНСКИЙ: Илья, понимаете, меня, к сожалению, я, поскольку не чиновник, то меня не волнуют вот эти все формальные подробности. Я же смотрю на суть. Всегда на свете есть какая-то цензура, но она бывает государственной, бывает не формальной, частная капиталистическая, любая корпоративная. Это не имеет значения. Цензура есть, потому что на свете есть ограничения, потому что в нашей жизни есть цензура, потому что мы не всё на свете можем говорить и не все мы, не всегда. К сожалению, я считаю уместной данную цензуру. Увы, потому что я вообще люблю свободу.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Но вот по последним данным 39 сотрудников Lenta.ru покинули редакцию по собственному желанию. Из них 32 пишущих журналиста. Все фоторедакторы, 5 человек, и 2 сотрудника административного отдела.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Продолжаем обсуждать с Дмитрием Ольшанским ситуацию с порталом Lenta.ru, самым популярным информационным интернет-сайтом в России. 11 миллионов посещений в месяц у них было, и далеко не все эти миллионы людей приходили читать новости про политику, а приходили читать все другие информационные сообщения, которые там были. А про политику, я думаю, читала какая-то часть.

Д.ОЛЬШАНСКИЙ: Я думаю, что ничего с этими миллионами просмотров на Lenta.ru не случится. Я знаю нового редактора Лёшу Гориславского. Он замечательный человек, умеренный, умный и хороший парень, и я уверен, что он нормально выстроит какую-то новую версию этого сайта, и всё у них будет хорошо. Ничего не случиться. Сколько было каких-то скандалов, увольнений в разных изданиях. Дело не в этом, а повторю в какой-то трагической неизбежности того, что мне необходимо признать хотя бы для самого себя, что существуют определённые ограничения, связанные не с какими-то формальными законами, потому что эти законы они так написаны, что всегда их можно трактовать как угодно, а с какой-то национальной солидарностью. Мне вот очень нравится выражение, что «нация — это общность судьбы». Понимаете, есть какая-то общность судьбы и конфликты, подобные украинскому и крымскому. Они ставят, собственно, вопрос о том, с кем ты эту общность судьбы выбираешь.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Давайте проведем голосование. Дорогие слушатели Действительно, весь последний день все социальные сети у нас с Ольшанским читаем мы примерно одну и ту же среду. Они вопиют и рыдают. Говорят, что солнце российской журналистики закатилось, потому что тут вторглись в святую святых, значит чуть ли не лучшую редакцию интернет-СМИ в России по политическим мотивам, при том, что я совершенно согласен с Ольшанским, что Гориславский великолепный специалист, очень тактичный, умный деликатный интеллигентный человек, поэтому я желаю ему всяческих успехов. Но 916-55-81 – вы знаете о том, что на Lenta.ru сменилась редакция? Вас это как-то волнует, и вы печалитесь по этому поводу? 916-55-82 – вас все эти журналистские разборки не интересуют, вас интересует конечный продукт. Нравится – читаете, не нравиться – уходите, и не видите в этом происков злого Кремля. Я объясню почему у нас после утреннего эфира ведущий сказал, что «дорогие, это вы думаете, что на Lenta.ru мир клином сошелся, а нормальные люди про это даже слыхом не слыхивали».

Д.ОЛЬШАНСКИЙ: Но, несомненно, так.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Сейчас посмотрим.

Д.ОЛЬШАНСКИЙ: Просто для меня этот скандал именно интересен как принципиальный вопрос о том, насколько важно и нужно ли проявлять солидарность со своей страной в таких тяжелых рискованных опасных ситуациях. Этот вопрос и в 1990-е годы стоял во время всех этих наших кавказских войн, терактов и всего этого прочего. Сейчас он стоит, он всегда есть.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Мы вот сказали и активировались звонки в студию, хотя мы их не объявляли. Давайте возьмём пару звонков. 788-107-0 – наш телефон. Итак, звонок в студию.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, меня зовут Андрей, я из Москвы.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Вы знали про то, что сменилось руководство в Lenta.ru?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, успел прочесть, успел подумать над этим про себя. Я считаю, что решение, если оно было не самовольным, а инициировано кем-то, то оно справедливо, потому что речь идет о фашистах.

И.ПЕРЕСЕДОВ: А Вы знаете, что Роскомнадзор вынес им предупреждение даже не за материал, а за ссылку на вроде бы экстремистский материал, который в статье был и которую эту ссылку после предупреждения Рокомадзора убрали.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я прочел про ссылку, но я думаю, что всё же это связано с тем, что ссылка была воспринята как некая реклама для ультраправых украинских сил.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Спасибо большое. Кто-то говорит тебе, что это якобы была последняя капля.

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Понятно было заранее, что это будет, что после «Дождя» будет Lenta.ru.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Следующее пророчество Ольшанского закончиться на этом или пойдет дальше?

Д.ОЛЬШАНСКИЙ: Нет, думаю, что будет дальше.

И.ПЕРЕСЕДОВ: А кто будет следующий?

Д.ОЛЬШАНСКИЙ: Я думаю, что проблемы будут у «Эхо Москвы». Там главный редактор, он человек очень умный и опытный в аппаратных боях, но я думаю, что будут проблемы с их Михаилом Лесиным и новым гендиректором какое-то будет, наверное, давление. Я не уверен, что оно закончится какой-то радикальной сменой, но, я думаю, что на «Эхе» тоже что-то будет происходить.

И.ПЕРЕСЕДОВ: 22% наших слушателей говорят о том, что знают про историю с Lenta.ru, и каким-то образом их это волнует, и 78% просто потребляют информационный продукт и ни на что не обращают внимания

Д.ОЛЬШАНСКИЙ: Очень интересно самоощущение этих людей потому что они совершенно не рефлексируют на своей позиции. Грубо говоря, им не приходит в голову, что если бы они жили в Киеве и занимали бы такую позицию по отношению к Украине, которую они занимают по отношению к России, сидя в Москве, то не то, что Укркомнадзор прислал бы им предупреждение, к ним бы просто пришли какие-то с чулками на голове, всех бы там побили и подожгли просто-напросто. Как к ним относятся люди, которые не испытывают никакой национальной политической и прочей солидарности со своей страной? К ним относятся очень плохо, агрессивно бесконечно более враждебно, чем у нас. Им совершенно не приходит в голову как рефлексировать на эту ситуацию. Кем они, собственно говоря, являются? Кто они? Как бы анклав какой-то другой культуры внутри чего-то, внутри России анклав чего-то? Это интересный вопрос, на который у меня нет до конца ответа. Понятно, что здесь есть какое-то очень наивное, граничащее с идиотизмом поведение, на мой взгляд.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Посмотрим, что будет дальше с этими людьми, которые, безусловно, всё-таки являются профессионалами своего дела. Но теперь то можно про Украину поговорить то?

Д.ОЛЬШАНСКИЙ: Я хотел после того, как мы поругали одну сторону, поругать другую. Так что я думаю, что нам нужно перейти к другой широко обсуждаемой теме этой недели. Это письмо деятелей культуры в поддержку партии правительства.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Все планы ломает Дмитрий Ольшанский.

Д.ОЛЬШАНСКИЙ: Дениса Мацуева после того, как он подписал это письмо, не пускают на Украину. Точнее отменили его визит на той стороне. Но не важно, что это за история? История про то, что десятки наших деятелей театра музыки, знаменитых всяких людей подписали письмо очень странного содержания, в котором нет ни слова, по большому счёту, про Крым, про русский народ в Крыму или на Украине. Ну, вообще ничего, есть только то, что мы поддерживаем решения нашей власти, поэтому поводу, причём какие решения не сказано.

И.ПЕРЕСЕДОВ: То есть 150 человек подписало.

Д.ОЛЬШАНСКИЙ: И, на мой взгляд, это очень мало удачное мероприятие, которое мне не нравится категорически, и оно показывает всю степень какой-то внутренней серости нашего агитационно-пропагандистического аппарата, серость мышления, то, что он бесконечно повторяет какие-то позднесоветские клише обязательными коллективными обращениями доярок и просят покарать очередного пастернака за роман, который они не читали. Понимаете, сама идея вот этих вот бессмысленных коллективных писем с какими-то мёртвыми казёнными словами, которые подписывают не читая, и в которых, собственно, не говорится в чём дело, а просто выражается некий бессмысленный одобрямс непонятно чему. Причём понятно, что те же люди с удовольствием подпишут и противоположное письмо, когда нужно будет что-то наоборот сделать. Да они точно, те же люди точно также это все подпишут.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Не нужно совсем подписывать писем или нужно подписывать правильные письма?

Д.ОЛЬШАНСКИЙ: Понимаете, эти мёртвые казённые слова страшно огорчают. Совершенно понятно, что есть достаточно людей, которые могли всё равно искренне и от себя поддержать. Это благое дело многих волнует, многие за него болеют, переживают за защиту наших интересов.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Дмитрий, я спросил вас все-таки неправильное по содержанию письмо или вообще не надо их писать.

Д.ОЛЬШАНСКИЙ: Не надо составлять бессмысленные коллективные обращения от лица людей, которым это на фиг не надо, которые подписывают эти обращения по одной простой причине – не захочешь подписать – отнимем помещение, выключим свет.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Так, секундочку. У нас сейчас на руках два письма, а не одно. Одно называется «Деятели культуры России в поддержку позиции президента по Украине и Крыму». Просто первое предложение «в дни, когда решается судьба Крыма и наших соотечественников, деятели культуры России не могут быть равнодушными наблюдателями с холодным сердцем». Тут 150 подписей. На следующий день появляется антивоенное заявление российской интеллигенции, и первое предложение читаю «не первый раз в русской истории людей несогласных с агрессивной имперской политикой государства объявляют пораженцами и врагами народа…», и на взгляд 110 подписей письмо на письмо, подпись на подпись.

Д.ОЛЬШАНСКИЙ: Понимаете, во-первых в том то и дело, что это разные вещи. Когда подписываются вообще любые коллективные письма, это бессмыслица и маразм в любом случае, но когда подписывают эти, которые против, они искренне это делают, конечно. Мы знаем этих людей вот эти всякие Борис Акунин, Лия Ахеджакова.

И.ПЕРЕСЕДОВ: Мне зачитать? Улицкая, Акунин, Шевчук, Мирзоев.

Д.ОЛЬШАНСКИЙ: Эти люди действительно так думают. Мне их позиция глубоко враждебна, в общем, во многих отношениях отвратительна, но не сомневаюсь тоже, они искренне так думают. А противоположные подписавшие, они то ничего не думают, им всё равно. Они подписывают это совершенно бессмысленно, бездумно просто потому, что эти люди в основном являются получателями каких-то административных благ от государства, будучи художественными руководителями театров, руководителями каких-то оркестров, помещения берут у разных чиновников и так далее. У них какие-то ресурсы есть и вот поскольку они должны дружить с властью, исходя из того, что они держат эти ресурсы, они и подписывают всё что угодно.

И.ПЕРЕСЕДОВ: А вот людям, например, важно знать какую позицию занимает их культурный авторитет по вопросам государственной политики

Д.ОЛЬШАНСКИЙ: Их культурный руководитель. Все это ложь и чепуха. Он никакой позиции не занимает в том-то и дело, что со стороны власти нет никакой попытки выстроить какую-то подлинную компанию с каким-то подлинным чувством по этому поводу тех людей, которым не всё равно, хотя понятно, что они на самом деле есть, и среди них есть и знаменитые люди. Уверен, что Валентину Распутину не всё равно. Эдуарду Лимонову не всё равно. Вот и много кому не всё равно. Много есть патриотов разных.

И. ПЕРЕСЕДОВ: Хатиенко пишет: «Я первый раз в жизни подписал коллективное письмо, поскольку меня волнует то, что происходит в Крыму и волнует судьба этих людей, поскольку я украинец». Подписал в поддержку позиции Путина. Мацуев тот же самый. Посыл этого письма в том, что народы наши должны дружить, и ни в коем случае мы никому не позволим поссорить нас друг с другом.

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Это всё понятно. Это всё поэзия, маразм. Так нельзя делать. И главное, что сам посыл этих обращений ложный, потому что не надо высказываться в поддержку решений партии правительства. Тем более, что мы их не знаем. Высказываться надо в поддержку русского разделённого народа на Украине.

И. ПЕРЕСЕДОВ: Обращаюсь к слушателям. Помогите мне переубедить Дмитрия Ольшанского. 788-107-0. Критикует он, хоть и патриот. Открытый, яростный патриот последние недели, критикует наших заслуженных деятелей культуры – Спивакова, Табакова – за то, что они подписали публичное письмо в позицию Путина.

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Просто я абсолютно убеждён в том, что если появится какая-то другая власть, которая будет делать всё наоборот, ровно те же люди подпишут точно такое письмо, но с явно другим содержанием.

И. ПЕРЕСЕДОВ: Сейчас послушаем мнение наших слушателей. 788-107-0. Вы в эфире.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Дмитрий, Петербург. Один умный человек сказал, что подписывать коллективные письма в пользу власти поддерживать – это пошло. Он хотел вначале сказать подло, но потом сказал пошло, потому что власть не нуждается ни в каких письмах. У неё есть армия, полиция, КГБ.

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Вы как относитесь к ситуации в Крыму?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Двояко.

И. ПЕРЕСЕДОВ: А некоторые люди относятся определённо, причём некоторые относятся определённо позитивно, а другие определённо негативно. И я Вас уверяю, если Вы вчера не появилось бы обращение деятелей культуры-патриотов, сегодня бы это обращение так называемой интеллигенции всё равно бы появилось. Но власть бы к нему оказалась бы неподготовленной.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Мне кажется, что письма надо писать в защиту беззащитных. Допустим, Пастернака какого-нибудь, и тогда неравнодушные деятели искусств – писатели, поэты, философы – напишут «уважаемый товарищ, генеральный секретарь ЦК КПСС, я против ввода войск в Чехословакию или против травли Александра Солженицына».

И. ПЕРЕСЕДОВ: Спасибо большое. Хочу напомнить, что ни Пастернаку, ни Солженицыну уже ничего не угрожает.

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: В каком-то смысле человек прав, потому что, действительно, писать надо в поддержку русских, не в поддержку партии правительства, и главное, что писать надо своими словами и устно говорить.

И. ПЕРЕСЕДОВ: Ещё один звонок возьму. Вдруг Вас всё-таки поругают. Вы в эфире.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Алексей из Москвы. Очень хорошо выступал оратор. Но всё-таки надо подписывать и надо быть патриотом, воспитывать патриотизм в людях, Бороться надо не с подписантами, а с теми подлецами, которые против этого. Вот он сейчас хорошо обсуждал. Вчера выступал господин Гудков – это вообще ужас какой-то.

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: С тем, что Гудков ужас, я нисколько не спорю. Хотя их два, но не важно.

И. ПЕРЕСЕДОВ: Хотя бы уровняли.

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: На счёт патриотизма я не спорю, но всё должно быть честно и искренне. Ничего не надо делать по административной разнарядке. В том то и проблема, что живому украинскому чувству на нашей стороне этого информационного фронта противопоставляются какие-то бюрократические указивки. Вот это не правильно. Правильно было то, как было в восставшем Севастополе. И это же должно быть здесь, когда люди сами говорят или пишут то, что они думают или чувствуют.

И. ПЕРЕСЕДОВ: По поводу разнарядки я не думаю, что Иосифу Давыдовичу Кобзону уже сейчас важна какая-то поддержка.

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: То есть Вы хотите сказать, что такие люди горят желанием, бегают?

И. ПЕРЕСЕДОВ: Про Кобзона, который на Украине родился, – да. Я уверен, что он так действительно думает.

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Но всё рано это нужно сделать по-другому. Нельзя вкладывать человеку чужие мёртвые слова, нужно записать с ним видеоролик и прокрутить его по телевизору, чтобы он сам сказал, что он чувствует. Пускай даже скажет коряво – не важно. Дело не в этом, а в том, что всегда нужны подлинные чувства. На Майдане мы видели эти чувства. Пускай страна враждебна, но там были подлинные чувства. Какие подлинные чувства есть с нашей стороны? К сожалению, их трагически мало.

И. ПЕРЕСЕДОВ: Теперь мы можем поговорить про Крым.

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Я могу сказать, что у меня очень тревожные ощущения в связи с Крымом, потому что меня волнует, не отыграет ли наша власть назад. То есть хочется, чтобы этот референдум состоялся, состоялось и присоединение к Российской Федерации, потому что будет ужасно, если вдруг окажется, что все эти бесконечные консультации Лаврова, Керри, если вдруг выяснится, что не будет референдума.

И. ПЕРЕСЕДОВ: Как его может не быть? Его же объявили!

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Я только надеюсь на то, что было сделано достаточно шагов, после которых совсем не понятно как можно отступать. Сдача и поражение в этом вопросе была бы очень грустной и обидной. Это первая тревога. Вторая состоит в том, что у киевской власти есть прямой резон начать войну, потому что, разумеется, начать её так, как будто мы на них напали – как это всегда делается, боевики, переодетые в российских солдат, нападают на украинские вооружённые части, это снимают на видео и показывают.

И. ПЕРЕСЕДОВ: Публикации переписок хакеров военного атташе США с представителем Министерства обороны украинского по поводу «а не плохо бы организовать какую-либо провокацию».

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Я боюсь, что киевской власти выгодно начать войну так, чтобы мы оказались агрессорами. Две причины – во-первых, если они не начинают войну и смиряются с утратой Крыма, они выглядят трусами и пораженцами в глазах собственного электората, собственных правых радикалов, собственно Украины и вообще в глазах того активного энергичного множества, которое так их сердито подпирает. В преддверии майских выборов власть киевская выглядит неважно. У неё могут быть проблемы. Как раз если они её начинают, то происходит мобилизация вокруг власти. А вторая причина заключается в том, что без войны никто им денег не даст всерьёз. Если Украина не станет жертвой в глазах всего мира агрессии со стороны кровавого русского медведя с балалайкой и бомбой, то миллиардик дадут под жёсткие условия, но ничего похожего даже на то, что Путин Януковичу собирался давать, не будет. А у них экономическая катастрофа. Им надо латать дыры. Они 2 миллиарда только России должны за газ, не говоря уже про социальные выплаты. И в этой ситуации единственный способ держать внимание всего мира вокруг себя и сделать так, чтобы не помогать деньгами, оружием, помощью гуманитарной и всем на свете – это только война, потому что, кому они нужны! Про них быстро забудут, переключившись обратно на Сирию, Иран, Ливию или кого-нибудь.

И. ПЕРЕСЕДОВ: Именно в войне проще маскировать те социальные катаклизмы.

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Разумеется, война всё спишет. У них очень проблемная ситуация, и знаете, брокеры могут играть на повышение, а могут на понижение. У них такая ситуация, что они могут захотеть играть на понижение. Поскольку они ребята пассионарные, агрессивные, активные, не бюрократы по своему стилю, они ближе к Михаилу Саакашвили, чем к нашей власти психологически, то я не исключаю этого ужасного варианта, что они начнут войну. И если она не перерастёт в третью мировую апокалипсисом и убийством человечества, если западные страны будут помогать Украине только оружием, деньгами, военными советниками, но не будут воевать с Россией, это война кончится плохо для всех, потому что это жертвы, разрушения, ужас и кошмар. Но кроме того это не выгодно никак и русской стороне. Такая война в случае победы России, а в прямом военном противостоянии Россия, конечно, побеждает, может закончиться только одним — возвращением Януковича в Киев. В качестве Густава Гусака в Праге 1962 года.

И. ПЕРЕСЕДОВ: Уже по сети ходят ролики, в которых скромные украинские юноши пугают нашего зрителям партизанской войной, которая длиться может долго.

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Беда не в этом, а в том, что это вообще ужас. Совершенно не предсказуемы последствия и количество жертв. Кроме того, я говорю, что политика России опять изменится как за последние 350 лет.

И. ПЕРЕСЕДОВ: В условиях, когда власти в Киеве сегодняшнем выгодно обострение ситуации с Россией и прямо таки чуть ли не война в Крыму – это не значит, что мы должны быть очень осторожными в этой ситуации, и не бряцать лишний раз оружием.

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Мы, во-первых, оружием не бряцаем. Кроме того, проблема в том, что весь этот демократический процесс, современные эволюции и вообще вся западная последняя политика так устроена, что если ты сопротивляешься этой политике, то ты кровавый тиран, палач, Сталин, Гитлер, Пол Пот. А если не сопротивляешься, то ты всё равно кровавый тиран. То есть сажают в тюрьму. В любом случае дорога одна. То есть никто договариваться не намерен. Не существует варианта, при котором киевская власть захочет договориться с московской о каких-то разумных, например, условиях. «Крым уже ваш, а вы нам списываете какое-нибудь долг, делаете скидку на газ и пятое, десятое».

И. ПЕРЕСЕДОВ: Мы бы на это пошли.

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Конечно! Путин и наша власть очень договороспособна. Она разумна. Но Киев не хочет договариваться. Он играет только на понижение, обострение. Им это выгодно. А в свою очередь, если этот ужас всё-таки произойдёт, и крымский конфликт перерастёт в настоящую войну, и наши войска окажутся в Донецке, Луганске, Харькове и так далее, то дальше единственной позицией нашей политики станет возвращение Януковича, потому что что ещё мы можем предложить! Мы же не будет сажать там генерала, который будет командовать оккупационными войсками, не будем сажать там революционное правительство, как Ленин сажал в 1918 году. А будет делать только одно – возвращать Януковича. А это, извините, ни в какие ворота!

И. ПЕРЕСЕДОВ: Допустим, мы возвращаемся Януковичу и проводим легитимные выборы. Приходит Тимошенко, с которой у нас есть опыт сотрудничества, и всё встаёт на круги своя.

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Если реализуется такой неприятный сценарий, то степень её агрессии, ужаса и истерики будет такая, что не будет никаких легитимных выборов, и более того та же Тимошенко, которая при отдельных условиях отлично бы поладила с Кремлём, просто не сможет ни о чём с ним договариваться. Она потеряет всех своих сторонников, то есть ничего не получится. То есть те люди, которые могли бы, в том-то и ужас воронки и конфликта, что люди, которые могли бы договориться разумно, они не могут этого уже сделать, потому что они теряют лицо. Понятно, что Путина просто загнали в угол. Он не тот человек, который будет развязывать какие-то войны, куда-то наступать. Он же не Фидель Кастро. Он острожный и аккуратный человек, и понятно, что для того, чтобы он начал себя вести так, как начал, то есть жёстко, для него нужно было создать ситуацию максимального давления, которого он не любит. То есть попытки его как-то унизить, оскорбить. Он считает, что нельзя поддаваться, поэтому мы понимаем, что противоположная сторона готова на всё.

И. ПЕРЕСЕДОВ: На сайте rusnovosti.ru слушатель Марина спрашивает: «А можно точнее о тревоге, которая вызывает у Ольшанского дата 16 марта? Почему Вы не уточняете какие-то сомнения?».

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: У меня тревога простая, что дипломаты о чём-то тихо перетрут, кто-то кому-то тихо позвонит, и потом власти Крыма неожиданно объявят, что по техническим причинам мы не можем провести сейчас референдум, а о том, когда он пройдёт, мы объявим позже.

И. ПЕРЕСЕДОВ: Дмитрий, А Вы уверены, что если референдум состоится, то его результаты будут адекватными, честными и прозрачными?

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Я видел в Севастополе георгиевские ленточки у девушек в волосах как заколки, украшение, и на сумках женских, например. Не говорим сейчас про мужиков, про бабушек политизированных. Это хорошо.

И. ПЕРЕСЕДОВ: 17 марта руководство Крыма объявляет, что референдум прошёл, жители проголосовали за максимальную автономию, но без присоединения к России.

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Я думаю, что это совсем полный абсурд и этого не будет. Получается, что они будут фальсифицировать результаты референдума против себя, чтобы их посадило СБУ в тюрьму. Это будет совсем перебором. Понятно, что если минимально честно считать эти голоса, то там будет, несомненно, большинство в России. Это видно и очевидно полностью. Договариваться киевские власти не хотят, а просто смириться они тоже не захотят. И я очень этого боюсь, а ещё того, что московская власть просто сотрёт эту историю тем или иным способом. Давайте не будем забывать, что Америка и Евросоюз грозят санкциями нашей элите. А ведь санкции, на самом деле, для России – это то, о чём можно было только мечтать. Это же сказка, волшебный сон. Я бы с удовольствием организовал митинг в Москве, русскую патриотическую демонстрацию в поддержку иностранных санкций против России. Нет ничего более полезного для нашей экономики, чем ликвидация чиновников и возможность вывозить деньги на Запад, и вообще для нашей элиты тратить и вкладывать деньги не там, где они заработали.

И. ПЕРЕСЕДОВ: Соглашусь с Ольшанским. Смотрел, например, интервью Валентины Матвиенко по федеральному каналу. Её спрашивают про санкции, а она говорит «меня санкции не волнуют». Я чиновник, в Сочи отдохну, а граждан России, дай Бог, прокормим. Мы хотелось б заглянуть в список звонков мобильных Валентины Ивановны и посмотреть, как часто она эти дни общалась со своим сыном, который, как известно, крупный бизнесмен.

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Понятно, что они в ужасе, потому что это сильно по ним бьёт, и именно поэтому это всё-таки выгодно для нашей страны, народа. Вообще он должен был сказать «большое спасибо» компании Обамы, Меркель и так далее, если они эти санкции введут.

И. ПЕРЕСЕДОВ: Вот страшный прогноз от Дмитрия Ольшанского. Один вариант – наши элиты испугаются в один момент, и Крым сдадут. Одна история. Другая – мы Крым заберём, в частности крымские элитные коллеги пойдут на путь обострения ситуации, и чуть ли не войну постараюсь я нам навязать. Но есть и срединный путь, на который надеюсь – договоримся с Украиной.

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Разумеется. 788-107-0. А какой Вы предпочитаете исходя их этих вариантов. Вы в эфире. Как Вас зовут?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Юрий Григорьевич из Санкт-Петербурга. Во-первых, у вас разговор какой-то странный. Чего гадать? Надо проредить силы сначала, Путин, которому пишут письма, не является хозяином в нашей стране. Обратите внимание, кто выпустил из страны Ходорковского.

И. ПЕРЕСЕДОВ: Это совсем страшная конспирология. Мы обсуждаем оперативные события. Мы исходим их того, что Путин хозяин в стране, учитывая его рейтинг. 788-107-0. Давайте Вы ответите на мой вопрос. Какой вариант считаете наиболее вероятным?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Александр, Москва, Я готов предположить, что всё-таки Януковича выпустят как чёрта из табакерки. Он выпустит указы, которые будут, например, вводить военное положение на Украине, комендантский час в Киеве, будут объявлены международные террористические организации с известными названиями.

И. ПЕРЕСЕДОВ: Кто же Януковича сейчас слушать будет?

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Нет, к сожалению, здесь тоже есть доля правды. Должен присоединиться, потому что любая военная эскалация влечёт за собой Януковича, он тянется за ней как камень. Потому что если мы оказываемся втянутыми в войну, то с российской стороны никакого другого политического решения уже кроме Януковича не будет, потому что эта война будет происходить везде на Украине. И тогда получится, что наша власть пихает Януковича, который никому не нужен. Причём он не нужен не только Майдану, а не Донецку, Крыму и никому. Это ужасная ситуация, потому что мало того, что мы получаем все те проблемы, которые мы сейчас получаем. Но мы ввязываемся в этот бой помимо какого-то совершенно бессмысленного человека с очень плохой репутацией и который, в общем, сбежал из своей страны, бросив её, будучи Верховным главнокомандующим.

И. ПЕРЕСЕДОВ: На наш sms-номер +7-925-101-107-0 продолжают поступать sms-ки. «Ольшанскому надо быть знать, что санкции относятся к чиновникам. А у нас чиновника в ФЗ запрещено иметь счета за границей».

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Это же не важно. Найдут, уверяю вас.

И. ПЕРЕСЕДОВ: Во-первых, там предполагается несколько этапов и волн этих санкций. Сейчас речь идёт о чиновниках. Потом может коснуться других.

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Бизнесменов, связанных с чиновниками и их родственников. Это вообще кого угодно может коснуться, и здесь вообще никакого формализма нет. Потому что формализм – это та вещь, которую вспоминают, когда нужно придумать какое-то обоснование или решение, которое приняли по тем или иным причинам.

И. ПЕРЕСЕДОВ: 07-ой спрашивает, интересный вопрос: «Почему Путин решил не ограничиваться независимым Крымом?». И ведь, действительно, на Украине все уверены, что Путин одержим идеей двигаться от Крыма и дальше вверх по карте.

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Конечно же, нет. Я уверен, что Крым совершенно не собирался присоединяться. Просто создалась ситуация, при которой он не мог ни начать это дело, потому что иначе получилось бы, что просто бросили людей в Севастополе. Чтобы они сидели и ждали, пока к ним приедет СБУ, «Правый сектор» и все остальные? Всех их посадят и поубивают.

И. ПЕРЕСЕДОВ: Анализ эксперта Ольшанского, что интересы России на Украине ограничиваются Крымом.

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Интересы России всегда ограничиваются в последнее время тем, что Россию как-то минимально уважали и не вытирали об неё ноги. Но поскольку мировая демократическая общественность до такой степени наглая, что соответственно каждый раз нашу власть ставят в ситуацию унижения, и она вынуждена, чтобы в унижение не попасть, принимать какие-то меры. И вот мы видим эту расширяющуюся воронку.

И. ПЕРЕСЕДОВ: Как Вас зовут? Здравствует.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Игорь, Москва. Найдётся общий язык с американцами и натовцами, Путин обязательно на это пойдёт, чтобы общими усилиями навести порядок на Украине, но что касается, смирятся ли американцы с Крымом, это вряд ли. Но это сигнал даёт в Москву, что Вы тоже коррупционная страна и тоже надо навести порядок.

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Я, к сожалению, ничего не понял из реплик. Конечно, можно было бы вместе навести порядок на Украине.

И. ПЕРЕСЕДОВ: Уже говорят о том, то если Крым присоединиться, то это будет такой регион, с него начнётся обновлением.

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: Вообще это правильно, если бы на Украине было бы два президента, две республики – харьковская и киевская. Две культуры. Было бы хорошо, гармонично. Одну защищало бы НАТО, а другую другие войска. Вполне нормальный вариант в период раскола цивилизационного. Но вместо этого мы скатывается в ситуацию полной неопределённости, и очень страшно, что из неё может вырасти.

И. ПЕРЕСЕДОВ: На этой ноте мы заканчиваем нашу встречу. Дмитрий Ольшанский, литератор и публицист, был в студии «Русской службы новостей». Программа «Без вопросов». Спасибо огромное.

Д. ОЛЬШАНСКИЙ: До связи.