Когда-то давно в противостоянии консерватизма с либерализмом (в отечественной вульгарной трактовке обоих явлений) я выбрал профессионализм и сохраняю верность этому решению по сей день. Именно наличие в человеке профессиональной выделки является, на мой взгляд, основным атрибутом его личности. Профессионализм для меня определяется, в первую очередь, прикладными знаниями и навыками, которыми обладает человек, а также характером его отношений с профильным сообществом. Коротко этот принцип можно выразить так: «Скажи мне, что ты умеешь делать, насколько успешно и честно, и я скажу, кто ты».

Кажется, эти черты характера были привиты мне родителями – музыкантами, выпускниками Гнесинки. Музыканты – люди уникальные в числе прочего тем, что вынуждены сочетать остроту восприятия мира и устойчивые представления о красоте с кропотливым, упорным трудом. Пример родителей научил меня, что любые «души прекрасные порывы» должны превращаться в убедительный и определенный результат. Вот почему всякий раз, когда меня просят рассказать о себе, разговор, как правило, сводится к обсуждению моих профессий.

Сразу должен признаться: для человека, ревностно исповедующего культ профессиональной идентичности, профессий у меня было слишком много. Правда, большинство из них используют общие навыки и относятся к одному роду интеллектуальной деятельности. Но случались исключения, особенно во времена студенческой юности. Так, например, несколько лет подряд я состоял в бригаде грузчиков, работал ночным сторожем, торговал лотереей на Невском проспекте и даже выезжал на работы по ландшафтному дизайну в качестве землекопа. Правда, теперь это уже в прошлом и основу моего резюме давно составляют более спокойные и малоактивные занятия.

Преподаватель гуманитарных дисциплин, научный работник
Первая запись в моей трудовой книжке от первого сентября две тысячи третьего года гласит: «ассистент кафедры философии Санкт-Петербургского Университета Телекоммуникации и Связи». В университете я проработал до конца августа две тысячи седьмого года: преподавал религиоведение, читал лекции и проводил семинарские занятия по философии. Попутно в Институте Богословия и Философии за мной был закреплен спецкурс по истории протестантского движения и богословию Реформации. Так же я проводил занятия по философии у старшеклассников в школе при богословском институте и сотрудничал в качестве консультанта с отделом Востока музея Эрмитаж.

К сожалению, всё это происходило в самом начале цифровой эпохи, поэтому от научного периода моей питерской жизни сохранилось немного: три статьи в университетском учебном пособии, пара публикаций в искусствоведческих сборниках, да несколько веселых преподавательских баек, вот и всё, что можно сегодня посмотреть.

В Москве я некоторое время вёл спецкурс по истории религий в 686 школе «Класс-Центр» Сергея Казарновского и даже однажды, тряхнув стариной, прочел в клубе «Экономика заслуг» лекцию «Лютер и Путин». Не особо удачно, на мой взгляд.

Но окончательно забросить преподавание мне не удается. Так, например, в качестве pro bono волонтера я периодически провожу семинары и публичные лекции для представителей НКО.

Репортер
Мои первые шаги в профессиональных СМИ были связаны с репортерской деятельностью и журналистикой расследований. Здесь, кстати, очень пригодился научный опыт въедливого изучения проблемы с последующим распределением данных «по полкам» формальной логики. Не случайно, по одной из легенд, костяк британской разведки с момента создания этого ведомства всегда составляли искусствоведы. Так, например, за репортаж с питерского Марша несогласных в 2007 году радио «Свобода» объявило меня «Человеком недели». А при подготовке материала о состоянии здоровья рядового Романа Рудакова для журнала «The New Times» мне даже пришлось проникнуть под видом родственника солдата в палату госпиталя имени Бурденко. Однако поводом к написанию удачного репортажа не обязательно должно быть драматичное событие. Так в свое время широкое распространение по Сети получил мой отчет «Прибежище барсуков» о посещении религиозной общины отца Георгия Кочеткова.

Интервьюер
Публичная роль, которая удается мне в СМИ лучше всего – неравнодушный собеседник. С 2007 года я провел, кажется, бессчетное число интервью. Их героями были Леонид Гозман и Владимир Жириновский, Рамзан Кадыров и Сергей Шахрай, Владимир Мединский и Эдуард Лимонов, Александр Проханов и Пётр Налич

Разумеется, самым удачным может считаться тот разговор, в котором собеседник раскрывает себя самым неожиданным образом. Вот почему своей главной победой на этом поприще лично мне кажется интервью с рэпером Сявой, записанное в Перми в разгар культурной революции, учиненной Маратом Гельманом. Этот сюжет примечателен тем, что помимо продюсирования и записи интервью я собственноручно его смонтировал.

Ведущий телевизионных и радиопрограмм
Кроме персональных интервью в роли ведущего и продюсера мне приходилось делать аналитических программы, ток-шоу, проводить круглые столы и модерировать дискуссии.

Эти эфиры можно посмотреть на сайте, нажав на названия: «Программа Ц», «Анатомия демократии», «Экономика заслуг», «Без вопросов», «Своя правда» и политический клуб «Level Up».

Колумнист
В 2007 году я дебютировал в качестве колумниста сайте Грани.ру. И хотя мое политическое кредо с того момента претерпело заметные коррективы, привычка выражать свои мысли в предвзятых авторских текстах остается со мной. Мои колонки можно найти в «Русском журнале», на сайте «Православие и мир», в интернет-газете «Взгляд» и в «Российской газете».