П

Про наркотики и политику

По следам новости, что Конституционный суд Грузии признал незаконным уголовное преследование за употребление марихуаны и конопли.

Наркотические вещества свободно продавались в составе лекарств с XVIII по XX век.

Путешественники Амундсен и Скотт (конкурировали между собой за освоение Антарктиды) брали в экспедиции морфин и опийные таблетки. Жена писателя Роберта Льюиса Стивенсона (автор «Острова сокровищ» и «Странной истории доктора Джекила и мистера Хайда») снимала опием кашель мужа и свою невралгию. Жорж Санд лечила морфием семью от бронхита.

Но это не самое интересное.

В начале XIX века в Европе были очень популярны кокаиновые леденцы, снимавшие боль в горле. Их пачками принимали оперные певцы, лекторы, публичные политики и ораторы. Выходит, все политики эпохи, когда мир становился таким, каким мы его знаем, были постоянно под кокаином. Ведь выступать им приходилось часто и без микрофона.

Интересно, есть ли исследования, насколько этот факт повлиял на на их политическую активность? И как велика вероятность что те времена будут названы в учебниках истории будущего «кокаиновым периодом мировой политики», а наше – «началом эпохи примирительного ганджубаса».

interrobang