Ж

Жертвы на алтаре евразийства. Борьба с виртуальным образованием

ПЕРЕСЕДОВ: Добрый вечер. Сегодня пятница, 1 августа, в Москве 19 часов 5 минут. И вы слушаете программу «Итоги недели» на «Столице FM», у микрофона Илья Переседов.

Если в двух словах подвести итоги тех семи дней, которые мы прожили сейчас, надо сказать, что для России, конечно же, темой номер один на этой неделе стала экономика, с одной стороны. А с другой стороны, мы напряженно и внимательно наблюдаем за тем, что же происходит на Украине, пока, кажется, особо ярко не вмешиваясь. Но зато информационных поводов на Украине хватало и без нас.

Президент Украины на заседании в четверг, вчера, не принял отставку премьер-министра Арсения Яценюка, и более того (не президент, а парламент Украины, разумеется), за отставку Яценюка проголосовало всего 16 депутатов при необходимом минимуме в 226 голосов, так что рано мы начали хоронить его на прошлой пятнице.

И вообще надо сказать, что, как может показаться, на Украине начинают формироваться две основные политические фигуры – это, с одной стороны, президент Петр Порошенко, а с другой стороны, премьер-министр Арсений Яценюк. Причем в основном такую агрессивную военную риторику мы слышим именно со стороны Яценюка.

После того, как голосование состоялось и стало ясно, что Яценюк остается на своей должности, он вышел на трибуну и заявил: «Уважаемые народные депутаты Украины, сегодня есть две новости. Первая – это то, что Аргентина объявила дефолт. А вторая – это то, что Украина не объявила дефолт и никогда его не объявит».

Яценюк утверждает, что Украине не только удастся удержаться от банкротства (что на самом деле, конечно, весьма и весьма сомнительно), но и всячески настаивает на продвижении, продолжении и расширении так называемой антитеррористической операции. В частности, в тот же день, в четверг, правительство Украины распорядилось выделить из резервного фонда 791 миллион долларов на обеспечение армии. Причем деньги эти пойдут не только как бы на закупку вооружения, но и якобы на покупку жилья и денежные выплаты семьям погибших военнослужащих.

Украина явно готовится к затяжной войне. И хотя это все происходит на фоне разговоров о том, что повальное дезертирство есть в рядах украинской армии, что все больше и больше растет недовольство людей в регионах, зачастую бойкотируется работа военкоматов, не отпускают семьи своих мужчин на эту войну, смысл которой понимают далеко не все; и хотя уже опубликованы данные, из которых следует, что эти затраты на армию происходят не всегда вполне легально и честно (по завышенным ценам закупает Министерство обороны Украины у тех или иных олигархов бронежилеты и прочую амуницию), что царит внутри украинской армии коррупция и прочее, но вот эта военная машина продолжает набирать свои обороты.

И, конечно, одной из главных тем на этой неделе было то, что украинская армия стала применять против войск ДНР баллистические ракеты малой дальности. Ну, это, конечно, вообще ни в какие ворота не лезет. Впервые, кажется, в истории баллистические ракеты применяются против населения собственной же страны, есть прямые свидетельства о том, что от ударов этих ракет страдает мирное население. Вначале пытались это как-то отрицать, но на сегодняшний день уже даже, в общем-то, натовские эксперты признали этот факт.

Так что война на юго-востоке Украины только расширяется. И, к огромному сожалению (повторяюсь – к огромному сожалению), действительно дополняет эти военные действия крайне агрессивная риторика со стороны первых лиц украинской политики.

И, в частности, помимо таких масштабных ударов и масштабных потерь происходит гибель и отдельных, заметных и знаковых людей. В частности сегодня, точнее, не сегодня, а вчера утром, 31 июля, выстрелом в сердце был убит лидер Евразийского союза молодежи по Южному федеральному округу и в то же время заместитель министра иностранных дел ДНР Александр Проселков.

И с нами на связи… Пока еще нет. Я надеюсь, в ближайшее время появится Александр Дугин, попозже он у нас будет. Хорошо, давайте мы поговорим с Дугиным немного позже на тему, в том числе, и украинских событий.

Если проанализировать, что еще происходило на этой неделе, связанное с Украиной? В Минске состоялось заседание так называемой контактной группы по урегулированию ситуации на юго-востоке Украины. Очень интересно, что оно проходит на такой внешней, казалось бы, нейтральной территории. Ну, событие абсолютно, как бы сказать, политесное, я бы сказал, а не политическое.

Да, мы можем констатировать, что на территории Белоруссии встретились представители России, Украины, ОБСЕ и ДНР, и это первый случай, когда за одним столом переговоров оказались (здесь интересно) в первую очередь представители непризнанной Донецкой республики и киевских властей. Каким-то образом можно констатировать, что это добавляет политического веса ДНР и позволяет говорить о ней, как о состоявшейся политической силе в этом регионе. Но к каким конкретным решениям эти переговоры привели, пока говорить рано.

Из того, что было озвучено – это то, что участники встречи обсудили ситуацию, происходящую на юго-востоке, и в первую очередь затронули проблему заложников, участников конфликта, которые находятся и с той, и с другой стороны. В общем-то, было принято решение, что заложников нужно освобождать, а также прекратить огонь на пути передвижения представителей ОБСЕ, которые занимаются расследованием подробностей падения малайзийского «Boeing». Нам обещают, что эти международные эксперты смогут добираться до места крушения самолета и исследовать его безо всякой угрозы для своей жизни.

Пока этого нет. Причем нет, как, в общем-то, по вине ополченцев, так и по вине украинских военных. Напоминаю, что после падения малайзийского «Boeing», хотя представители ДНР заявили тут же о готовности сделать прекращение и перерыв в ведении огня, сначала украинские военные начали проявлять большую активность, потом Стрелков (он же Гиркин) заявил о том, что не будет он никакого перемирия придерживаться, и падение «Boeing» – это не повод для того, чтобы складывать оружие.

Так вот, появилась надежда, что хотя бы на время расследования, хотя бы вот в той зоне, которую затронуло падение самолета, военные действия будут прекращены. И, возможно, будем надеяться, что это будет использовано как прецедент для возможного дальнейшего перемирия.

Вот с нами на связи Александр Гельевич Дугин, лидер Международного евразийского движения. Александр Гельевич, здравствуйте. Слышите меня?

ДУГИН: Здравствуйте. Да.

ПЕРЕСЕДОВ: Ну, я уже начал говорить нашим слушателям о том, что вчера погиб ваш соратник, единомышленник Александр Проселков, который, в общем-то, совмещал должность лидера Евразийского союза молодежи по Южному федеральному округу с должностью заместителя министра иностранных дел ДНР. Вы можете в двух словах нам рассказать об этом происшествии, стали ли уже известны какие-то подробности о гибели Александра?

ДУГИН: Вчера ночью, рано утром ехала колонна из Ростова с гуманитарной помощью, довольно большая. Александр там отвечал за довольно важную часть этой гуманитарной колонны, собранной русскими, россиянами на помощь Новороссии, жителям Донбасса и Луганска. И когда он вышел размяться из машины, отошел недалеко от нее, появился неизвестно откуда автомобиль, и из него было выпущено по нему пять выстрелов прицельных, один из них в сердце – и он погиб.

Это убийство заказное. О Саше много писала украинская пресса. Кстати, что очень странно, на него был огромный такой накат со стороны небезызвестного провокатора, как Кургинян со своей сектой. И, соответственно, угрозы в его адрес поступали с разных сторон просто: и от хунты, и от этой секты кургиняновской.

И на самом деле это огромная потеря, потому что это был прекрасный человек, мужественный человек. Он стоял за Новороссию с самого первого дня, он очень большой вклад вносил в развитие такого мировоззренческого, политического становления Новороссии и очень много помогал в гуманитарной помощи. Одновременно он был и в Славянске, он и защищал с оружием в руках ДНР. Поэтому на самом деле это был прекрасный человек, у которого идеи не отличались от жизни. Он заплатил за свои взгляды, за свой патриотизм, за любовь к Родине, за евразийское мировоззрение он заплатил своей жизнью.

Я, конечно, до сих пор не могу в себя прийти, мы Сашу хорошо знали, он молодой парень совсем. Я его знал вообще, не знаю, юношей.

ПЕРЕСЕДОВ: Александр Гельевич, давайте уточним, а как случилось так, что заметный, хоть и молодой евразиец, стал заместителем министра иностранных дел ДНР? Какая вообще связь у евразийства с ДНР на сегодняшний день существует?

ДУГИН: Ну, во-первых, с точки зрения евразийства вся юго-восточная территория бывшей Украины является частью русского мира. Мы мыслим цивилизационными терминами, это основа евразийства. Для нас Россия – это не только Российская Федерация, это русский мир. И, соответственно, люди, которые живут на Донбассе или в Ростовской области, осознают свое культурное, историческое и цивилизационное единство. Поэтому Саша помогал…

ПЕРЕСЕДОВ: Александр Гельевич, я уточню свой вопрос, если позволите. Просто когда смотришь новости на федеральных российских каналах, складывается ощущение, что проблема на юго-востоке – это проблема местных жителей, к которым вторглась вот эта новая киевская власть с тем, чтобы помешать им жить, как они привыкли, лишить их русского языка, полностью поменять экономическую систему, в рамках которой они тоже привыкли существовать.

Что это именно конфликт и проблема местных региональных людей, которые защищают свою землю, свою хибару зачастую – и как раз внешних пришлых представителей «Правого сектора» и вообще представителей киевских каких-то властей, которые пытаются их затащить в какой-то европейский мир, который им не нравится и им чужд.

Но в последнее время все чаще и чаще начинают раздаваться замечания о том, что, в общем-то, и во главе этого сопротивления, так называемого ополчения, стоят люди, которые ставят перед собой некие амбициозные цели, выходящие за рамки отдельно взятого региона Донбасса. Так ли это?

ДУГИН: Послушайте, во-первых, что за европейский мир? Хунта – это неонацизм. Это совершенно человеконенавистническая расистская идеология, которая уничтожает русских только за то, что они русские. Они называют русских «колорадами», призывают к их истреблению, геноциду и осуществляют геноцид мирных жителей, радуясь каждой убитой женщине и ребенку, называя их «самками колорада». Это не может оставить никого незатронутым.

И люди, конечно, русские люди понимают, что нам брошен жизненный просто вызов: либо мы сейчас преодолеем эту чуму, и не только в ДНР, и не только даже в Новороссии, если мы не свернем этим гадам шею в Киеве, то это все придет к нам в наши дома. Потому что мы видим двуличный Запад, мы видим угрозу нашему миру. И люди туда идут. Конечно, в первую очередь основу ополчения составляют выходцы из Донбасса.

ПЕРЕСЕДОВ: Александр Гельевич…

ДУГИН: Но там огромное количество людей, которые приезжают из других стран, не только из России. Саша не воспринимал Донбасс как чужую территорию. Это часть русского мира, как сказал Путин в прямой линии, на самом деле – и многие люди откликнулись на этот призыв. А для евразийцев это настолько естественно, поскольку вытекает из мировоззрения.

Что касается наших средств массовой информации, то они дают довольно разнообразную картину. Иногда они полностью солидарны с борьбой Новороссии за свободу и независимость, просто за жизнь; иногда они делают определенные шаги назад, представляют как внутренний диалог Украины – в зависимости от колебания линии наверху или от определенных заказов политических. Но я считаю…

ПЕРЕСЕДОВ: Подождите, Александр Гельевич, давайте уточним. Ваш близкий соратник входил, в общем-то, в круг руководителей ДНР, и, соответственно, у вас была с ним прямая связь. Такие же люди остались и до сих пор. И вы сейчас с полной ответственностью своего знания говорите о том, что интересы лидеров ДНР не ограничиваются отдельно взятым вот этим регионом, в котором они сейчас находятся. Правильно я вас понимаю?

ДУГИН: Слушайте, вы на какую страну работаете? Просто такой вопрос. Давайте уточним. Во-первых…

ПЕРЕСЕДОВ: По-моему, у меня очень нейтральные вопросы. Нет?

ДУГИН: Нет, это довольно пристрастные вопросы, просто форма их постановки. На самом деле, понимаете, мы ведем сейчас войну с теми, кто русским отказывает в праве на существование. Конечно, сегодня в ДНР стоит вопрос (я могу с полной ответственностью сказать просто) о сохранении хотя бы части этих территорий под контролем ополчения, подвергнутым геноциду населения Луганска и Донецка, которые сузились до небольших анклавов на самом деле, которые отчаянную борьбу за свободу и независимость ведут с превосходящими неонацистскими полчищами.

Но как далеко будет распространяться эта национально-освободительная борьба Новороссии? Это трудно сказать. Во-первых, когда включится по-настоящему Россия. Россия, конечно, помогает, но вы видите, что происходит с теми… Вот Саша и есть российская помощь, если угодно. Человек сам по собственной воле – никто его туда не отправлял, не посылал – по голосу совести, русской совести встает и отправляется свой народ защищать от нацистской чумы на самом деле. Его убивают, он гибнет там, как гибнут другие наши люди, патриоты. И кто-то сражается.

И здесь, мне кажется, мобилизация населения России в поддержку наших героев должна аффектировать тон, включая тон радиоведущих.

ПЕРЕСЕДОВ: Александр Гельевич, простите, ради бога…

ДУГИН: Либо вы предатель, либо вы патриот. Третьей позиции нет.

ПЕРЕСЕДОВ: Секундочку. Я прошу прощения за еще одну бестактность, мне очень не хотелось прерывать нашу с вами беседу (особенно в тот момент, когда меня вы упрекнули в отсутствии патриотизма), но нам необходимо уходить на рекламу. Я могу вас попросить подождать буквально полминутки, чтобы мы вернулись после рекламы к нашему разговору? Надеюсь, что это «да».

ПЕРЕСЕДОВ: Я надеюсь, мы продолжаем наше общение с Александром Дугиным. Александр Гельевич, вы нас слышите?

ДУГИН: Да.

ПЕРЕСЕДОВ: Спасибо огромное, что дождались. Вот вы упомянули словосочетание «русский мир». Еще также в ходу понятие «русская весна», которое, если не ошибаюсь, даже господин Стрелков упоминает время от времени. Вы не могли бы поподробнее раскрыть концепцию русского мира и русской весны, которую пытаются защищать сейчас в ДНР ополченцы?

ДУГИН: Да, я сейчас скажу. Но я хочу обратить внимание, что в этой ситуации нельзя быть безразличным. Здесь есть только две позиции: либо верность – либо предательство; либо патриотизм – либо измена. И, соответственно, на мой взгляд, в первую очередь надо почтить тех героев, которые падают, гибнут за русский мир и отстаивают интересы всех нас и ценности всех нас, русского народа.

Что касается русского мира. Это понятие шире, чем Российская Федерация. Это те страны и территории, те народы, те культуры, которые сформировались исторически в рамках большой России, которая гораздо шире, чем Российская Федерация, которая, может быть, немножко не совсем точно совпадает ни с Российской империей, ни с СССР, но явно больше, чем Российская Федерация.

Этот русский мир оказал огромное влияние на разные народы – в первую очередь, конечно, на славянские, православные, собственно, русскоязычные, но одновременно и на Южный Кавказ, безусловно, в огромной степени, и в значительной степени на Центральную Азию. Этот русский мир – это, расселение, скажем, зона распространения русской культуры и исторические земли великой России, будь то Российская империя, будь то СССР. Границы этого русского мира не определены, это понятие не юридическое. Это понятие историческое, это понятие геополитическое, цивилизационное.

И, соответственно, сегодня как раз по этому русскому миру наносится удар тех, кто категорически не хочет в нем оставаться. Это, в общем, их право, но они тогда должны…

ПЕРЕСЕДОВ: Подождите, вы сказали про территорию. А про идеологию все-таки? Что является основой русского мира?

ДУГИН: В первую очередь история. Идеология… Русский мир воспринимает, например, освоенные территории Новороссии и отбитые в кровавой борьбе с турками как часть единой России, в то время когда, например, у галицийцев и волынян, живущих в Западной Украине, совершенно другой взгляд на это. Они жили под поляками, под австрийцами, у них другой исторический взгляд.

Точно так же в отношении Сталина, например: Сталин для юго-востока Украины, бывшей Украины, Новороссии – это освободитель, который освободил их от фашистов; а для Галичины и Волыни это достаточно сомнительно, и возможно, он просто оккупант.

Поэтому два исторических взгляда, две идентичности, по сути дела: доминация русского православия в одном случае – и доминация униатства в другом, русскоязычие – и мова. Конечно, они перемешаны между собой, строгой границы нельзя было провести, но Украина…

ПЕРЕСЕДОВ: Секундочку. Но патриарх Кирилл, как лидер православного мира, призвал обе стороны к примирению сейчас.

ДУГИН: Правильно. Надо дойти до Киева, освободить от гадов юго-восток, дать им возможность выбирать свою судьбу самим, а не под нацистскими надсмотрщиками – и потом будет мир на самом деле. Сейчас речь идет о том, что этот русский мир мог бы находиться и в составе Украины, если бы вторая половина, вот эта нерусская половина Украины не дала бы бой ему, не совершила государственный переворот, не сделала нацистскую русофобскую идеологию просто нормой, не запретила русский язык.

И поэтому часть русского мира, которая была в Украине, сегодня восстала. Это восстание не подавить, его не искоренить. Это очень серьезный момент. Поэтому сейчас идет борьба за новые границы русского мира. Русская весна – это осознание этого цивилизационного начала, это воспоминание народа о своей идентичности перед лицом того выбора, который украинская хунта, неонацисты бросили ему.

И, соответственно, эта русская весна направлена против двух врагов: против внешнего в лице США, который стоит за хунтой, и, собственно говоря, Киев, неонацисты, с одной стороны; а с другой стороны, это внутренний либеральный русофобский проамериканский враг в виде «пятой и шестой колонны».

И на самом деле вот эта русская весна – это возрождение русского исторического самосознания, цивилизационного самосознания. И это на самом деле очень серьезная вещь. Оно дремало, оно спало – и оно было пробуждено.

ПЕРЕСЕДОВ: Александр Гельевич, спасибо огромное. К сожалению, мы не можем так много времени на эту тему уделять. Спасибо большое, что вы с нами пообщались. На связи был Александр Дугин, лидер Международного евразийского движения.

Вот видите, даже я оказался в его глазах предателем лишь потому, что действительно продолжаю надеяться, что все-таки все участники этого конфликта, в котором еще очень много от политического театра, на мой взгляд… Это, конечно, с одной стороны, плохо, но с другой стороны, хорошо, что все-таки театр можно прекратить в какой-то момент с указания режиссера или по согласию актеров между собой.

Так вот, пока все-таки этот театр, этот спектакль политический продолжается, продолжается с человеческими жертвами. И как я вижу, никто напрямую не заинтересован в примирении, и конкретных подвижек к этому, к огромному сожалению, нет.

Переходим к делам внутрироссийским. И прежде чем говорить масштабно и долго о санкциях, обсудим одно событие весьма смешное, если бы оно не было абсурдным. Речь идет о том, что в России против преподавателя университета было возбуждено уголовное дело за то, что он использовал «Skype» во время своих лекций – не вживую провел лекции, а использовал дистанционную формую обучения.

Я надеюсь, что нам об этом случае подробнее расскажет Дмитрий Песков, это директор направления «Молодые профессионалы» Агентства стратегических инициатив. Дмитрий Николаевич, здравствуйте.

ПЕСКОВ: Добрый вечер.

ПЕРЕСЕДОВ: Вы можете вообще от удивления говорить, скажите? Не онемели пока еще?

ПЕСКОВ: Ну, у нас практика жизни такая, что способность удивляться немножко атрофируется. Но в целом данный случай удивительный особенно потому, что сам вуз, насколько я понимаю, никаких претензий к преподавателю не предъявлял.

ПЕРЕСЕДОВ: Да. Это произошло в Челябинском государственном университете, преподаватель Мария Загидуллина, она 11 лекций в течение недели прочитала в видеорежиме. И прокуратура заподозрила, что таким образом она похитила 83 тысячи рублей у своего родного вуза.

ПЕСКОВ: Да. На самом деле она сэкономила эти деньги вузу, потому что вузу не пришлось нанимать другого преподавателя на это же самое время. Кроме того, нужно понимать, что этот преподаватель – преподаватель кафедры массовых коммуникаций. Кафедра, которая и должна, в том числе, учить студентов тому, как в различных медийных средах организовывать взаимодействие, учиться, работать и так далее.

Конечно, сказать, что это какое-то нарушение – с моей точки зрения, это дикость. И дикость особенно потому, что принятый в сентябре прошлого года закон «Об образовании в Российской Федерации», наоборот, поощряет разнообразные сетевые формы обучения, в том числе формы обучения с использованием новейших информационных технологий. Более того, у нас в прошлом году приняты поправки в Трудовой кодекс, которые вводят понятие «виртуального»…

ПЕРЕСЕДОВ: «Которые вводят понятие «виртуального образования», – хотел, очевидно, сказать Дмитрий Песков, но наш с ним разговор прервался.

Да, при всем при этом между тем уголовное дело против преподавателя продолжается. Хотя, конечно, с учетом вот такой масштабной истории, видимо, можно надеяться, что конкретно с этим преподавателем ничего не случится, тем более что Дмитрий Николаевич не успел нам сказать, но поскольку уже АСИ заинтересовалась этой проблемой, можно действительно надеяться, что за преподавателя вступятся.

Но в целом, друзья мои, конечно, тенденция намечается весьма и весьма печальная: с одной стороны, мы на словах признаем то, что Россия должна развиваться, двигаться вперед, нам нужны высокие технологии, нам нужны новые стандарты и способы обучения. А вообще есть мнение, которое, например, в частности, полностью разделяю я, что главная проблема России в том, что, скажем так, у нас мало образованных людей сегодня. И те люди, которых выпускают наши вузы, как бы начиная с 90-х и даже раньше, они слабые специалисты и не имеют представления о том, что такое профессионализм. Ну, это большой разговор, и может быть, когда-нибудь он у нас и состоится.

Как бы то ни было, когда на словах мы признаем необходимость развития, выясняется периодически, что наше общество построено таким образом, что в нем постоянно вылезают какие-то заскорузлые формы, всячески препятствующие появлению нового. Это находит отражение на уровне работы местных чиновников, это находит отражение на уровне работы Госдумы. И вот здесь дело Загидуллиной – это явно очень такой тревожный и вопиющий прецедент, за которым, конечно же, нужно всячески стремительно наблюдать.

Ну, переходим теперь к главной теме для России прошлой седмицы, как я говорю по религиозной привычке, речь идет о санкциях, конечно же. Санкции и дело «ЮКОСа» – это две большие темы, которые взволновали российскую экономику.

Что касается санкций, опять-таки наши федеральные каналы привыкли рассказывать нам, что – вот, это «американка гадит», и Америка старается против нас вводить всяческие санкции, а Европа не торопится и всячески как бы противится, и ей это неинтересно. А между тем 29 июля, во вторник, целых 28 стран Евросоюза одобрили санкции в отношении России и в среду, 30-го числа они были подписаны, а 31-го числа уже вступили в силу.

О каком роде санкций идет речь? Удар был нанесен сразу по нескольким направлениям. В первую очередь это госфинансы. Целая, значит, плеяда выдающихся государственных банков попала под санкции. Это «Сбербанк», «ВТБ», «Газпромбанк», «Внешэкономбанк». И даже «Россельхозбанк», который не так давно, напоминаю, начал работать с частными лицами, а до этого был совершенно такой профильный, отраслевой банк, вдруг начал работать с частными лицами, рекламу даже на телевидении купил – вся еще жизнь у него впереди, а тут по нему бьют, значит, санкции.

И теперь гражданам и компаниям Евросоюза запрещено продавать или покупать акции, облигации или подобные любые финансовые инструменты этих банков, а также их дочерних структур с долей более 50%. Запрет касается ценных бумаг.

Но, правда, пока в этом списке нет банковских кредитов, из чего следует, что наши банки все-таки смогут привлекать займы от европейских банков, не пытаются их удушить вот так и сразу. Такие же…

Вообще характер этих санкций, как мне кажется – это когда тебе на шею ложатся руки убийцы, но пока еще непонятно, то ли они тебя уже душат, то ли еще ласкают. Вот здесь то же самое – руки уже на шее, но пока еще как бы в тиски не превращаются.

Санкции против сырьевой отрасли: вводят режим лицензирования экспорта в Россию товаров и технологий для нефтяной отрасли. И туда… Все на самом прямо как с Ираком было когда-то: входят в этот список буровые трубы, всякие алмазные тоже буры, плавучие и подводные буровые платформы, и вообще надо сказать, что очень заметная часть этого списка касается возможной добычи полезных ископаемых, в частности газа и нефти, под водой, и глубоководной разведки. Явно планируют, в том числе, под горячую руку еще и помешать нам с Арктикой разбираться.

Ну и традиционный удар по оборонке – это запрещена членам ЕС поставка и продажа в Россию оружия, а также связанного с ним оборудования всех видов. И здесь злые языки говорят, что якобы очень волнуются европейцы и американцы по поводу того, что «Mistral» у нас появятся.

Вот насколько все эти санкции серьезные и страшные, нам сейчас расскажет Владислав Гринько, экономист, преподаватель Российской академии народного хозяйства и государственной службе при президенте РФ. Владислав Иосифович, здравствуйте.

ГРИНЬКО: Здравствуйте, Илья.

ПЕРЕСЕДОВ: Ну что, стоит ли нам уже совсем паниковать, сушить сухари?

ГРИНЬКО: Сложить руки, как говорится, и ждать?

ПЕРЕСЕДОВ: Или наоборот, брать в руки автомат Калашникова, как вон Дугин советует, и уже бежать вперед.

ГРИНЬКО: Нет, вот это точно не нужно, на мой взгляд, личное мое мнение. Ситуацию так можно, вы правильно все очень рассказали, разложили по полочкам, Илья. Теперь, собственно говоря, да, возникает вопрос, что будет и что нам делать. Но если так сказать, во-первых, мы не знаем, что дальше будет введено.

Во-вторых, очевидно, что санкции вводятся вне зависимости по сути дела от действий России. Несмотря на то, что мы предлагали определенные… Пошли на уступки (правильно же, да?) по Украине и так далее, что вызывало определенную критику внутри страны, но в то же время Запад непреклонен, и он вводит санкции, видно, просто уже не обращая ни на что, то есть демонизируется Россия.

И в этой ситуации получается – на самом деле, конечно, приходится готовиться к худшим вариантам. Худший вариант – это иранский, самый худший, на мой взгляд, из всего, что может быть – это эмбарго на поставки нефти, по крайней мере. Газа – это вообще, наверное, тяжело.

ПЕРЕСЕДОВ: Давайте про страшный вариант поговорим, да? Нашел я информацию, правда, честно скажу, непонятно, на чем она основана, что якобы по самым радикальным подсчетам в результате принятия данных санкций Россия может недополучить до трети годового бюджета. Ваши ощущения, правильные это подсчеты, нет?

ГРИНЬКО: Я думаю, это, конечно же, преувеличение, это такие страсти-напасти. Ну, дело в том, что если по цифрам взять, получается, весь экспорт России составляет четверть ВВП. А при этом, понятное дело, треть бюджета формируется за счет нефтегазового сектора. Но при этом не весь экспорт – это нефть и газ, это металл – цветчермет и так далее. Поэтому для бюджета – да, может быть. Но при этом есть резервный фонд, и плюс еще есть, естественно, маневры. Мы можем перекидывать, и так далее, различные статьи в будущем, когда мы будем планировать бюджет. Поэтому, собственно, в этом плане я не вижу особой трагедии.

Сейчас, конечно, говорят о том, какие потери могут быть. Но потери мы можем увидеть с 1 августа, к примеру, когда (мы вынуждены реагировать) у нас не будет польских фруктов и овощей – правильно же, да? И процесс такой идет, связанный с тем, что происходит перестройка определенная. Мы не уходим полностью в самоизоляцию, но все равно, естественно, мы будем вынуждены больше переходить во внутренних и внешних даже расчетах на рубли. Импорт сокращаться будет, и это нормально в той ситуации, в которой мы оказались, в том плане, что у нас не будет очень много средств, как у страны, на покупку в евро и в долларах.

ПЕРЕСЕДОВ: Владислав Иосифович, мы сегодня себя называем экспертным радио, поэтому я предложил бы пока сегодня не заострять внимание на том, как изменится наш стол с исчезновением с него польских продуктов. Вот вы меня так похвалили, я воодушевился тут же. Вот смотрите, как я представляю себе, если примерно обрисовать сферу экономики, я имею в виду, в контексте санкций: с одной стороны, есть абсолютно спекулятивный рынок акций, который взлетает-взлетает…

ГРИНЬКО: Конечно.

ПЕРЕСЕДОВ: …Падает, об этом очень любят говорить журналисты: акции рухнули на то, на се. Но на повседневность, скажем, отдельно взятого гражданина это влияет весьма и весьма опосредованно.

ГРИНЬКО: Почти вообще не влияет, если честно.

ПЕРЕСЕДОВ: Если мы говорим о России. Если мы говорим, в Америке – в большей степени. Вот в России…

ГРИНЬКО: Да-да-да, абсолютно верно. В США больше.

ПЕРЕСЕДОВ: Поэтому здесь, как эксперты, мы можем сказать: если вы слышите о колебании рынка акций, не стоит особо сильно волноваться, какими бы яростными интонациями вам об этом ни говорили.

ГРИНЬКО: Ну конечно, да. Безусловно, даже если биржи закроются на пару дней, цены от этого не взлетят на овощепродукты, люди должны быть спокойны. У нас все-таки финансовый сектор, он специфичный: он, во-первых, не очень большой, во-вторых, мощное ведь существует государственное финансирование, перераспределение финансовых потоков для компаний. Поэтому часто фондовые биржи играют формальную роль, когда уже принято решение, сколько куда перекинуть.

ПЕРЕСЕДОВ: Вот именно это я и имел в виду. Значит, есть сфера внутренней экономики, внутреннего бизнеса, который у нас как бы очень сложный в том плане, что там переплетено государственное участие, там деньги государственные, частного бизнеса. И вот здесь какая-то часть этого бизнеса, безусловно, от этих санкций может пострадать. Да?

ГРИНЬКО: Да. И какие-то проекты определенно… Мы видим, к примеру, добычу нефти на шельфе Арктики, нам не дают вот это нефтегазовое оборудование. Но, в принципе, есть опыт других стран, как мы это будем делать. Нам не будут давать это оборудование…

ПЕРЕСЕДОВ: Нет, я сейчас даже не про Арктику, извините. Я про то, что кто-то торгует офисной мебелью, канцелярскими принадлежностями, всякими вещами, а кто-то это покупает – вот то, что мы привыкли называть экономикой, выходя на улицу из собственного дома.

ГРИНЬКО: Конечно, могут подорожать кредиты для такого бизнеса.

ПЕРЕСЕДОВ: Так.

ГРИНЬКО: Потом, вообще все, что касается работы с иностранными партнерами, ставится под большой вопрос. Какие-то переводы денежные вдруг могут оказаться замороженными, не говоря о том, что и активы могут заморозить. Наши западные «друзья» (в кавычках), они уже призывают и третьи страны мира присоединяться. И тут непонятно, в какой момент какая страна присоединится. Действительно, они сами даже это описывают, характер удара по российской экономике, как неопределенность.

Мы знаем, для экономиста и финансиста это важное понятие – определенность, когда инвесторы не видят определенности, они убегают с деньгами, не хотят инвестировать. Вот они хотят посеять панику как изнутри среди инвесторов, так и снаружи. Но на самом деле паниковать особо нечего, потому что рубль мы печатаем сами, в рублях мы много кредитуем, большая часть, и у ЦБ есть золотовалютные резервы, пятые по величине в мире.

Но при этом понятное дело, что нас пока что спасает, безусловно, определенный медленный порядок введения санкций. Если бы они вводились достаточно быстро, то могли бы быть существенные, а так…

ПЕРЕСЕДОВ: Ну, они же вообще сейчас пока вводятся на три месяца, они как бы нехотя так вводятся с тем, чтобы… Как будто идет ожидание каких-то ответных шагов.

ГРИНЬКО: Ну, это Европейский Союз, потому что у США совершенно такая плановая политика: вне зависимости от того, что будет делать Россия, она будет вводить санкции дальше, и это, походу, не сменится, пока не будет переизбрания новой администрации.

ПЕРЕСЕДОВ: Ну, и, наконец, есть третий такой макроэкономический блок, блок большой экономики – это все, что касается сырьевого бизнеса. Это то, что касается, значит, наших крупных госкорпораций, из которых идет заметная часть налоговых отчислений, из которых бюджетники получают зарплаты с тем, чтобы идти в магазины и поощрять тем самым наш отечественный мелкий бизнес. И санкции подбираются-то явно к этим секторам экономики, пока что не совсем.

ГРИНЬКО: Да. Запрета на экспорт из России вообще никакого нет, мы можем продавать все, что угодно. Запрещают продавать нам. Ну, это некритично, потому что мы это можем заменить своим. Мы можем в итоге скопировать, я вот хотел как раз сказать, если нам не будут продавать высокотехнологическое оборудование – выживать нам нужно, мы пойдем по опыту Китая. У нас будут схемы, мы скопируем и произведем либо в России, либо с помощью того же Китая.

Но это действительно такая система, отработанная обычно для крупных держав, когда им не поставляют. А мы жили в такой системе в СССР, когда была поправка, соответственно, которая запрещала США поставлять high-end оборудование, как говорится – высококлассное, высокотехнологическое. Но мы все равно его добивались, конечно, с временным лагом, но мы его получали, потому что мы просто как бы его копировали.

ПЕРЕСЕДОВ: Ну, жить-то мы жили, но грустили при этом. Владислав Иосифович, все-таки не могу вас отпустить, не поговорив о «ЮКОСе», поэтому хочу попросить вас подождать, пока у нас кончится реклама, и со мной продолжить разговор. Хорошо?

 

ПЕРЕСЕДОВ: Итак, это «Итоги недели» на «Столице FM», у микрофона Илья Переседов. С нами на связи Владислав Гринько, экономист, преподаватель Российской академии народного хозяйства и госслужбы при президенте РФ.

Предлагаю поговорить о деле «ЮКОСа». Потому что, как мне кажется (вот сейчас я в конспирологию небольшую поиграю), на этой неделе стала известна и понятна тайна, почему Ходорковского не так давно выпустили из тюрьмы без формальных на то оснований и причин. Потому что в Третейском арбитражном суде в Гааге было обнародовано решение по иску акционеров «ЮКОСа» к России – прямо к России, к государству Россия. И арбитраж признал, что власти страны экспроприировали активы компании, и назначил выплату бенефициарам в размере 50 миллиардов долларов.

Это стало рекордным размером компенсации, присужденным в Гааге, прежний максимум составлял 30 миллионов евро (или миллиардов, наверное, все-таки евро), и эта сумма была присуждена двум нефтеперерабатывающим заводам по иску против Греции.

Почему я говорю, что тайна Ходорковского открыта – потому что, видимо, как мне кажется, наши власти предполагали такой исход дела, и если бы такое решение суда случилось, когда еще и Ходорковский находился бы в тюрьме, нам было бы очень сложно подавать какую-то апелляцию по этому решению. А сейчас, наверное, будет проще.

И прежде чем дать слово Владиславу Иосифовичу, я хочу рассказать о том, что такое 50 миллиардов-то для нашей экономики. Это 91% нашего внешнего госдолга; 51% расходов на социальную политику в год; это 31% внутреннего госдолга; 10% международных резервов Российской Федерации; а также (вот эта позиция мне очень нравится) 86% расходов на правоохранительные органы. Можно сказать, если Россия пойдет на эту выплату, то нам придется заплатить аж практически годовую цену содержания всех наших доблестных полицейских.

Владислав Иосифович, у меня к вам в этом контексте два вопроса. Первый – будем ли мы платить; и второй – почему они так с нами?

ГРИНЬКО: Ну, действительно, есть международное право, по которому Россия его исполняет – это один момент. Во-вторых, намечена апелляция, Российская Федерация будет апеллировать. Скорее всего, на мой взгляд, итог будет не в пользу явно бывших акционеров «ЮКОСа», потому что здесь судебное решение не выглядит каким-то взвешенным, потому что оно подвергает сомнению очевидные вещи – использование определенных схем для снижения налогооблагаемой базы, которые подпадали под действие российского законодательства.

При этом если эти схемы, допустим, где-то могут быть легальны, это как бы вопрос такой, собственно говоря, второстепенный, потому что «ЮКОС» подчинялся законодательству в то время, и соответственно, за использование определенных схем его, собственно говоря, и судили. А когда нужно взыскивать определенные недоимки, то продают имущество компании. Были организованы торги. И тут вопрос еще такой, что юрисдикция этого суда в Гааге может быть подвергнута сомнению, насколько вообще может суд этот решать внутренние дела. Конечно, Россия, скорее всего, не будет платить, потому что это решение будет отменено полностью.

ПЕРЕСЕДОВ: Позвольте, я замечу, а вы скажете, прав я или нет – что с одной стороны, конечно же, такое решение суда – это очень серьезный репутационый удар…

ГРИНЬКО: Конечно.

ПЕРЕСЕДОВ: …По России и по ее политическим элитам, с одной стороны. А с другой стороны, даже если это решение останется без изменения, то максимум, на что могут претендовать эти бенефициары «ЮКОСа»…

Знаете, мне очень нравится перечень компаний, которые подали этот иск: это кипрская компания «Hulley Enterprises» (ну, здесь все нормально, если как бы не нарушать норм английской грамматики); дальше фирма «Yukos Universal» с острова Мэн (вот здесь уже начинает звучать тревожная музыка, потому что штат Мэн, мы помним, это штат, где всякие ужасные события случаются в романах Стивена Кинга); а также – вот это мне очень нравится – пенсионный фонд с Кипра «Veteran Petroleum». Этот «Veteran Petroleum» – это явно ребята, с которыми лишний раз лучше не связываться.

Ну, шутки шутками, но, тем не менее, даже если решение суда останется без изменения, тогда максимум, на что рассчитывать представители этих компаний и фирм – это пытаться арестовывать российское имущество, имущество Российской Федерации за рубежом, которое в основном является дипмиссиями, которые при этом уже неприкосновенны. Такая несколько патовая ситуация.

И если вспомнить историю со швейцарской фирмой «Noga», которая тоже долго судилась с Российской Федерацией, и там парусник «Седов» они все отлавливали на зарубежных просторах, то там все кончилось ничем, и в итоге Россия долгим-долгим мытьем и катаньем все-таки победила и ничего им не заплатила. Здесь, по всей видимости, будет повторяться вот этот сценарий, с «Noga», да?

ГРИНЬКО: Да я думаю… Понимаете, здесь вопрос все-таки очень принципиальный, он намного серьезнее. Мы будем добиваться полной отмены. Мы не можем согласиться с существованием этого вердикта, и даже любой компромисс – он будет в ущерб политическому имиджу России и вторжением в наши внутренние дела, что пытаются тайно сделать.

На мой взгляд, здесь мы займем очень жесткую позицию, потому что речь не идет о деньгах, деньги даже, как говорится, не самое главное для репутации России. Россия – да, притом, что это 50 миллиардов, но вопрос даже, я уверен, не в деньгах, а в том репутационном, как вы правильно сказали, ущербе, который может возникнуть, если это решение не будет отменено. Это серьезнейший ущерб, потому что мало ли что, это же прецедентное право, правильно же, да?

Поэтому мы, скорее всего, пойдем по линии того, что в принципе юрисдикция суда не позволяет вторгаться так далеко в эти дела. Гаагский Третейский суд, Постоянная палата может решать вопросы, связанные с международными сделками; но этот вопрос – можно сказать, что он чисто внутренний. Это вопрос хозяйствующего субъекта и спора его с российским государством. Тут вмешательство третьей стороны, оно бессмысленно, собственно говоря.

ПЕРЕСЕДОВ: Спасибо огромное, спасибо большое. С нами на связи был Владислав Гринько, экономист, преподаватель РАНХиГС при президенте РФ, который по делу «ЮКОСа» в Гаагском трибунале говорит, что… Ой, «в трибунале» – видите, оговорка. В Третейском суде, да, говорит о том, что особенно волноваться и бояться не стоит. Надеюсь, что он прав.

Пять минут у нас остается на новости культуры. Вначале о делах духовных: на этой неделе президент Путин предложил не восстанавливать на территории Кремля 14-й административный корпус, а вместо него взять и вернуть Вознесенский и Чудов монастыри. Стон, прямо-таки стон, грустный и страшный, пронесся по российскому Интернету, все увидели в этом символ какой-то еще более масштабной клерикализации власти: надо же, место чиновников в Кремле занимают монахи – вот такие прямо угрюмые, значит, помощники дона Рэбы (если цитировать Стругацких).

Настолько ли это страшно, я надеюсь, нам сейчас расскажет Елена Зелинская, писатель и также по совместительству глава «МедиаСоюза». Пока мы до нее дозваниваемся, расскажу о том, что на самом деле (и об этом отлично знает президент Путин) Кремль находится под охраной ЮНЕСКО, так что восстанавливать эти монастыри можно будет только после согласования данного вопроса с этой международной организацией. Как раз и Путин предложил мэру Собянину этим заняться, а также инициировать обсуждение с московской архитектурной общественностью (что входит в это словосочетание, пока еще непонятно).

Ну и заявление, это предложение Путина, стало совершенно неожиданным и даже отчасти скандальным, но при этом президент позицию занимает такую, что все должно решать общество. Цитирую опять-таки президента: «У нас деятели культуры часто жалуются на то, что мы очень много передаем церкви. Здесь большая дискуссия, вот эти объекты можно сделать, повторяю еще раз, воссоздать их на первом этапе исключительно как объекты культурного наследия».

Также президент порадовал тем, что предложил расширить внутри Кремля пешеходную зону и дать возможность через ворота Спасской башни выходить непосредственно на Красную площадь. А я, кстати, проделал этот путь однажды, и должен сказать, что действительно очень интересные ощущения, когда гуляешь по всей этой брусчатке исторической. Так что если это в скором времени заработает, то это будет действительно очень и очень славно.

Не дозвониться нам до Зелинской, так что, видимо, вернемся к этой теме, уже когда начнутся какие-то шаги по реализации данного проекта. Ну, у нас как в России: президент сказал – значит, все остальные будут делать.

Три минуты у меня остаются для того, чтобы порекомендовать вам (уже совсем будет у нас такая тема праздная) сходить на новый фантастический фильм «Стражи Галактики», американский, с бюджетом в 250 миллионов долларов. Значит, я думаю, что стоит сейчас у приемников остаться гикам, а также родителям, и в целом неравнодушным к спецэффектам людям.

Не поленился, ночью сходил на эту картину – прекрасный фильм. Если кто-то любит Вселенную Marvel, то для российских зрителей открылась ее новая страница. Это галактические стражи – команда, которая состоит из человека, говорящего енота, задумчивого дерева, прекрасной инопланетянки и тоже как бы не менее прекрасного, но яростного межпланетного качка, на удивление напоминает комическую трактовку сегодняшних событий на Украине – правда, в той интерпретации, которая была нарисована нам Александром Гельевичем Дугиным в начале программы.

Значит, по сюжету этой картины яростные межпланетные повстанцы во главе с сильным лидером, в котором можно увидеть аллюзию на господина Стрелкова, пытаются разрушить такой нарочито потребительский, спокойный, уютный, толерантный мирок, и для этого открывают такую силу, значит, хтоническую, которая делает их лидера просто прямо-таки непобедимым. И никто им не может противостоять, кроме команды из пяти вроде бы таких неудачников.

И в картине очень много музыки 70-х годов. И вообще первое, что я вынес во время просмотра этого фильма – знаете, мы дожили до того момента, когда музыка 70-80-х начинает продаваться как добротное ретро. Ну, для меня это была музыка моего детства, более чем актуальная, а сейчас это уже, вот для нынешних подростков, продается как такие дела давно минувших дней. Много вот этой такой «ретро» музыки, много юмора.

Те, кто смотрели трейлер, наверняка волнуются по поводу наиболее очаровательного персонажа – говорящего енота с автоматом. Енота много, поэтому стоит на этот фильм идти, хотя бы чтобы посмотреть на этого как бы яростного енота.

Все закончится хорошо, в своей борьбе против этого религиозного фанатика герои используют все – вплоть до механизмов Оранжевой революции. В самый напряженный момент вместо того, чтобы начинать мутузить этого злодея, главные герои поют и танцуют, ввергая его в полную растерянность. Правда, песни и танцы не мешают главному герою распылить в итоге злодея на атомы (прошу прощения, если для кого-то проспойлерил). Но, тем не менее, повторяю, как бы Вселенная Marvel для нас дополнилась очередным этажом, и уже во второй части (которая, безусловно, будет) нам обещают, что стражи галактики встретятся с мстителями. Очень хочется, конечно, посмотреть на говорящего енота на руках у Железного человека.

В общем, если не знаете, чем занять пятничный вечер – смело идите, смотрите в кино этот замечательный фильм. С вами был Илья Переседов.

Источник: http://finam.fm/archive-view/10723/

 

 

 

Categories
Илья Переседов

Добавить комментарий