Скандальное известие из Санкт-Петербурга: полиция выловила из реки Мойки Олега Соколова — профессора истории 63-х лет, в рюкзаке которого лежали отрубленные женские руки. Позже в квартире профессора было найдено обезглавленное тело бывшей студентки и по совместительству любовницы — Анастасия Ещенко (24 года). Профессор сознался в убийстве.

Эта новость выглядит абсолютно бредовой и абсурдной. Но она ещё страшнее, так как в ней есть чудовищная логика. Дело в том, что река Мойка впадает в Большую Неву и у неё достаточно сильное течение. Так что профессор не съехал с катушек, он просто пытался избавиться от трупа.

Мне это ясно потому, что в начале 2000-х, когда я жил в Питере, то общался с одним писателем, который сдавал комнаты в своей квартире разным маргиналам. Один из них был опустившийся бандюган. Этот бандюган в пьяном угаре любил вспоминать, скольких жмуриков они с сотоварищами пустили под лёд Мойки в лихие 90-е, отправив в плаванье в Финский залив.

Такая вот заурядная питерская история.

Вообще, положа руку на сердце, меня периодически забавляет то, с каким оптимизмом многие москвичи воспринимают Петербург. Вроде как это рай на Земле, культурная столица, пространство интеллектуальной свободы и всё такое прочее. Всё так и есть. Но кроме этого у Питера есть второе измерение: чёрная, бездонная, живая и разрушительная хтонь.

Она мб не бросается в глаза сразу после приезда, но так или иначе проявляет себя в жизни каждого горожанина. Или в его смерти.

В общем, я просто хотел сказать, что словосочетания «Петербург Достоевского», «чёрный пёс Петербург» и всё такое прочее не на пустом месте возникли. Так что не стоит недооценивать опасность Питера и людей, которые прожили там достаточно долго.