Ещё юнцом я понял истину: главное качество женщины в отношениях – не цвет волос/разрез глаз/размер груди, и не образование/вероисповедание/темперамент. В первую очередь вашу с ней жизнь станет определять простой факт: был или нет полноценный отец в её детстве.

Правда, я так и не решил, кто лучше подходит для союза: полусирота или домашняя дочка.

На самом деле, это одна из тех ситуаций, где теряешь на любой ставке: интрига лишь в том, где меньше.

Если в детстве у девушки был отец, родители до последнего не развелись и он не успел досадить ей чем-то фатальным, ты оказываешься обречён вечно и ежечасно конкурировать с этим самцом за её любовь и уважение.
Чаще всего лишь в сознании избранницы, но иногда и на деле.

Что бы с вами ни происходило, глядя на тебя, она будет думать «как папа справится с такой ситуацией?», «сколько папе нужно времени, чтобы решить этот вопрос?» + всегда у неё в доступе будет свой «ядерный чемоданчик» – телефон с номером родителя.
А этот хрен, словно радостный бурундук, станет кидаться на выручку своей принцесски по первому зову.

Самое неприятное здесь то, что, будучи молодым человеком, ты вынужден конкурировать со взрослым мужиком, который, в отличие от тебя, уже успел натворить в жизни неизбежных ошибок и сделать из них выводы + у него на старте будет безразмерный кредит доверия дочери, который тебе ещё нужно заслужить + суперспособности в виде денег и связей, которые ты только планируешь заработать.

В общем, если в начале отношений с девушкой память о бывших любовниках постоянно подкарауливает вас в постели, тень её отца станет следовать за вами везде за её пределами.

И это, конечно – очень условное удовольствие.

Но всё-таки, когда Дима Семицветов – персонаж фильма «Берегись автомобиля» – пафосно восклицал «Жениться нужно на сироте!» он был не до конца прав в своей категоричности. Безотцовщина – тоже очень относительное счастье.

Если девушка росла без отца (или он был человеком проблемным и слабым), это чаще всего упрощает для неё процесс вхождения в отношения, но потом оборачивается своими сложностями.

Да, на старте никто не лезет в вашу жизнь с советами и помощью. Ты можешь чувствовать себя главным мужчиной в жизни избранницы. И это хорошо. Вот только скоро выясняется, что, не имея опыта опеки родителем, ваша девушка всё детство о ней мечтала и фантазировала, какой ей следует быть.

И в этот момент ты оказываешься заложником фантазий, вынужденный конкурировать с идеей, а не с живым человеком.
А образ поступками побороть невозможно: ни один живой конь никогда не выиграет скачку у розового единорога.

Особенно тяжёлую форму эта ситуация приобретает, если девушка провела детство под влиянием обиженной матери, которая изводила дочь рассказами «папа твой нас бросил, а был бы хорошим, сделал бы то-то и то-то».
Тогда своими делами тебе придётся расплачиваться за преступления какого-то гада, которого ты и в глаза не видел.

Её истерики будут объясняться тем, что папа недолюбил, любовь к подаркам – папа недокормил, неспособность принять твою позицию в споре – папа обижал и зверствовал…

Какой из двух этих сценариев хуже я, честно, для себя так и не понял.

Моим противоядием против обоих стало взросление, когда я накопил достаточно возможностей и опыта, чтобы противостоять живым конкурентам и вполне успешно задабривать или расправляться с воображаемыми.

Розовых единорогов, кстати, можно купить в магазине – надувных или плюшевых – чтобы дарить их потом своей женщине: пусть играется.