Илья Переседов:

В России открыт сезон охоты на файлообменные сети. У сайта Torrents.ru отобрали доменное имя только за то, что посредством этого сайта распространялась контрафактная информация.

Катя Гордон:

Это шоу «Анатомия демократии». И сегодня  лицемерие столкнется с правдой  жизни. Вадим Самойлов и Илья Переседов будут нам рассказывать с КАЧ о том, что никогда, ничего, ни откуда не скачивали и не покупали дисков в переходах.

Илья Переседов:

А эта лукавая Катя Гордон считает, что КАЧ не остановить. Вадим, проблема распространения информации в Интернете попадает в сферу ваших чуть ли не профессиональных интересов.

Вадим Самойлов, группа «Агата Кристи», Общественная палата РФ:

Если говорить более точно, не профессиональных, а общественных. С недавних пор  я начал служить в Общественной палате РФ в комиссии по культуре. И там мы создали специальную рабочую группу, которая как раз занимается поисками путей разрешения подобных конфликтов в Интернете.

Илья Переседов:

Вы приложили руку к закрытию торрентов?

Вадим Самойлов:

Лично я руку к этому не прикладывал. Но, скажем так, проблема распространения контрафактной информации через подобные сети меня интересуют. И я считаю, что рано или поздно с ними надо будет каким-то образом эти вопросы урегулировать.

Илья Переседов:

Рано или поздно – это слишком абстрактно. Скажите, в ближайшее время нам стоит ждать проблем с другими файлообменными сетями?

Вадим Самойлов:

Я думаю, что если была такая первая ласточка, то могут быть и вторые, и третьи.

Сергей Смирнов, Трэш-шапито КАЧ:

Я не назову это первой ласточкой. Я считаю, что это полная глупость. Просто наше законодательство и вообще мировое законодательство не поспевает за новыми технологиями.

Илья Переседов:

Сергей, ты молодой и ранний. Вот Катя тоже у нас начинающая певица. Ты обвиняешь в глупости Вадима Самойлова  только за то, что он в этом бизнесе дольше, чем ты.

Катя Гордон:

Провокация! Все могут ошибаться.

Сергей Смирнов:

Если бы Вадим Самойлов был бы юристом, я бы мог обвинить его в глупости. Но т.к. мы оба музыканты, здесь, я  думаю, обвинения ни к чему. Этими вопросами должны заниматься юристы.

Илья Переседов:

Вы оба музыканты, но между вами есть одна небольшая разница. Ты музыкант, которого в Интернете послушала пара сотен  тысяч человек, и ты с этого начал иметь маленький гешефт на корпоративах. Он музыкант, которого слушают миллионы и который теряет миллионы за счет того, что какие-то молокососы распространяют через торренты, в том числе и его песни.

Сергей Смирнов:

Я не думаю, что это так.

Катя Гордон:

Какой ужас!

Илья Переседов:

Вадим, вы теряете деньги через Интернет?

Вадим Самойлов:

Пока что все теряют деньги. Пока что  во всем Интернете зарабатывают только сайты.

Илья Переседов:

На рекламе?

Вадим Самойлов:

Да. В том числе, собственно и торрент, который, умывая ручки, говорит, что «a мы тут не при делах, мы сделали забор, а что на нем написано – не имеем к этому отношения». Почему эти все сетевые ресурсы получают вознаграждения, а автор этого произведения не получает? Объясните мне, пожалуйста.

Катя Гордон:

А объясните  мне, пожалуйста, тогда следующее. Есть какой-нибудь музыкальный канал или огромная радиостанция, какого хрена эти жирнопузые дядьки забирают деньги у этих самых музыкантов, которые хотят наладить канал общения со своей аудиторией?

Сергей Смирнов:

Между аудиторией и творцом не должно быть никаких посредников.

Илья Переседов:

Это все  фигня.

Катя Гордон:

Почему фигня?

Илья Переседов:

Вы с КАЧом дома нашепчете в какой-то домашний микрофон свои песенки, выложите это в сеть – никто вам этого  делать не запрещает.

Катя Гордон:

Если  мы круто нашепчем наши песенки, то они дойдут до народа и все.

Илья Переседов:

Чудесно! Никто же против этого не выступает.

Сергей Смирнов:

А это и есть основная задача творчества.

Илья Переседов:

И Вадим против этого не выступает. Речь идет о том, что есть возможность не только скачать песню Кати Гордон – и она будет счастлива и будет прыгать до потолка, если дополнительно еще 20-40 человек ее скачали. А они-то сосут из сети американские блокбастеры многомиллионные, диски «Агаты Кристи».

Катя Гордон:

Слушай, сейчас такое время, что сосут все!

Илья Переседов:

Диски «Агаты Кристи», записанные где-нибудь за границей.

Катя Гордон:

Вопрос только в том – кто у кого. И хочется сказать одну простую  вещь: клип или трек в Интернете  – это некое промо твоего концерта. Если это нравится народу, если ему кайфово – он к тебе придет на концерт. А там ты заработаешь свои деньги.

Сергей Смирнов:

Конечно, конечно!

Катя Гордон:

Вопят, в первую очередь, те, кто не умеют петь вживую. Поэтому «Ура!» торрентам.

Сергей Смирнов:

Такие вещи, как торрент, вообще защищают мои права потребителя. Послушаю предварительно «В Контакте» какой-то альбомчик (пару песен), если мне понравилось – я обязательно куплю лицензионный диск. Почему я должен покупать диск, этого «кота в мешке», а там окажется гавно просто?

Илья Переседов:

Ты считаешь, что мы присутствуем при смерти нашего общества (структуры) так, как мы привыкли его видеть?

Сергей Смирнов:

Да. Причем, это случился гораздо быстрей, чем  ты думаешь.

Катя Гордон:

Это уже случилось.

Сергей Смирнов:

2-3 года, и все – это случится.

Катя Гордон:

На самом деле уже случилось.

Сергей Смирнов:

И уже телевидения, как такового, не будет. Все перекачается в Интернет. Все  вот так вот перемещается.

Катя Гордон:

И мы освободимся  от гопоты! Ура, Ура!

Илья Переседов:

Рэпер Сява все захватит.

Вадим Самойлов:

Раз уж мы говорим о свободном гулянии  информации, те люди, которые эту  информацию придумали, должны получать вознаграждение. Несправедливая ситуация, когда получают деньги интернетовские сети, а авторы не получают вознаграждения, даже символического.

Илья Переседов:

Вадим, через файлообменные сети распространяются (и во всем мире, межу прочим) и руководства  о том, как создать бомбу и  провести теракт, и…

Катя Гордон:

Нет, ну это уголовные дела. И, в общем, это никакого отношения не имеет к этому.

Илья Переседов:

Но, если мы никак не контролируем эти торренты, никак не контролируем обменники.

Сергей Смирнов:

Их невозможно контролировать. Невозможно!

Илья Переседов:

Т.е. ты считаешь, что это нормально? Ты считаешь это нормальным?!

Сергей Смирнов:

Нет, я  считаю, что это вопросы юристов. Невозможно это контролировать: человек  купил книжку, прочитал, дал другому  почитать.

Илья Переседов:

Юрист – это регистратор. Но в руках  у общества должны быть рычаги, которые  позволяют эту информацию как-то анализировать.

Сергей Смирнов:

Эти рычаги надо искать. И искать надо не топорными,  глупыми методами, потому что закрыли здесь – откроют там.

Катя Гордон:

100%.

Сергей Смирнов:

И это не только у нас в стране, а  в мире.

Катя Гордон:

И, причем, у меня такое ощущение, что просто музыкантам нужно принять новую  реальность и вот это  словоблудство «наши деньги куда-то уходят» нужно оставить раз и навсегда. Другой мир, другое информационное пространство. Бесполезно ставить границы!

Илья Переседов:

Но ты почему-то забываешь, что когда речь идет об авторском праве, мы касаемся не только произведений творческих людей, но мы касаемся программных разработок. Извини меня, на создание серьезного мощного программного продукта, на котором построено целое производство, затрачивается масса и масса весьма затратных усилий.

Катя Гордон:

Нет никакой проблемы с защитой этого продукта сейчас.

Илья Переседов:

Как это нет? Торренты закрыли из-за чего?

Катя Гордон:

Мы помним несчастного учителя, которого  за то, что он своим ученикам «Майкрософт» поставил, посадили практически.

Илья Переседов:

Торренты закрыли из-за чего? За то, что какой-то дундук скачал на флешку, посредством торрентов, программу AutoCAD, загнал ее неким предпринимателям за полторы тысячи рублей и все, – и попался на этом деле.

Катя Гордон:

Предприниматели – дебилы. Когда что-то покупаете, спрашивайте лицензию.

Илья Переседов:

Т.е. по-твоему, надо было не закрывать торренты, а сажать предпринимателя?

Катя Гордон:

Друзья мои, не надо были ни сажать, ни закрывать.

Илья Переседов:

Вот ситуация конкретная: скачал программу, загнал за штуку. Кого надо здесь сажать или надо вообще не обращать на это внимание?

Сергей Смирнов:

Можно посадить одного, можно другого за руку поймать – ничего от этого не изменится.

Катя Гордон:

А потом ты говоришь, Илюш, про то, что должны быть какие-то рычаги. Эти рычаги всегда в руках тех, у кого есть деньги и власть. Например, я не очень  хочу, чтобы в руках власти были рычаги управления информацией в Интернете. Совершенно точно.

Илья Переседов:

Вадим, у вас есть деньги и власть, вы собираетесь защищать права обладателей, создающих компьютерные программы и т.д.?

Вадим Самойлов:

Мне нужна «красная кнопка» сегодня, я так  понимаю, чтобы нажимать, когда ко мне формулировка вопроса. Я не имею отношения ни к деньгам, ни к власти. Что касается Интернета. Понимаете, здесь нужно заходить совсем с другой стороны. Мы вот сейчас разговариваем, и у нас все в одной куче: шоу-бизнес, артисты поющие, артисты не поющие, программы, полторы тысячи.

Илья Переседов:

Эта куча называется Интернетом.

Вадим Самойлов:

Человек взял чужое и продал как свое –  он вор. Поэтому его правильно наказали. Это первый момент.

Илья Переседов:

Да, вор должен сидеть в тюрьме.

Вадим Самойлов:

Что касается торрентов. У нас Интернет-ресурсы  занимают очень такую выгодную позицию. Т.е. мы вот вам предоставили ресурс, куда вы можете информацию класть, но мы к этому не имеем отношения  никакого. Эта ситуация рано или поздно закончится. Torrents.ru после того, как его закрыли, наверняка он откроется еще раз и легально откроется, но он уже будет думать и отвечать за то, что в его контенте содержится не контрафактная информация.

Сергей Смирнов:

Что значит вор? Вот если я у тебя украду телефон  из кармана, то у тебя в кармане телефона не будет.

Илья Переседов:

Ты начинающий журналист. Ты тыришь у меня базу контактов, а поверь, в моем телефоне очень  много привлекательных для тебя номеров.

Сергей Смирнов:

Копирую.

Илья Переседов:

Копируешь. И начинаешь на этом строить свой бизнес, отбирая мой хлеб, в том числе. Это нормально?

Катя  Гордон:

А почему это Переседову жалко поделиться контактами с КАЧем, например?

Сергей  Смирнов:

Подожди, вор – это, когда я у тебя украл. Вот это одно. А когда  ты залез на ту территорию, где ты знаешь, что любой может залезть к тебе в карман, скопировать, значит, не храни ее там.

Илья  Переседов:

Мы живем  в информационном обществе, детка.

Сергей  Смирнов:

Правильно.

Илья  Переседов:

У нас  все сейчас информация. Футболка, которая на тебе напялена – это тоже информация.

Сергей  Смирнов:

Согласен.

Илья  Переседов:

Она на тебе надета ради слова.

Сергей  Смирнов:

Да.

Илья  Переседов:

Телефон у меня в кармане лежит не ради того, что мне эта железка нравится, а ради этих номеров и т.д. и т.п. Сегодня борьба идет за информацию.

Сергей  Смирнов:

Но если ты знаешь, что у тебя это могут  скопировать. Ты говоришь о том, что  у тебя украли информацию. Я говорю о том, что скопировали и украли – это разные вещи. Телефон у  тебя остался, контакты у тебя остались.

Илья  Переседов:

Послушай  старших.

Вадим Самойлов:

Давайте перейдем от метафор к практическим инцидентам. Еще раз говорю, человек скачал откуда-то чужую программу, продал и получил за это вознаграждение – это означает, что он вор. Он получил вознаграждение за то, что ему не принадлежит. Что касается Интернета вообще. Человек, действительно, должен свободно получать информацию. Он не должен задумываться, легальный это контент или не легальный. Часть авторского вознаграждения должна входить в стоимость трафика. В конце концов, мы же платим за трафик сетям, на которых размещена информация, да?

Сергей  Смирнов:

Да. Так и сейчас еще очень тяжело что-то купить в Интернете. Вы попробуйте купить что-то в Интернете легально.

Илья  Переседов:

Да, это  проблема.

Сергей  Смирнов:

Надо  заполнить какие-то вот такие  штуки. А должно быть: ты кнопку нажал, у тебя с телефона «чпык» какая-то денежка сбросилась и все.

Катя  Гордон:

В чем  разница должна быть для меня, для  Кати Гордон, между жирнопузым продюсером, который официально барыжит музыкой, и пиратом, который, может быть, за меньшие деньги делает то же самое? Почему я должна думать, кому я должна отдать свои деньги, вот этому толстому придурку или вот этому худому?

Сергей  Смирнов:

При этом музыканты только выигрывают – творчество доносится.

Илья  Переседов:

Кать, к  тебе подходит чувак и предлагает iPhone за 3000 рублей, который он только что вытащил из кармана Вадима Самойлова, или еще кого-то.

Катя  Гордон:

А где  менты, которые должны были этого  чувака поймать?!

Илья  Переседов:

Понятно, понятно!

Катя  Гордон:

Расскажите  мне, почему я должна работать за всю  государственную систему?

Сергей  Смирнов:

А ситуация с торрентами напоминает то, как  американские полицейские специально в черный квартал ставят машину- кабриолет с вставленными ключами- и ждут в засаде, когда туда какой-нибудь негр залезет и ее угонит. Вот точно такая же ситуация с торрентами. Это провокация чистой воды.

Илья  Переседов:

Вадим, вот КАЧ считает, что жажду  к халяве не остановить.

Сергей  Смирнов:

Конечно.

Илья  Переседов:

И какие  бы меры мы не принимали, все равно,  мы столкнемся с той же самой ситуацией. Там торренты переведут серверы  в какую-то Малайзию или куда-то еще.

Вадим Самойлов:

Знаете, рано или поздно эта ситуация все  равно стабилизируется. Вот эти пока хаотичные и разовые инциденты с закрытием Torrents.ru или закрытием архивов mp3, так или иначе, приведут к какому-то обмену мнениями по этому вопросу между юристами этих компаний, между провайдерами, правообладателями.

Илья  Переседов:

КАЧ считает, что если «В Контакте» закроют, у  нас начнется революция в стране.

Сергей  Смирнов:

Безусловно. Сайт «В Контакте» никогда не тронут, потому что-это народ. Для слишком  многих вот это окошечко является единственным, куда он или она могут  выйти, посмотреть. Им вообще наплевать «лицензионное – не лицензионное». И если «В Контакте» закрыть, вот тогда люди начнут задумываться о другом. И не дай бог, еще полезут на улицу.

Катя  Гордон:

И не дай  бог, они откопают этот механизм закрытия ресурсов. Все! Понесется.

Илья  Переседов:

Все, я  прикрываю этот митинг. Вадим, покажите нам железную длань закона.

Вадим Самойлов:

Сейчас  мы имеем большое поле, в котором  не упорядоченная, не организованная информация, которой все пользуются. На самом  деле любая информация имеет своего хозяина. Значит, наверное, хозяевам нужно собраться вместе с теми, кто распространяет (с сетями), и договориться о чем-то. Вот мы это делаем в Общественной палате.

Илья  Переседов:

Вы какой-нибудь отклик от владельцев сайтов получаете? Они идут с вами на диалог?

Вадим Самойлов:

Да, от крупных идут.

Илья  Переседов:

Назовите  этих героев, страна должна их знать. Кто  у нас готов следовать закону?

Вадим Самойлов:

Это «Яндекс» и «Мейл.ру.» Это и «MySpace», и «Ютьюб».

Илья  Переседов:

Вот!

Катя  Гордон:

Все это  секс для бедных. Вот правда заключается  в том, что нет ни одного реального механизма запретить подобные ресурсы. Они будет кочевать с одного адреса на другой, понимаешь?

Илья  Переседов:

Можем сделать Интернет, в котором не будет приватности.

Катя Гордон:

У Общественной палаты крутой сайт? Нет. Что он интерактивный, что он интересен молодежи? Да пофиг!

Илья  Переседов:

Там Интернет-телевидение  есть. Ты что?!

Катя  Гордон:

Когда Общественная палата хоть как-то врубится в то, что такое Интернет –  у нас, может быть, появится шанс.

Вадим Самойлов:

Кто-то записал композицию. Ее выложили на каком-то ресурсе в Интернете. Существует технология, которая позволяет в  эту композицию включить так называемый электронный ключ цифровой. И каждый раз, когда кто-либо вашу композицию скачивает, у вас будет точная информация, что она скачана. Собирается зрительный концерт какой-то группы. 5% от всех денег от проданных билетов уходит в авторское агентство, которое перераспределяет эти деньги между авторами всех произведений прозвучавших. То же самое должно быть в трафике: какой-то фиксированный процент от стоимости трафика должен уходить в авторское агентство, которое будет перераспределять эти средства в зависимости от того, чего там накачали и откуда.

Сергей  Смирнов:

Сейчас  наш мир стал более авантюрным, чем был раньше, т.е. все становится быстрее, выше, сильнее. У кого-то это  здоровый авантюризм. Например, взял и  написал какую-то песню, выложил  в Интернет – все, стал популярен, его скачали.

Илья  Переседов:

Не-не-не, я с тобой категорически не согласен.

Сергей  Смирнов:

А есть нездоровые авантюристы. Все равно-  это провокация.

Илья  Переседов:

Ничего  подобного. Есть культура, есть профессионализм. Профессионализм требует денег.

Сергей  Смирнов:

Это все  относительно.

Илья  Переседов:

Когда у нас хомячок сидит перед  экраном…

Катя  Гордон:

Я тебя умоляю, требовать бабло – как  раз не профессионализм!

Илья  Переседов:

Забудьте  вы о своих песенках, мы говорим  сейчас о компьютерных программах, создание которых требуют знаний, получаемых многие-многие годы.

Катя  Гордон:

Ты реально  думаешь, что у Билла Гейтса есть какие-то финансовые затруднения? Реально думаешь, что он не отследит свою программку где-то, и мы у него деньги забираем? Поверь мне, он всех нас переживет, и у него в гробу будет кондиционер.

Сергей  Смирнов:

И вэб-камера.

Катя  Гордон:

Поэтому давайте не будем бояться, что  мы у кого забираем какие-то деньги. Мы в жопе, Билл Гейтс сейчас нормально живет.

Илья  Переседов:

Вы –  это, кто? Ты сейчас про кого говоришь? Про себя с Сергеем или, что?

Катя  Гордон:

Мы –  честно зарабатывающие в этой стране, в частности, журналисты, музыканты, кто угодно.

Илья  Переседов:

Да, а  мы в шоколаде.

Катя  Гордон:

Вот поверь мне, я ни у кого не забираю деньги, скачивая сериал, которого нет на лицензии в этой стране. Я буду скачивать его, потому что нет ни одного повода мне в пользу чинуш ограничивать свое информационное пространство. Хрен вам! Организуйте ресурс, на котором я смогу законно это делать – я приду к вам. Но если у вас 6 каналов, и вы показываете по ним дерьмо, я буду скачивать. Понятно?

Илья  Переседов:

Создатель твоего любимого сериала скажет тебе с экрана: «Катя, не качай на халяву мое творчество».

Катя  Гордон:

Я скажу: «Чувак, договорись с моей страной. Я хочу смотреть твой сериал. Сделай это». Если проблемы – тогда посылаем в жопу чиновников и смотрим, как мы хотим. Все.

Илья  Переседов:

Анархия?

Вадим Самойлов:

Я думаю, что это не анархия, я думаю, что  это некомпетентность. Потому что, понимаете, так или иначе, подобные вещи, т.е. в которых участвуют несколько различных субстанций – авторы, распространители и потребители – вопрос договоренности между ними, это вопрос сугубо юридический.

Катя  Гордон:

100%.

Вадим Самойлов:

Есть  общий принцип справедливости какой-то. Если кто-то, что-то создал и с помощью кого-то передал другому – тот, кто передал, должен поделиться с тем, кто сочинил это. А пользователь должен даже не думать на эту тему, понимаете? Пользователь и так отдает свои деньги.

Сергей  Смирнов:

Но когда  между музыкантом и пользователем стоит армия(!) просто: там продюсер, там кто-то, там кто-то, там какой-то пиар-менеджер. Чем они занимаются? Да ничем. Торрент просто убивает все эти профессии, и слава богу.

Вадим Самойлов:

Да она  и так стоит. Причем тут продюсеры?

Катя  Гордон:

Я вот  умиляюсь: мы, значит, сегодня говорим  о справедливости. На Евровидение  два раза скатался прыгающий Билан, может быть, поедет третий. Где справедливость? О какой справедливости мы говорим, когда есть кучка продюсеров, которые решили напрямую пилить деньги, и никогда у режиссера не возникнет возможности снять свой фильм и показать его в сети нормальных кинотеатров. Какая справедливость?! Ее нет. Вот в этом отсутствии справедливости никто меня не убедит в том, что я не должна скачивать хороший фильм. Никто!

Сергей  Смирнов:

Продюсер  может сказать, что этот проект стоит 100 000, а он на самом деле стоит 1000.

Илья  Переседов:

Сереженька, а ты налоги платишь? Скажи мне, дорогой, пожалуйста.

Сергей  Смирнов:

Я? Слушай, я даже не знаю.

Илья  Переседов:

Понятно. У меня вопросов нет.

Вадим Самойлов:

Вот вы опять почему-то пытаетесь уйти в  какие-то пространные рассуждения  о пользе продюсеров. Что касается посредников. Интернет и сайты –  это и есть посредники. Вам только кажется, что если нет продюсера, то и нет посредника. Есть сайт, через который вы распространяете, вот это и есть ваш посредник, который зарабатывает деньги.

Катя  Гордон:

Да.

Вадим Самойлов:

Вопрос  в том числе, что пускай он с  вами поделится.

Катя  Гордон:

Но он у нас, в отличие от продюсера, который требует с меня денег за то, чтобы поставили, например, мою песню на радиостанции, он ничего не просит. И я, конечно, безусловного, вот этого незримого «продюсера», которому я лично ничего не плачу, уважаю намного больше, чем, еще раз говорю, вот этого жирнопуза, который говорит: «Ну, Катя, что поставим твою песню?». Я говорю: «Да пошел ты в жопу».

Вадим Самойлов:

Давайте не путать опять вот эти вещи.

Катя  Гордон:

Это правда. Это правда жизни.

Вадим Самойлов:

Нет, вы говорите полный бред сейчас, Катя.

Катя  Гордон:

Это правда!

Вадим Самойлов:

Вы говорите какую-то странную информацию, какие-то странные вещи, которые касаются популярных радиостанций.

Катя  Гордон:

Потому  что на Муз-ТВ мы реально видим самых лучших музыкантов страны.

Вадим Самойлов:

Да, причем здесь это? Мы говорим с вами про Интернет, про свободное распространение в Интернете. Причем здесь продюсеры? Есть люди, которым некуда потратить деньги, вот они занимаются этой ерундой. Мы сейчас не про эту ерунду говорим. Что вас все время туда сносит? Вы пострадали от этого?

Катя  Гордон:

Конечно! От нее пострадал любой нормальный музыкант и журналист в этой стране.

Вадим Самойлов:

Я продолжу. Вы говорите, что вы счастливы от того, что некий теневой продюсер, который позволяет вам бесплатно разместить вашу композицию на его сайте…

Катя  Гордон:

Или скачать  какой-то фильм.

Вадим Самойлов:

Наверное, вы будете потом еще счастливей, если этот продюсер с вами поделится от того, что ваша песня часто скачивается.

Сергей  Смирнов:

Вот это  более пространная вещь, потому что никогда никто не поделится.

Катя  Гордон:

Конечно.

Сергей  Смирнов:

Человеческая  алчность настолько запредельна, как  и авантюризм.

Илья  Переседов:

Сереженька, мой дорогой, алчность отдельно взятой группы контролировать проще, чем алчность толпы. Ситуация Интернета – это тотальная алчность.

Катя  Гордон:

Красивая, но ничего не значащая фраза от Переседова прозвучала сейчас на Russia.ru.

Сергей  Смирнов:

Во-первых, это должны решать юристы.

Илья  Переседов:

Ни фига. Вот что мне не нравится в вас – это то, что вы…

Катя  Гордон:

Что тебе в нас не нравится?

Илья  Переседов:

Мне многое в вас не нравится.

Катя  Гордон:

Да?

Илья  Переседов:

Да. То, что вы срослись со своими креслицами, которые стоят напротив компьютеров  домашних и считаете себя маленькой вселенной. И говорите: «Ой, у нас есть спецслужбы! Вот они типа сами по себе. Ой, у нас есть юристы! Ой, у нас есть продюсеры!». Ой, у нас есть еще кто-то там. Общество едино! Общество – единый организм, в котором каждый играет свою роль и каждый несет свою ответственность.

Катя  Гордон:

Бедный  Переседов. Он сегодня защищает такую  странную позицию – мне его  жалко. Смотрю на Переседова и жалею  чувака, понимаете? Он вынужден таким  словоблудством заниматься на Russia.ru, что  просто вот думаю, может защитить его уже?

Илья  Переседов:

Но мы же, все равно, любим Катю.

Катя  Гордон:

Это программа, в которой каждый должен пожалеть Переседова.

Сергей  Смирнов:

Вот то, что ты нарисовал эту картинку, когда человек слился с монитором  – это на самом деле всего лишь маленький процент людей. А представьте те люди, которые слились с телевизором, например.

Катя  Гордон:

Еще хуже.

Сергей  Смирнов:

Это еще  хуже!

Илья  Переседов:

Эта ситуация изменится только тогда, когда в нашу жизнь войдет право и социальная гражданская ответственность.

Сергей  Смирнов:

Вот про  это я и говорю, что право  и социальная ответственность не успевает за технологиями. Не успевает!

Катя  Гордон:

Мне кажется, это он просто на выборы готовится. Сейчас он еще про бабушек скажет здесь.

Вадим Самойлов:

Дело  в том, что так и должно быть, потому что законы пишутся под  обстоятельства и общество, не наоборот. Мы же не придумываем, какое общество. В обществе что-то происходит: возникают новые технологии, новые социальные течения. И под них уже описывается, а как общество на это реагирует. Вот поэтому это всегда будет идти впереди.

Илья  Переседов:

И общество начнет чесаться и думать, а как  же на это реагировать, только тогда, когда после торрентов закроют еще десяток самых популярных файлообменников.

Сергей  Смирнов:

Да невозможно их закрыть, понимаешь?

Илья  Переседов:

Пожалуйста, вот у нас есть чудесный опыт.

Сергей  Смирнов:

Ну и  что? Через два часа он снова открылся и стал называться, к примеру «Скачивать.орг».

Катя  Гордон:

Справа  от меня два прекрасных мужчины (один стоит и один сидит), которые ни разу не смотрели порнографию на сайте, ни разу. Они ни разу не скачали ни одного фильма, ни одного трека. Они девственно чисты. Мне хочется сказать: «Мужчины, я порочная тварь, хочу вам сказать, что вы меня не убедили». Вот простите, не убедили.

Илья  Переседов:

Катенька, а ты скачиваешь порнографию, на которую  претендуют правообладатели? Я пользуюсь бесплатными сайтами.

Катя  Гордон:

Нет, потому что это противозаконно. Т.е. ты знаешь, что у нас запрещена порнография?

Илья  Переседов:

Давай когда-нибудь про порнографию сделаем  отдельную передачу. Я тебе это как бы обещаю.

Катя  Гордон:

Не надо делать, надо смотреть.

Илья  Переседов:

Вы рассказываете, что вы встречаетесь с представителями  «Яндекса», других компаний. Сколько вам понадобится времени, чтобы как-то изменить лик российского Интернета, чтобы появились вот те сайты, от которых Катя Гордон выпрыгивает из одежды.

Вадим Самойлов:

Кто ж  его знает, сколько на это времени  потребуется. Этого никто вам  не может сказать. Другое дело, что не надо идти по пути создания чего-то официального – нужно идти по пути вхождения в официальные взаимоотношения с теми, кто этим уже занимается. Не надо кого-то закрывать и открывать что-то типа легальное. Нужно договориться с теми, кто распространяет. Это очень простая технология. Сообщество авторов должно свои интересы отстаивать. И мы им в Общественной палате такую площадку и предоставляем. Мы, с одной стороны, приглашаем правообладателей, с другой стороны, Интернет-провайдеров.

Илья  Переседов:

Ну, хоть какие-то продвижки-то есть?

Вадим Самойлов:

Продвижки есть, потому что в ближайшее время есть надежда на то, что мы выйдем на подписание большого соглашения, которое будет регулировать вопросы между авторами (правообладателями), с одной стороны, и Интернет-ресурсами, с другой стороны.

Катя  Гордон:

Ну, и  возникнет большой такой, гигантский посредник, который будет на этом барыжить.

Вадим Самойлов:

Секундочку. Кать, вы слышали, что я сказал? Причем здесь посредник?

Катя Гордон:

Ну, а  какие функции будет эта организация  выполнять? Посреднические. Правильно?

Вадим Самойлов:

Я про  организацию что-то говорил? Я говорил про то, что существующие организации, которые охраняют авторское право, существующие(!) – Российское авторское общество, Союз кинематографистов, еще какие-то – и существующие Интернет-провайдеры, такие как «Яндекс», «Мейл.ру» и все остальные, вот мы их посадили за стол переговоров, чтобы они выработали некие общие принципы, как они будут распоряжаться авторскими вознаграждениями.

Катя  Гордон:

Супер. Хорошая тема.

Илья  Переседов:

Вот вы договоритесь с «Яндексом», с «Мейлом», определите эти границы, установите цену за трафик. Тут же рядом с  «Яндексом» появится какой-нибудь «хуяндекс», где это будет все пиратским  образом распространяться, и народ туда ломанет. И этот сайт станет сразу мегапопулярным за счет того, что там лежит халява. Значит, я к чему? Эти меры должны дополняться каким-то жестким, угрожающим контролем.

Вадим Самойлов:

Вот чем  вам ситуация с Torrents.ru не угрожающий контроль? Да, он сделан глупо, он сделан в стиле наших правоохранительных органов.

Илья  Переседов:

Да, которые  не разбираются в Интернете.

Вадим Самойлов:

А что  вы хотите?! Так и будет. Давайте  как бы понимать, что милиция у  нас такая, и все.

Илья  Переседов:

Но это  не повод, чтобы ею не пользоваться для восстановления справедливости.

Сергей  Смирнов:

Но Torrents.ru закрыт не по постановлению суда, как это могли бы сделать, допустим, в Соединенных Штатах. Там наверняка бы сегодня арестовали, завтра суд, вот постановление. Просто по письму. Само.

Вадим Самойлов:

Нет. Дело в том, что доменная организация  «Ру-Центр» действительно вправе такие вопросы решать. И если у них есть информация о том, что этот доменный сайт, которому они предоставили домен, занимается какой-то контрафактной деятельностью – они на свое усмотрение могут это сделать. Это их проблема.

Сергей  Смирнов:

Только  они никогда это не сделают  с «В Контакте».

Илья  Переседов:

Почему? Сделают.

Сергей  Смирнов:

Нет.

Катя  Гордон:

А почему это «Ру-Центр» на свое усмотрение может закрывать ресурсы? Что это за фигня?

Илья  Переседов:

Как почему? Потому что твое доменное имя принадлежит  «Ру-Центру». Ты его только арендуешь.

Катя  Гордон:

Я понимаю. Т.е. «Ру-Центр» теперь обладает некими правами. Вот это тоже странная история.

Вадим Самойлов:

На название, на доменное имя «Ру-Центр» обладает правами. Понимаете?

Илья  Переседов:

На любое  доменное имя в зоне «Ру».

Катя  Гордон:

Понятно. Но это тоже как-то странно.

Вадим Самойлов:

Почему? Это его собственность.

Илья  Переседов:

Ты его  берешь в аренду на определенное время.

Катя  Гордон:

Подожди, если ты его берешь на определенное время в аренду и если «Ру-Ценрт» вдруг проглючило, и ему не понравился контент на твоем ресурсе, он его  закрывает.

Илья Переседов:

Да.

Катя  Гордон:

И ты никогда  правды не докопаешься, да? И сейчас мы говорим о справедливости?

Илья  Переседов:

Типа  того.

Вадим Самойлов:

Можно подумать, что у нас в других сферах жизни это как-то по-другому  все устроено. Вы меня удивляете, прям.

Катя  Гордон:

Вот. Видите, значит, это во всех сферах жизни.

Вадим Самойлов:

Так и  есть. Так это мы с вами такие.

Катя  Гордон:

В принципе на этой сексуальной точке можно  закончить.

Сергей  Смирнов:

Ну, и  отлично, что у нас во всех сферах жизни так. И то, что у нас вот Россия, и мы идем таким вот своим путем.

Вадим Самойлов:

Для того, чтобы осуществлять какие-то юридические  действия, например, не обязательно  решение суда. Существует такая правовая норма, как…

Катя  Гордон:

Как блат.

Вадим Самойлов:

Нет, не блат. Я имею в виду, когда возникает…

Катя  Гордон:

Как знакомый в Думе – такая правовая норма.

Вадим Самойлов:

Может, вы не будете меня перебивать.

Илья  Переседов:

Вадим, договорите, пожалуйста.

Вадим Самойлов:

Когда возникает прецедент. Т.е. когда какое-то дело разрешается таким образом – это становится примером и для дальнейшего рассмотрения подобных дел в таком же контексте. И потом из этого может возникнуть закон.

Илья  Переседов:

Кто еще  из известных людей вот вас  поддерживает в личных беседах и т.д.? Назовите несколько имен. Кто вот с вами сотрудничает? Чтобы мы знали наших героев.

Вадим Самойлов:

Вы знаете, мне никакая поддержка не нужна. Это я поддерживаю тех людей, которые пытаются отстаивать свои права.

Илья  Переседов:

Ну, Борис  Гребенщиков с вами согласен?

Катя  Гордон:

Он с  некоторых пор со всем согласен. Он там где-то в астрале, там пиратов нет.

Вадим Самойлов:

Вот очень  содержательный комментарий сейчас был.

Катя  Гордон:

Ну, а  чего там.

Вадим Самойлов:

Дело  в том, что правообладатели, которые производят на свет все песни, музыку, кинофильмы, книжки – это их проблема, это их права, они должны отстаивать свои интересы. И мы их свели с теми, кто с ними должен поделиться.

Илья  Переседов:

Большое вам за это человеческое спасибо.

Вадим Самойлов:

Сколько они будут говорить и как быстро они договорятся – это уже  их вопрос.

Илья  Переседов:

Сначала, когда человек начинает заниматься музыкой, он хочет, чтобы о нем  узнали. И поэтому он заинтересован, чтобы его качали из Интернета, распространяли, он сам на край света добежит только, чтобы спеть перед какой-то аудиторией больше 3-х человек. Но когда он начинает видеть, что за свое творчество можно получить баблос, он тут же начинает дружить с правообладающими всякими компаниями звукозаписывающими, продюсерскими центрами. И это данность, которую вам, друзья мои, не изменить.

Сергей  Смирнов:

В этом нет никаких проблем. Он может, как  артист, зарабатывать деньги. А мы и не будем ее менять.

Катя  Гордон:

Но и, как правило, в тот самый момент, когда творческий человек начинает думать о том, что нужно заработать, он перестает быть творческим человеком. А если ты творческий человек – на концертах, друг мой, зарабатывай. И не бойся.

Сергей  Смирнов:

Творчество  первично всегда.

Катя  Гордон:

Конечно.

Илья  Переседов:

Я благодарю  всех наших гостей за наше сегодняшнее  присутствие. И, друзья мои, готовьтесь. Скоро вашим любимым файлообменникам  придет либо полный трындец, либо они  серьезным образом изменятся.

Катя  Гордон:

Слава богу, он не прав. Он не прав! Смотрите «Анатомию  демократии» в следующий раз.