К

Кургинян против Стрелкова. Философия футбола. «Теоретики Зеро»

ПЕРЕСЕДОВ: Добрый вечер. В Москве 19 часов 5 минут, у микрофона Илья Переседов, вы слушаете радиостанцию «Столица FM», и в эфире программа «Итоги недели».

Надо сказать, что прошедшая неделя выдалась богатой на события, но если говорить о серьезной политике, в первую очередь хочется отметить, что на этой неделе мы смогли видеть по-настоящему захватывающий, драматичный, местами гротескный политический театр, в котором фарс смешался с событиями весьма серьезными и страшными. Я, разумеется, говорю о событиях в Донецке, в так называемой Донецкой народной республике. Все самое интересное происходит на следующий день после того, как мы с вами пообщаемся.

Итак, 5-го числа войска, подразделения так называемого народного ополчения покинули Славянск, который до этого удерживали в течение двух месяцев. Славянск был форпостом сопротивления Донецкой народной республики, был его знаменем, был его флагом, был его щитом, и вот в какой-то момент войска под управлением Игоря Стрелкова (он же Игорь Гиркин) оставляют этот город и перемещаются непосредственно в Донецк.

С одной стороны, сторонники ДНР, люди, которые симпатизируют этим ополченцам, говорят о том, что Гиркину удалось реализовать феноменальную, дерзкую и смелую военную операцию, вырваться из котла, вырваться из оцепления, которое вокруг него практически уже замкнулось. Но все было бы очень героично, если бы не появился внезапно в Донецке известный московский политолог Сергей Ервандович Кургинян. Вот это действительно событие было абсолютно неожиданное и по-настоящему фееричное.

Все мы, наверное, знаем Сергея Кургиняна, в первую очередь, как активного участника программы политического исторического шоу «Суть времени», в котором он сначала звездил, иначе не скажешь, потом его покинул, и некоторые говорят, что со скандалом. Учредил одноименное общественное движение, после чего он начал бороться активно за права родителей и за увеличение численности граждан России, против Болотной площади, против восстаний, не восстаний даже, а против несогласных, скопившихся на Болотной площади, создавал альтернативные какие-то митинги. Маршировали строем они не так давно по Москве в пику Майдану, но всегда это было некое такое декоративное шоу, сопровождающееся активными диалогами на страницах сети Интернет.

И внезапно Кургинян говорит о том, что он приезжает в Донецк, прямо чуть ли не с инспекцией. Он начинает выкладывать один за другим ролики в Интернете. Причем первые ролики были сняты таким образом, что можно было бы и усомниться, а действительно ли Кургинян находится в Донецке, и не нашли ли для него автомат где-нибудь в Подмосковье, не посадили ли его на диван с тем, чтобы заснять. Но нет, не ограничившись просто заявлениями, Кургинян начинает именно в Донецке-таки устраивать пресс-конференции, на которых, чуть ли не последними словами полощет господина Стрелкова и все его окружение, обвиняя их в трусости, обвиняя их в предательстве, в голос заявляя о том, что Стрелков не прорвался из окружения, а ему дали коридор, и не кто-нибудь, а украинские власти, с которыми он, очевидно, о чем-то договаривался.

Более того, Кургинян криком кричит о том, что Россия всячески снабжает Стрелкова и его воинов, ополченцев самым современным оружием, вот прямо чуть ли не баллистическими ракетами.

Тут нужно заметить, что злые языки… Совершенно непонятно, зачем это делать, и кто его туда мотивировал и направил. Раздаются разные версии, кто-то считает, что человек в возрасте, увлеченный политикой, поехал на такую последнюю гастроль, что называется, на свой страх и риск. Никто за ним особо не стоит, и в какой-то момент ополченцам надоест, что им в лицо плюют все такие обвинения, и они господина Кургиняна просто возьмут и шлепнут. По другой версии, это десант Кремля, Кремль не просто оставил Стрелкова и его ополченцев без поддержки, не только бросил их на произвол судьбы, но и еще, чтобы их дискредитировать, отправил к ним профессионального политтехнолога и полемиста Кургиняна. Кто-то видит в появлении Кургиняна, чуть ли не следы украинского олигархата, что это Ахметов его туда привел для того чтобы внести разлад и дисбаланс в ряды ополченцев и, таким образом, видимо, сохранить свои активы, попытаться, во всяком случае.

В любом случае, откуда бы ни приехал Кургинян, шороху он навел знатно. Вообще, все ролики, которые за его именем выпускаются в последние дни в Сети, могут служить прямо-таки академическим примером иллюстрации тезиса о том, что понты дороже денег. Потому что приезжает сухонький старичок, правда, необычайно воодушевленный и добрый, его сопровождает какое-то количество людей с автоматами, но что это за люди, непонятно, и ясно, что их численность гораздо меньше, чем численность окружения господина Стрелкова. И этот старичок надувает щеки, драматично хмурит брови, начинает говорить от имени не себя и не своего движения, а чуть ли не России-матушки, у него прямо читается интонация Остапа Бендера «заграница нам поможет», и якобы расставляет все точки над «i». Бросает ополченцам в лицо обвинение, что в Славянске они оставили якобы 20 тысяч автоматов. У ополченцев глаза лезут на лоб, появляются люди, которые говорят, что «мы своими руками грузили эти ящики». «Нет, вы врете! – кричит Кургинян. – Я-то знаю, мне рассказывали ваши же ополченцы», – и какие-то люди, имен которых не называет.

Дальше он начинает разворачивать интригу и говорит, что ему якобы звонил Стрелков в ночи, дышал в трубку и говорил, что ему очень нравится то, что он ему говорит, и мол, готов он с ним встретиться, но окружение его не пускает. Кургинян занимает позицию «я приехал сюда спасти Стрелкова от его нехорошего окружения».

Все это, повторю, безумно интересно смотреть, и это прямо-таки формируется классическая схема, при которой человек, владеющий словом, человек, владеющий эмоцией, и человек, публично претендующий на что-то, обыгрывает здоровых дядек с автоматами, но, которые мнутся и не находят правильных и нужных слов, чтобы ему ответить.

Я предлагаю рассматривать все эти события еще и в контексте художественном, потому что Кургинян, помимо того, что много лет занимается политикой и публичной политикой, он столько же лет, еще и больше, занимается вопросами театра и экспериментального театра, и сам это дело не бросал ни на один день.

У него в офисе существует свой театр. Прямо полноценный, большой театр существует у мужика со сценой и рядами, рампой, освещением, где он для своих друзей и почитателей устраивает какие-то полусемейные спектакли, тоже очень эмоциональные и яростные.

На самом деле, если внимательно слушать Кургиняна, то можно найти непосредственные художественные цитаты. Например, в эмоциональном и скандальном первом ролике, где он обвиняет Стрелкова в трусости и называет его прямо-таки бабой, говорит, что уход из Славянска – это была якобы мерзость неслыханная, там Кургинян самым непосредственным образом цитирует Гамлета в исполнении Смоктуновского из известного одноименного фильма. Там есть замечательный момент, когда Гамлет в разговоре с Лаэртом просит того сыграть на флейте, и когда Лаэрт отказывается и говорит: «Нет, я не умею», – принц говорит: «Не умеете сыграть на флейте, а хотите играть на мне», – после чего Смоктуновский выдерживает паузу и говорит: «Но играть на мне нельзя!» И точно так же Кургинян в какой-то момент рассуждает об уходе из Славянска, говорит: «После этого говорить теми словами, которыми говорилось об этом раньше, нельзя!» Вот прямо непосредственно такие интонации Смоктуновского.

Но это все художественная аналитическая реакция. А вот как же реагируют на происходящее ополченцы, что, собственно говоря, в их рядах происходит, и долго ли они будут терпеть хулиганство со стороны Сергея Кургиняна, я, надеюсь, нам расскажет сейчас Дарья Митина, руководитель московского отделения пресс-службы ДНР. Дарья, приветствую. И вопрос первый: как долго ополченцы собираются терпеть хулиганство Кургиняна на своей земле, и будет ли с ним встречаться Стрелков?

МИТИНА: На самом деле, насколько я знаю, Кургинян уже в Москве, то есть он беспрепятственно покинул территорию Донецкой народной республики. Как он туда въезжал, это отдельный вопрос. Но, как вы видите, ополчение обошлось с ним максимально вежливо и гуманно, несмотря на то, что за такое поведение по законам военного времени может полагаться что угодно – от ареста, выяснения обстоятельств и так далее, более-менее подробного разговора по душам, допроса.

ПЕРЕСЕДОВ: Даша, давайте уточним эти вопросы. Первое: каким образом Кургинян попал в ДНР?

МИТИНА: Вот это надо спросить у самого Сергея Ервандовича, как он туда попал. Известно, что легальных способов попадания в ДНР не так уж и много.

ПЕРЕСЕДОВ: Он попал туда не один, рядом с ним были вооруженные люди.

МИТИНА: Ну, вооруженные люди – это люди местные уже. Как сказал Губарев на вчерашней пресс-конференции, люди – это представители батальона «Восток», которым буквально вплоть до позавчерашнего дня командовал Александр Ходаковский. Вы знаете, что в результате конфликта Ходаковский отстранен и от управления батальоном «Восток», который в абсолютном большинстве перешел под личное командование Игоря Ивановича Стрелкова, верховного главнокомандующего, министра обороны. Раньше батальон «Восток» подчинялся Ходаковскому, но теперь, насколько нам прояснил Губарев эту ситуацию, он теперь находится в Мариуполе на одном из предприятий «Макеевугля». Ему позволили взять с собой несколько десятков человек, членов батальона «Восток», а остальные бойцы батальона остались в подчинении Игоря Ивановича Стрелкова. Таким образом, произошло военное переподчинение.

Так вот, охрана, которая, как раз охраняла Кургиняна, это – батальон «Восток» под руководством Ходаковского. Какая была мотивация, и какие были причины – это отдельный вопрос, но, судя по тому, что Ходаковский отстранен от военного управления и, что называется, отправлен отдыхать, видимо, причины были внутреннего характера. Можно сделать некоторые выводы о том, что как приезжал Кургинян, кто его приглашал и так далее.

ПЕРЕСЕДОВ: Почему Кургиняна не шлепнули? Когда я вижу, как Кургинян в лицо Павлу Губареву, народному губернатору, тому Павлу Губареву, который за несколько дней до этого опубликовал в сети Интернет достаточно леденящий кровь текст, как правильно нужно брать заложников, пускать поезда под откос и грабить кассу во имя революционной целесообразности, когда этому Губареву Кургинян кричит в лицо, что «вы хам и лжец», а Губарев как-то мнется и говорит тихим голосом: «Нет, вы неправы», – от народного губернатора в военное время ждешь немножко другого поведения.

МИТИНА: Во-первых, Губарев не мнется. Губарев – человек благородный, вежливый и, несмотря на публикацию брутальных текстов, обратите внимание, что текст Губарева посвящен тому, как надо поступать, во-первых, с комбатантами, как нужно поступать с врагами республики, со шпионами, с диверсантами, с представителями противоположной воюющей стороны. Кургинян, вроде как эмиссар не просто дружественного государства, не просто дружественной страны, а России – это основной партнер Донецкой народной республики, страна, от которой Донецк ждет и не дождется помощи.

Поэтому любого человека, приехавшего из России с мирными, не военными целями, априори в Донецке принято привечать, встречать, оказывать ему какие-то знаки внимания и так далее. Это дипломатия, совершенно все понятно. Другое, что Кургинян сразу понес провокационные эти свои совершенно глупые, хамские, уничтожающие не ополченцев, не Стрелкова, и именно самого Кургиняна, речи.

Причем обратите внимание на интересную деталь: местом пресс- так называемой конференции Кургиняна был выбран центр для реабилитации наркоманов. Кто-то в этом усмотрел такую горькую иронию, потому что поведение Сергея Ервандовича сложно назвать поведением адекватного, вменяемого человека, не находящегося под воздействием каких-то веселящих средств. На самом деле, вот этот центр для реабилитации наркоманов был одним из объектов, на котором базировались люди Ходаковского и его ближайшее окружение.

Поэтому Губарев вел себя, как мне кажется, единственно верным образом. Потому что раз уж человек приехал якобы с добрыми, с мирными целями, с целями помочь, то его нужно, как минимум, выслушать. А потом уже ополчение было вольно поступать с ним, как угодно. Они посмотрели, послушали, так, как мне показалось, сочувственно покрутили пальцем у виска и решили не мараться. Мне кажется, что решение было благородное. Другое дело, конечно, разговаривать надо на самом деле не с Кургиняном, а с тем, кто его послал. Понятное дело, что Кургинян в данном случае – это такая попка, которая работает от нажатия кнопки. И общаться надо не с ним, а с тем, кто его посылал.

ПЕРЕСЕДОВ: Так кто послал? Я буду повторять кургинянские интонации: я спрашиваю, кто послал Кургиняна?

МИТИНА: Слушайте, ну, смешно же, недаром в Интернете появились ролики, помните, фрагменты фильма «Корона Российской империи», там тоже был такой смешной, карикатурный совершенно старичок, который изображал из себя монарха. Вот он тоже ходил, тоже повелевал, двигал бровями, брызгал тоже слюной. Вот так карикатурно, но это был юмористический фильм, это понятно.

А Сергей Ервандович никак все не поймет, что он не клоун, он не герой юмористического какого-то сериала, а человек, который очень заботится о свой репутации и своем имидже в публичном поле.

ПЕРЕСЕДОВ: Послал его кто? Кто послал – Ахметов или кто, или Кремль, или ФСБ?

МИТИНА: На самом деле здесь две базовые версии, я придерживаюсь первой из них, Губарев придерживается второй. Бэкграунд Кургиняна таков, что он всегда пел по заказу разных кремлевских башен. Поначалу, до ухода Стрелкова на другую работу, одной кремлевской башни, потом, так сказать, стал специалистом широкого профиля. Есть версия, что администрация решила немножко сбить имидж Стрелкова, который набирает популярность, так сказать, в российском обществе, ради того, чтобы не допустить распространения новороссийских процессов за пределами Новороссии, на территорию России, падения рейтингов каких-то российских лидеров, роста рейтинга лидеров не российских и так далее.

На самом деле, теория кажется фантастической, безусловно, потому что, с одной стороны, где Россия, где Новороссия, где все остальное, но, тем не менее, черт его знает. Я, честно говоря, в последние годы не удивляюсь уже ничему, потому что в нашей администрации варианты рассматривать внутреннюю политику есть совершенно различные. Там, комплексы, фобии, фантомные боли, они зачастую очень странные, смешные и нормальному человеку не понятные.

ПЕРЕСЕДОВ: А другая версия какая?

МИТИНА: А другая версия более прагматичная, прозаичная. Кургиняна наняли за деньги те олигархи, которые либо рулят процессами экономическими в Новороссии, либо претендуют на то, чтобы рулить. В общем-то, на самом деле, версия не такая уж фантастическая, поскольку Кургиняна охраняли люди Ходаковского, Ходаковский человек Ахметова. Как известно, Ахметов несколько раз менял свою позицию по новороссийским процессам, он колебался до последнего и, по-моему, колеблется до сих пор. Он торгуется. С одной стороны, он пытается продать какие-то свои активы в Новороссии, с другой стороны, он пытается не раздражать Киев, чтобы его вообще из страны не выкинули.

ПЕРЕСЕДОВ: Я должен заметить от себя, что если говорить о таких, матерых околокремлевских политологах, то Сергей Кургинян среди них всех меньше всего нуждается в деньгах, потому что у него есть свои собственные источники постоянного дохода. Я сейчас не буду называть – какие, но это отличает его от Дугина и ряда других людей. Правда, последние год-полтора он увлекся созданием своей общественной всероссийской организации, что, безусловно, требует очень больших затрат, которые, пожалуй, в одиночку потянуть будет сложновато. Но по поводу версии о том, что Кургиняна тупо купили, я полагаю, что если купили, то очень задорого.

Спасибо. С нами на связи была Дарья Митина, руководитель московского отделения пресс-службы ДНР.

Обращаю ваше внимание на то, что следующая неделя будет очень важной, потому что, собственно говоря, как в «Илиаде» Гомера, прежде, чем развязалась великая Троянская война в этом эпосе, случается юмористический конфликт между героем Одиссеем и его критиком юмористическим Терситом, точно так же накануне великого противостояния теперь уже армии Стрелкова регулярным вооруженным силам Киева на прошлой неделе случилась яркая перебранка и конфликт с московским экспертом Сергеем Кургиняном. А вот на следующей неделе, по всей видимости, уже начнут говорить пушки.

ПЕРЕСЕДОВ: Итак, вы продолжаете слушать программу «Итоги недели» на «Столице FM». И следующая тема, о которой мы будем говорить, это, разумеется, футбол. Невозможно обойти вниманием чемпионат мира по футболу, проходящий сейчас в Бразилии. И я очень боюсь, как и многие другие болельщики, что все самое интересное уже прошло. Потому что хотя в воскресенье нас ждет финал, но вряд ли он сможет затмить тот шок, удивление, восторг, восхищение, безумие, которое мы видели во вторник, на матче между Германией и Бразилией. Напоминаю, матч закончился с разгромным счетом 7:1 в пользу немцев. Им удалось заколотить семь, я повторяю, семь голов в ворота хозяев чемпионата, причем, надо заметить, что это было первое поражение Бразилии в домашнем матче за последние 39 лет. А что касается такого счета, достаточно заметить, что во всех мировых тотализаторах лишь пять человек, пять каких-то безумцев-шутников или, не знаю, пророков, поставили деньги именно на такой счет. Например, ставка в 20 долларов принесла ее владельцу выигрыш в 50 тысяч. Можно себе соотнести диапазон цифр.

Что хочется заметить, сказать, в первую очередь. Огромное спасибо бразильцам. Первое, что нужно отметить, большое им спасибо за то, что этим своим проигрышем они подарили нам чемпионат мира по футболу, следующий, который пройдет в России. Почему? Потому что никто не сомневается, что наша сборная на следующем чемпионате выступит из рук вон плохо, особенно, если судить по той игре, которую мы видели сейчас. Многие болельщики, и я в том числе, опасаются и думают, что не светят нам не то чтобы кубки на этом чемпионате, но и даже сколь бы то ни было выразительное и яркое выступление. Но после фиаско и проигрыша Бразилии любые ошибки и просчеты российской сборной на следующем Чемпионате мира будут выглядеть просто детским лепетом и шалостями. И все наши комментаторы, разумеется, и вся наша госпропаганда еще заранее начнут нас к этому готовить и используют вот этот казус Бразилии и казус вот этого бразильского проигрыша для того, чтобы подсластить нам эту грядущую пилюлю. А если вдруг нашим удастся показать на чемпионате мира результат, сопоставимый с итогами олимпиады, в чем я, повторяю, весьма и весьма сомневаюсь, то тогда, опять-таки, тот же самый казус Бразилии позволит нам вознестись просто не до седьмого неба, а до девятого и двенадцатого.

Но на самом деле, взаимодействие на поле бразильской и немецкой команды выявило к тому же еще и столкновения цивилизационные. Понимаете, ни один эксперт футбольный не сможет вам объяснить, почему бразильцы так облажались. Можно постфактум сколько угодно анализировать, говорить: «У них убрали одного игрока, второго, солнце не так светило, поле…» Но это бразильцы, это боги футбола, и вдруг они, с одной стороны, пропускают неимоверно техничные, неимоверно красивые, неимоверно жестокие мячи, после чего рассыпаются, я имею в виду первые два гола, разумеется, рассыпаются и начинают ловить один за другим мячи в свои ворота. Никак с позиции сугубо техники спортивной это объяснить невозможно. То, что мы видели, это как солнечное затмение для папуасов или выход первого человека в космос, что-то, о чем можно фантазировать, но то, что до этого своими глазами не приходилось видеть никому и то, о чем те, кто это видели, будут рассказывать десятилетия своим детям, внукам и правнукам.

На мой взгляд, в этом противостоянии немцев и бразильцев, этой техничной, аналитической немецкой игры с такой вот бразильской страстной и яростной феерией прослеживается прямо-таки философская подоплека, и я надеюсь, нам о ней расскажет сейчас Борис Марков, доктор философских наук, заведующий кафедрой философской антропологии Санкт-Петербургского государственного университета. Вот так, не с комментатором будем сейчас говорить, а с философом.

Борис Васильевич, здравствуйте, слышите ли вы нас?

МАРКОВ: Да, я вас слышу хорошо.

ПЕРЕСЕДОВ: Прекрасно. Первый вопрос у меня к вам будет такой. Очень часто, особенно от женщин, можно услышать оценку футбола, как игры мужской, брутальной и глупой. При этом один мой отличный знакомый, человек с высшим философским образованием, говорил, что любой мало-мальски средний профессиональный футболист стоит десяти профессиональных докторов философии, уж простите, потому что ему приходится в одну секунду времени у себя в голове совмещать анализ ситуации, меняющейся каждую секунду, каждый момент, соотносить его со схемой игры, навязанной тренером, смотреть по сторонам, кто может принять мяч, контролировать свое тело, демонстрируя прямо чуть ли не образец этой античной колокагатии, и что вообще нет более сложного, умного и философского вида спорта, как футбол, согласитесь?

МАРКОВ: Со второй частью я соглашусь, потому что этот Пьер Кубертен, который родоначальник олимпийского движения, и Кортиус, это немецкий профессор, который раскопал Олимпию и построил ее заново в XIX или XX уже веке. Там была идея: союз мышц и интеллекта. Возрождение олимпийского движения задумывалось как, во-первых, противодействие против вырождения элиты английской, еврейской, потому что там были сильные клубы. Макс Нордау написал книжку «Вырождение». Для армии, естественно. Кубертен участвовал в этой программе преодоления депрессии у людей, ослабления анемии и так далее. Явно некое физическое вырождение шло, и был задуман спорт. Что касается женщин, я не знаю, женский спорт…

ПЕРЕСЕДОВ: Нет, мы сейчас не про женский спорт, секундочку, мы про мужской футбол говорим. И насколько оправдано словосочетание «философия футбола»? Вы говорите, оправдано.

МАРКОВ: Оправдано, да.

ПЕРЕСЕДОВ: Давайте будем двигаться дальше. То, что немцы…

МАРКОВ: Женский спорт оставим в стороне, хорошо.

ПЕРЕСЕДОВ: То, что немцы обыграли бразильцев со счетом 7:1, можно ли говорить, что им это удалось потому, что у немцев был, например, свой Кант и Гегель, а у бразильцев нет?

МАРКОВ: Это же старая формула еще, да, немецкая машина спорта, футбола, и, в общем, противодействовать ей довольно трудно. Будь то война, будь то футбол, здесь немцы, конечно, мастера. Ну, немцы, как Гегель говорил, что немецкий язык адекватно приспособлен для философии, это лучший язык для философии. Немецкий дух, а он, Гегель, собственно, представляет этот дух, персонифицирует. Поэтому здесь, видимо, связь с немецкой классической философией, конечно, очевидна. Я думаю, да.

И, кроме того, надо вообще-то вспомнить еще 1936 год. Ведь, собственно говоря, олимпийские игры в том виде в таком планетарном масштабе – это было в Берлине, и, конечно, к сожалению, там участвовали нацисты, в этом деле. Они сначала не понимали, потом поняли, подхватили. Футбол стал тоталитарной игрой в этом смысле.

Но, с другой стороны, я считаю, что капитализм коммерциализация спорта противодействуют вот этому тоталитарному аспекту футбола. С одной стороны, конечно, коммерциализация – тоже плохо, но, с другой стороны, некий демократизм, ставка на индивидуальное, а не на командное, не на национальное, такие политические аспекты, в этом я вижу позитивное значение коммерциализации.

ПЕРЕСЕДОВ: Борис Васильевич, ваш прогноз философа, кто победит в финале, Германия или Аргентина?

МАРКОВ: Наверное, немцы победят, хотя, Аргентину жалко, конечно, я за Аргентину буду болеть. Хотя, может, усталость скажется. Ведь бразильцы тоже, по-моему, перенервничали, они психологически сломались.

ПЕРЕСЕДОВ: Там действительно было столкновение, на мой взгляд…

МАРКОВ: Трудно прогнозировать.

ПЕРЕСЕДОВ: На мой взгляд, было столкновение религиозной философии, философии такой…

МАРКОВ: Да, романтической такой, я бы сказал.

ПЕРЕСЕДОВ: Да, метафизики.

МАРКОВ: Иррациональной, да.

ПЕРЕСЕДОВ: Спасибо, огромное. Напоминаю, с нами на связи был Борис Марков, доктор философских наук и завкафедрой антропологии СПбГУ. Вот наш с ним философский прогноз такой: победит Германия, потому что немецкий дух метафизический пока еще никому переплюнуть и перебороть не удалось. А так это или нет, увидим в ближайшее воскресенье.

Итак, вы слушаете программу «Итоги недели» на «Столице FM». У микрофона Илья Переседов. Напоминаю, что на этой неделе мы стали жить чуточку в другом мире, потому что в понедельник увидели, как профессиональное, театральное, провокационное слово в лице политолога Кургиняна может противостоять, и достаточно успешно, пистолетам и автоматам донецких ополченцев. Во вторник мы видели абсолютно невероятный матч, победу немецкой сборной над Бразилией в чемпионате мира по футболу. И как мы поняли с философом Борисом Марковым, это было только благодаря тому, что у немцев есть за плечами философия Канта и Гегеля, а у бразильцев ничего подобного нет.

А в среду мы начали жить немножко в другом мире, потому что президент Владимир Путин признался, что подписал прямо-таки пакетным скопом все законы, принятые Госдумой в весеннюю сессию и предложенные ему, собственно говоря, на одобрение. Событие, надо сказать, вызывающее удивление и растерянность, потому что тот пакет законов, который был предложен президенту, скажем так, многие из них немного странные. И вообще, на прошлой неделе я говорил о том, высказывал надежду, что, может быть, просто Госдума хочет так ярко уйти на каникулы и сделать аккорд такой заметный, чтобы о них дольше помнили. Но они этот аккорд настолько удачно сыграли, что, в общем-то, даже изменили мир, в котором мы живем.

Что же нового там появилось? Буду по нарастающей говорить. Появился закон о запрете рекламы на кабельных телеканалах. Опять-таки, на словах все звучит очень гладко. Законотворцы вопрошают: «Зачем нужна реклама на каналах, за которые пользователи и так платят?» – совершенно игнорируя тот факт, что платят-то пользователи за большинство каналов сравнительно малые деньги ровно потому, что остаток бюджета телеканалы набирают на рекламе. И здесь сейчас, после принятия этого закона, у большинства кабельных каналов стоит выбор: либо закрыться вообще за неимением бюджетов, либо задрать цены в надежде на то, что зрителей, которые их любят, хватит, чтобы кое-как закрыть свои, что называется, бюджетные дыры. Надо заметить, что опыт телеканала «Дождь», который похожим образом был вынужден начать выживать только лишь на заинтересованных и крайне увлеченных им зрителях, показал, что шансов у такой политики на успех практически нет. Так что со следующего сезона нас ждет серьезное изменение в сетке вещания кабельных кандалов.

Также появились поправки в закон, ужесточающий наказание за нарушение на митингах. Это такая явная, абсолютно антимайдановская история. Теперь для тех, кто более двух раз за полгода привлекался к административной ответственности за нарушение порядка митинга, шествий или пикетирования, таким людям грозит до пяти лет лишения свободы. Очень интересно, да, два административных наказания становятся поводом для наказания уголовного, а также штрафа до миллиона рублей.

Там есть много всего интересного. Эдуард Лимонов, известный писатель и оппозиционер, заявил, что этот закон принят напрямую против него. В общем-то, можно усомниться в словах известного писателя, закон направлен явно против всех, кто считает для себя возможным так или иначе демонстрировать несогласие с существующими порядками в стране.

На фоне заботы о детях, их развития и безопасности был принят закон о возврате рекламы пива на телеканалы и стадионы. Это привет чемпионату мира в 2018 году, приближающемуся к нам. До 2019 года можно будет смотреть рекламу пива и всяких таких напитков на его основе, собственно говоря, по телевизору. Вот так. Это немножко диссонирует, конечно, с политикой здоровья нации, о которой мы слышим в последнее время, но, в общем-то, понимаете, открытие игорной зоны в Крыму тоже немножко диссонирует с его славным святым, военным и религиозным прошлым, но когда надо, наша власть становится весьма и весьма прагматичной.

Но в основном поговорить-то я хотел о том, что главным образом ранит мое сердце. Это поправки к закону о персональных данных россиян. Инициатива, наименее понятная простым смертным, но способная вызвать, как мне кажется, за собой наиболее заметный резонанс.

Дело в том, что наши законотворцы заявили, что любая компания, которая занимается Интернет-бизнесом с российскими гражданами и требует от них персональные данные, вы регистрируетесь в социальной сети, например, или создаете себе электронный ящик у какого-нибудь почтового оператора, и вас просят сообщить фамилию, имя, отчество, телефон для того, чтобы подтвердить этот аккаунт, вторую почту, вас просят указать персональные данные. Так вот, теперь, по требованию нашей Думы с 2016 года все, кто занимается подобного рода бизнесом, обязаны хранить персональные данные россиян только лишь на территории Российской Федерации. А вот почему это страшно и плохо, мы поговорим сейчас с Матвеем Алексеевым, директором по внешним коммуникациям компании «Rambler&Co». Матвей, приветствую. Ты не мог слышать, но я сказал нашим слушателям, что, на мой взгляд, поправки к закону о персональных данных способны за собой повлечь, если они начнут работать, наиболее негативные последствия для всех нас, поскольку могут заметно навредить Интернет-бизнесу. Так ли это?

АЛЕКСЕЕВ: По-хорошему, если сейчас уже здраво рассматривать какие-либо поправки в тот же 152-й Федеральный закон, то, с одной стороны, действительно, да, это может снизить инвестиционную привлекательность России для западного бизнеса в плане вложений каких-то в сервисы передачу данных. С другой стороны, на мой личный взгляд, данный законопроект может подтолкнуть само государство и ведущих медиа-компаний для определенных программ для повышения медиа-грамотности населения. Ведь вся проблема данного закона в том, что государство думает, что пользователи сети Интернет не умеют обращаться со своими персональными данными, и что их на Западе кто-то сможет увидеть, прочесть и как-то использовать.

ПЕРЕСЕДОВ: Подожди, Матвей, секундочку. Мне казалось, что главная проблема этого закона не в неграмотности населения, а в неграмотности депутатов, которые думают, что хранение данных у Интернет-гигантов а-ля «Google», «Facebook» и так далее строится по типу районной библиотеки, и там есть, как в районной библиотеке, шкаф «книги о войне», а дальше «книги о любви», шкаф «данные пользователей из России».

АЛЕКСЕЕВ: Обязательно, «Персональные данные пользователей из Российской Федерации».

ПЕРЕСЕДОВ: И может приехать такой грузовичок, взять на себя этот сервер, пересечь российскую границу и где-нибудь в Ростове его водружают, и персональные данные российских граждан начинают храниться на территории России. Но это бред. Такого не существует. Я правильно говорю, что этого не существует?

АЛЕКСЕЕВ: Я абсолютно согласен с тобой, что это бред, это какой-то абсурд, данные, собственно говоря, хранятся и в облачных решениях, это не только на территории Российской Федерации.

ПЕРЕСЕДОВ: Везде.

АЛЕКСЕЕВ: Если утрировать, то серия и номер паспорта могут быть разбиты по одной цифре и храниться в разных странах мира, от Австралии до Голландии, включая Россию.

ПЕРЕСЕДОВ: Они могут сортироваться по дате создания аккаунтов, они могут сортироваться…

АЛЕКСЕЕВ: Да, по геолокации.

ПЕРЕСЕДОВ: По чему угодно. Построение вот этих кластеров хранения информации у каждой компании свое, и они не будут выуживать это из этого моря разливанного данных, и они, тем более, не будут раскрывать тот принцип, по которому эта информация у них структурируется, потому что это ноу-хау каждого IT-гиганта.

АЛЕКСЕЕВ: Это согласен, это ноу-хау каждого отдельного гиганта-компании, да, но, с другой стороны, на примере российских компаний «Яндекс», «Mail», «Rambler&Co», директором по внешним коммуникациям коего я и являюсь, мы о своих пользователях заботимся в первую очередь, и данные наших пользователей, в принципе, хранятся на территории Российской Федерации, это раз. Во-вторых, мы пользователей предупреждаем о хранении и определенных возможностях, которые могут преступники в плане персональных данных испытывать в так называемых полисах, договор-оферта, который пользователь, грубо говоря, подписывает, ставит галочку, при создании какого-либо аккаунта.

ПЕРЕСЕДОВ: Матвей, давай так, если бы этот закон заработал завтра, что бы случилось? Можно сказать, что ваша гугловская почта бы не открывалась, забронировать билеты на международных сервисах вы бы не смогли и так далее и тому подобное. И социальные сети…

АЛЕКСЕЕВ: Западные да, но надо учитывать, что у нас есть еще российские сервисы, которые позволяют все это бронировать. С другой стороны, есть большая опасность, если утрировать, опять же, и закон заработает завтра. Если он прямо завтра заработает, то… Илья, вы куда-нибудь сейчас за границу собираетесь, визу получаете?

ПЕРЕСЕДОВ: Да.

АЛЕКСЕЕВ: О’кей, вы не сможете получить визу, потому что при получении визы требуют бронь отеля, бронь билета. Есть международное межвизовое соглашение по всем этим вопросам, но при этом они требуют подтверждение авиаперелета, подтверждение брони отеля. Этого не будет, если это прямо завтра вступит.

ПЕРЕСЕДОВ: До 2016 года, два года почти дано на то…

АЛЕКСЕЕВ: В сентябре начинает работать рабочая группа при Госдуме, которая как раз все эти нюансы должна учесть, внести правки в закон. Я надеюсь, ваш покорный слуга включен в эту рабочую группу, нам удастся каким-то образом решить все эти разногласия.

ПЕРЕСЕДОВ: Спасибо большое. С нами на связи был Матвей Алексеев, директор по внешним связям и коммуникациям компании «Rambler&Co».

ПЕРЕСЕДОВ: От себя могу заметить, что депутаты продемонстрировали фатальную, феноменальную техническую неграмотность, потому что они требуют от IT-компаний то, что те заведомо выполнить не могут и, в общем-то, не будут делать. Да, есть слабая надежда, что некое Интернет-сообщество сможет их переубедить, и тогда к этому закону будут приняты еще одни поправки, которые его просто-напросто обессмыслят. Примерно, как мы видели ситуацию с платежными системами. Их, с одной стороны, тоже обязали делать что-то, гарантирующее права российских пользователей, потом выяснилось, что это неисполнимо, и постепенно, поправочка за поправочкой, всю эту историю замяли пока, хотя могут и снова расчехлить.

С другой стороны, явно, на мой взгляд, что этот закон абсолютно политический. Он бьет по коммерческим интересам, в первую очередь, американских Интернет-компаний, он делает такое, публичное «фи» в их адрес, упрекая их в том, что, якобы, после откровений Эдварда Сноудена мы можем быть уверены в том, что они халатно обращаются со своими, имеющимися у них данными, в том числе с данными о российских пользователях, но мы принимаем этот закон и отсрочиваем его исполнение. Соответственно, если к 2016 году отношения с Америкой у нас улучшатся, мы сможем этот закон столь же великодушно отозвать, сколь же решительно приняли. Если не улучшатся, а наоборот, только лишь ухудшатся, то благодаря действию этого закона мы сможем убрать со своего рынка ведущие американские Интернет-компании.

Причем, помните, когда случилась история между Россией и Украиной, резкое ухудшение отношений, внезапно Путин начал проводить на российско-украинской границе военные учения, учения войск, но заявил о том, что, секундочку, а учения-то… Весь мир вздрогнул, все подумали, что сейчас наши танки пойдут на Киев, а Путин сказал: «А что вы удивляетесь, мы планировали эти учения чуть ли не три года назад». И быстренько из Министерства обороны нашлись соответствующие бумажки, и мы теперь не знаем, действительно они были тогда кем-то прозорливо написаны, три года назад, или же просто-напросто их задним числом подмахнули.

Так вот, то, что касается этого закона, можно быть уверенным. Если нам в 2016 году надо будет замочить американский Интернет-бизнес на своей территории, мы будем говорить, что делаем это на основании распоряжений, принятых несколько лет назад. Если же что-то потеплеет, то мы это спустим на тормозах, и в этом плане, на мой взгляд, данный закон – это прямой ремейк так называемого закона Димы Яковлева, по которому запретили иностранцам, американцам усыновлять, принимать в свои семьи российских детей. От этого лучше не стало никому, кроме нескольких депутатов. Что-то подлобное случится, если данный закон действительно вступит в силу и начнет работать.

ПЕРЕСЕДОВ: И напоследок. Не могу не обратить ваше внимание на то, что в широкий прокат сейчас вышел новый фильм американско-британского, точнее, британско-американского кинорежиссера Терри Гиллиама «Теорема Зеро». Фильм, честно скажу, я пока еще не видел, более того, намереваюсь его посмотреть сразу после того, как наша программа закончится, но даже хотя мне и не удалось его посмотреть, я абсолютно уверен, что фильм этот заслуживает того времени, которое будет потрачено на его просмотр. А почему? А потому что Терри Гиллиам – один из… Опять-таки, сложно говорить – один из немногих кинематографических гениев, потому что мы живем сейчас в эпоху прямо-таки фееричного расцвета кинематографа, но один из гениев, который объединяет в себе высокую культуру старой доброй Англии, ярчайший психоделический, сюрреалистический, босховский видеоряд, прямо-таки визуальную фантасмагорию, с утонченным философским подтекстом, и все это очень часто у него падает прямо-таки на великолепно, по-голливудски закрученный сюжет. Все это вы, конечно же, знаете, если так же, как и я, являетесь поклонником творчества Терри Гиллиама. Но что вам нужно учесть и на что обратить внимание.

В своей картине «Теорема Зеро» Гиллиам возвращается к своей ранней стилистике, которую мы видели, в первую очередь, разумеется, в его картине «Бразилия» и также в его культовом фильме с Брюсом Уиллисом «12 обезьян». Это снова какой-то такой футуристический киберпанк, это снова мир, наполненный людьми-функциями, это снова мир, в котором человечное и светлое, и душевное, и поэтическое вынуждено прорываться через тонны фальши и такого механистического быта, на него упавшего сверху.

Можно было бы назвать это ремейком «Бразилии», если бы мы не видели в этом фильме прекрасных современных актеров. Мы можем посмотреть на современных актеров – Мэтта Дэймона, Дэвида Тьюлиса и, в первую очередь, Кристофа Вальца. Кристоф Вальц – это человек, который гениально сыграл самого злого фашиста в картине «Бесславные ублюдки» Квентина Тарантино.

Так вот, весь этот потрясающий винегрет можно увидеть сейчас на экранах. И я не поленился найти человека, который уже сейчас, незадолго до премьеры, посмотрел эту картину благодаря свои возможностям. И я надеюсь, что он в двух словах нам о ней расскажет, настолько ли она прекрасна, как показалось мне после просмотра трейлера.

Итак, с нами на связи Валерий Пичейкин, драматург.

Валерий, скажите пожалуйста, действительно ли фильм Гиллиама настолько прекрасен, как это может показаться из трейлера?

ПИЧЕЙКИН: Нет, он, к сожалению, не так прекрасен, как то, что он делал раньше, потому что если прийти на его картину в первый раз, то можно как-то похвалить его за остроумие, но если видеть то, что он делал раньше, то можно понять печальную вещь, что он стареет. Это, конечно, грустно.

ПЕРЕСЕДОВ: О, господи, нет. Валерий, я не верю, не верю. Вы хотите сказать, что Гиллиам, как Бартон, в какой-то момент начал снимать одно и то же угрюмое кино с Джонни Деппом в разных декорациях? Стареющий Гиллиам сделал ремейк самого себя, и все?

ПИЧЕЙКИН: Понимаете, он взял самую сложную тему, которая только может быть. До него в истории за нее брался товарищ по имени Будда и показал, что рассуждать о ней можно, наверное, в рамках философии, но в рамках художественного произведения это очень трудно, и Гиллиаму это, увы, не удалось.

ПЕРЕСЕДОВ: А что за тема-то, какая это тема?

ПИЧЕЙКИН: Отсутствие, пустота, шуньята, как это в буддизме называется. Понимаете, говорить об этом так серьезно, в духе полного метра, с биографией, с героем, с событиями, это очень сложно и напрасно. С этой темой можно только дурачиться, что он раньше делал, в составе «Monty Python».

ПЕРЕСЕДОВ: Математические аллюзии в кинематографе встречаются, не сказать, что очень часто, но с заведомой регулярностью, скажем так, но после просмотра трейлера и после знакомства с общей сюжетной фабулой, там, где герой пытается разгадать теорему, основой которой является ноль, я, в первую очередь, подумал, разумеется, о картине «Пи» Даррена Аронофски, где главный герой-математик занимается примерно тем же, но пытаясь найти число, являющееся основанием мироздания. Насколько действительно Гиллиам цитирует то, что было до него, и насколько ему удается?

ПИЧЕЙКИН: Честно скажу, я не видел фильм Аронофски. Думаю, что Гиллиам, прежде всего, цитирует самого себя. Он сейчас находится в таком состоянии, когда он сам на себя оказывает гораздо больше влияния, чем кто бы то ни было. Я же говорю, это есть самая…

ПЕРЕСЕДОВ: Валерий, извините, нас слушают молодые слушатели, которые не видели «Бразилии», не видели «12 обезьян», видели только «Братьев Гримм» каких-нибудь.

Прекрасная рецензия, с нами на связи был Валерий Пичейкин, драматург. Итак, если вы хотите увидеть то, что никогда не покажут в российских новостях, и задуматься о том, о чем никогда не порекомендуют вам задуматься на страницах российской блогосферы, берите в охапку своих не менее юных друзей, таких же, как и вы, или же своих детей и ступайте смотреть художественный фильм «Теорема Зеро» от Терри Гиллиама.

С вами был Илья Переседов, это программа «Итоги недели». Услышимся через неделю, пока.

Источник: http://finam.fm/archive-view/10633/

 

 

 

 

Categories
Илья Переседов

Добавить комментарий